Вернуться   Форум "Морская волна" > Водный > Мореплаватели и флотоводцы

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 27.02.2010, 00:59   #1
afedotov
Sailor
Аватар для afedotov
Матрос I класса

3-я должностная категория

 
Пол: Мужчина
В команде с 04.12.2014
Регистрация под № 3009
Родина: Тольятти
Страна проживания:
Адрес: Югорск ХМАО-Югра
Авто: Дастер
Сообщений: 28
Вес репутации: 6
Любимый тип судна:
Сказал(а) спасибо: 3
Поблагодарили 9 раз(а) в 7 сообщениях
afedotov Репутация: Обычный моряк; 10%afedotov Репутация: Обычный моряк, 10%afedotov Репутация: Обычный моряк, 10%
По умолчанию

Дмитрий Николаевич Сенявин


Дмитрий Николаевич Сенявин (1763–1831) — русский флотоводец, адмирал. Родился 6 (17 августа) 1763 в деревне Комлево Боровского уезда Калужской губернии. Принадлежит к дворянскому роду Сенявиных, чья судьба была тесно связана с историей русского флота с самого момента его основания. Отец, вице-адмирал Н. ?. Сенявин, в 1773–1775 занимал должность военного губернатора Кронштадтского порта.

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

В 1738 году после смерти отца( Наума Акимовича Синявина) Алексею Синявину было 16 лет он учился в Петербурге в Морской школе. По окончании ему было присвоено звание мичман. Он был направлен в Днепровскую экспедицию на строительство новых кораблей на Днепре.В 1940 году мичман Алексей Синявин был направлен с Днепра на Балтийский флот.В ноябре 1741 года происходит очередной дворцовый переворот, в ходе которого был свергнут император ?оанн Антонович и его родители, а на престол возведена дочь Петра Великого 31 летняя Елизавета Петровна. Она до этого расположила к себе офицеров и солдат Преображенского полка которых называла «дети мои». Дочь Петра превратилась в символ национальной идеи скинуть засилье «немцев».
Мичман Алексей Наумович Синявин полностью поддержал вступление на престол Елизаветы Петровны и в декабре принял присягу и произведён в лейтенанты.
В августе 1745 года состоялось бракосочетание княжны Екатерины Алексеевны с великим князем Петром Фёдоровичем. В этом же году Царица Елизавета предприняла поездку в Ревель, где перед ней маневрировал Ревельская эскадра. Старший брат Алексея Синявина 25 летний лейтенант Сергей Наумович Синявин был на яхте «Вирцоу», а 23 летний лейтенант Алексей Наумович Синявин на яхте «Елизавета». 12 августа эти яхты вошли в Неву. На них подняли брейд-вымпелы и снявшись с якоря переменили место и встали против Зимнего дворца. За ними пришли 24 галеры и пройдя дворец так же встали на якоря. 21 августа со всех судов производился салют из всех пушек. Во время шествия Елизаветы Петровны (по случаю бракосочетания) на реи были выставлены все матросы, которые кричали «виват» 11 раз, били на барабанах и играли на трубах.
После торжеств в морской коллегии слушали доклад генерал-экипажмейстера «что сделанный мундир на капитана Римскаго-Корсакова, да на советника князя Волконского и на лейтенантов Синявиных всем остальным офицерам флота делать по тому образцу, позумент с городками класть по борту одной стороны мундира».
В 1751 году послепроведения реформы, при которой всех морских офицеров аттестовали по ранжиру ?вану ?вановичу Сенявину присвоили звание капитан 3 ранга. Алексею Наумовичу Синявину соответственно звание капитан-лейтенант вместе с Томасом Макензи, Александром Берингом и другими.
afedotov вне форума   Ответить с цитированием
>
Старый 27.02.2010, 01:00   #2
Flibustier
Developers Team
Аватар для Flibustier
Adventurer
Старший помощник
капитана

8-я должностная категория

 
Пол: Мужчина
В команде с 23.02.2010
Регистрация под № 4
Страна проживания:
Адрес: Ростов-на-Дону
Сообщений: 1,138
Вес репутации: 12
Сказал(а) спасибо: 335
Поблагодарили 218 раз(а) в 125 сообщениях

Награды пользователя:

Flibustier Репутация: Честный капитан; 47%Flibustier Репутация: Честный капитан, 47%Flibustier Репутация: Честный капитан, 47%
По умолчанию

Путеводитель:
Flibustier вне форума   Ответить с цитированием
>
Старый 28.02.2010, 16:59   #3
EVa
Moderator
Аватар для EVa
Старший помощник
капитана

8-я должностная категория

 
Пол: Женщина
В команде с 23.02.2010
Регистрация под № 2
Родина: Днепропетровск
Страна проживания:
Сообщений: 1,490
Вес репутации: 12
Любимый тип судна:
Сказал(а) спасибо: 451
Поблагодарили 449 раз(а) в 259 сообщениях

Награды пользователя:

EVa Репутация: Честный капитан; 93%EVa Репутация: Честный капитан, 93%EVa Репутация: Честный капитан, 93%
По умолчанию

Биография

Д. Н. Сенявин происходил из семьи, славной военными и морскими традициями со времен Петра Великого. Однако его слава, полученная в боевых действиях на Чёрном и Средиземном морях, оказалась ещё выше.

Дмитрий Сенявин родился 6 августа 1763 года в селе Комлево Боровского уезда Калужской губернии. В феврале 1773 года десятилетнего мальчика определили при помощи А. Н. Сенявина в Морской шляхетный кадетский корпус. Первые три года кадет мало утруждал себя занятиями, однако наставления дяди-флотоводца и старшего брата, уже офицера, заставили подростка взяться за ум. В 1777 году Сенявина произвели в гардемарины. Следующим летом он впервые ходил в плавание от Кронштадта в Ревель и обратно, в 1779 году в эскадре контр-адмирала Хметевского на корабле "Преслава" выходил для защиты нейтрального судоходства. 1 мая 1780 года выпускник корпуса мичман Сенявин на корабле "Князь Владимир" отправился с эскадрой в Атлантику для охраны судоходства; по результатам 2-летнего плавания командование отметило его "отличное радение в службе". После возвращения домой в 1782 году подающего надежды офицера назначили на средиземноморскую эскадру, но перед выходом вместе с 15 другими мичманами откомандировали на Азовскую флотилию.

Сенявин служил на корабле "Хотин", на новом фрегате "Крым". В апреле 1783 года фрегат перешёл в Ахтиарскую бухту, где был основан Севастополь. Смышлёный Дмитрий Сенявин состоял флаг-офицером и адъютантом командира Севастопольского порта контр-адмирала Макензи, а после его смерти в 1786 году — М. ?. Войновича. Летом ежегодно он ходил в море, зимой участвовал в строительстве Севастопольского порта, прошёл хорошую строевую и административную школу.

В 1786 году офицера назначили командиром пакетбота "Карабут", доставлявшего в Константинополь дипломатическую почту для российского посла в Турции. Положение командира специального судна связывало его с князем Г. А. Потёмкиным, который летом 1788 года включил опытного моряка в свою свиту, сделав офицером по особым поручениям. Молодой офицер приобрёл достаточный опыт, чтобы готовить инструкции для моряков эскадры, но усиленно продолжал пополнять знания. Сенявин хорошо проявил себя в шторм, который рассеял вышедшую из Севастополя в сентябре 1787 года эскадру. В сражении при Фидониси моряк состоял при Войновиче, и контр-адмирал отмечал храбрость, неустрашимость и расторопность своего флаг-капитана. Кроме командиров кораблей Войнович представил к награде лишь его. Для Сенявина сражение явилось школой управления эскадрой. Потёмкин направил капитан-лейтенанта к царице с известием о победе над турецким флотом. Екатерина II "за весть радостную и жданную" наградила моряка золотой табакеркой, осыпанной бриллиантами и наполненной червонцами.

После возвращения Потёмкин назначил Сенявина своим генеральс-адъютантом. Моряк получил чин капитана 2-го ранга. На берегу он долго не засиделся. Осенью, командуя кораблем "Полоцк" и отрядом вооружённых судов, Сенявин уничтожил у берегов Анатолии 11 турецких транспортов, нападал на турецкие порты, сжёг склад на берегу, взял пленных, за что получил орден Святого Георгия 4-й степени.

В марте 1790 года Д. Н. Сенявина назначили командиром корабля "Навархия Вознесение Господне"; в сражении при Калиакрии он, по мнению Ф. Ф. Ушакова, "оказал храбрость и мужество".

Сенявин по молодости лет считал, что Ушаков слишком осторожен, и мысли эти высказывал в обществе. Контр-адмирал терпел, пока капитан 2-го ранга не нарушил приказ, направив на новые корабли необученных матросов. Потёмкин сурово наказал Сенявина, лишил его звания генеральс-адъютанта, командования кораблём и отправил под арест, угрожая разжаловать в матросы. Только по просьбе Ушакова Сенявина вернули в строй. Потёмкин, узнав о примирении двух моряков, писал Ушакову: "Фёдор Фёдорович! Ты хорошо поступил, простив Сенявина: он будет со временем отличный адмирал и даже, может быть, превзойдёт самого тебя!"

[cut= Читать далее]На следующий год Сенявин — командир корабля "Святой Александр Невский". Четыре кампании он крейсерствовал в Чёрном море. В январе 1796 года Дмитрия Николаевича произвели в капитаны 1-го ранга и дали "под команду" 74-пушечный корабль "Святой Пётр". Сенявин в составе эскадры Ф. Ф. Ушакова отправился на Средиземное море и участвовал во всех боевых действиях в Архипелаге. За взятие крепости Святой Мавры он получил орден Святой Анны 2-й степени. "Святой Пётр" обстреливал одну из батарей острова Видо при взятии Корфу. После возвращения эскадры на Родину Сенявин в 1800 году был произведён в капитаны генерал-майорского ранга и возглавлял Херсонское адмиралтейство и порт, затем получил чин контр-адмирала и был переведён главным командиром порта в Севастополь.

В 1804 году Сенявина отозвали на Балтику и назначили командиром Ревельского порта. Контр-адмирал за отведённый ему небольшой срок организовал ремонт маяков, помещений некоторых мастерских. В 1805 году комиссия, обследовавшая порт, отметила значительное улучшение содержания казенных сооружений и запущенное состояние дома самого командира порта.

С началом войны против Франции осенью 1805 года Сенявин во главе эскадры отправился на защиту ?онических островов, прибыл на Корфу 18 января 1806 года и стал главнокомандующим всеми русскими силами в Средиземном море. Вице-адмирал активными действиями против французов помешал им захватить Бокка-ди-Катарро и ?онические острова.

После начала русско-турецкой войны вступили в боевые действия и русские силы на Средиземном море. По стратегическому плану Сенявину предстояло вместе с английской эскадрой Дакуорта прорваться к Константинополю через Дарданеллы, тогда как Черноморский флот должен был атаковать Босфор. Высаженными десантами следовало занять турецкую столицу. Однако планы эти так и не удалось осуществить. Черноморский флот оказался не готов к высадке десанта в Босфоре. Дакуорт с эскадрой, не дожидаясь Сенявина, прошёл через Дарданеллы к Принцевым островам в 8 милях от Константинополя и потребовал сдать флот, морские запасы и проливы англичанам. Но пока он вёл переговоры, турки установили батареи на берегах пролива. Англичане 17 февраля вырвались в Средиземное море с повреждёнными кораблями и потерями.

Получив известие о начале войны с Турцией 30 января, 10 февраля Сенявин уже отправился к устью Дарданелл с 10 линейными кораблями. Остальные силы он оставил для обороны Которской области и ?онических островов. Прибыв в Эгейское море, флагман предложил провести новую атаку Дарданелл. Однако Дакуорт отказался от совместных предприятий с Сенявиным. Он рекомендовал вице-адмиралу блокировать Дарданеллы, заняв остров Тенедос вблизи устья пролива. Сам Дакуорт отправился к берегам Египта. Англичане рассчитывали, что русские моряки не выпустят турецкий флот, а они смогут тем временем спокойно овладеть Александрией.

Совет, собранный Сенявиным, решил приступить к ближней блокаде Дарданелл. 10 марта русские моряки взяли Тенедос у самого пролива. Вице-адмирал сам участвовал в десанте. Остров стал базой русских действий. С моря его прикрывала эскадра, высылавшая по два-три корабля к устью Дарданелл.

После взятия Тенедоса, чтобы разделить турецкие силы, Сенявин посылал отдельные отряды в набеги на турецкие порты. Флагман рассчитывал демонстративным ослаблением сил выманить турецкую эскадру и нанести ей удар. 7 мая турецкие корабли, наконец, вышли из пролива, чтобы вернуть Тенедос и ликвидировать блокаду, нарушавшую снабжение Константинополя продовольствием. Узнав о появлении турок, Сенявин выступил с главными силами к ?мбросу, оставив гарнизону задачу удерживать остров против неприятельской атаки. 8 мая турки пытались высадиться на остров, но дважды были сброшены в море.

?з-за штиля и встречных ветров обогнуть ?мброс, чтобы отрезать турецкий флот от Дарданелл, Сенявину не удалось. 10 мая для помощи изнемогавшему в борьбе с турками гарнизону Тенедоса Сенявин привёл эскадру к острову. Турецкий флот был неподалёку, но Сеид-Али не намеревался атаковать, хотя и был на ветре. Когда около 13 часов направление ветра стало благоприятно русским, Сенявин приказал приготовиться к бою. Он заранее выделил резерв, поручив его командиру по сигналу или собственной инициативе действовать там, где это окажется удобно. После 18 часов русская эскадра, пользуясь засвежевшим ветром, преследовала турок, пытавшихся скрыться в Дарданеллы. Бой длился около двух часов, до темноты. Турецкие береговые батареи обстреливали перемешавшиеся корабли, поражая и своих. Русская эскадра так приблизилась к побережью, что попала даже под ружейный огонь.

Дарданелльское сражение и русские, и их противники считали поражением турок. Часть их кораблей была выведена из строя, значительные потери понесли экипажи. Наибольшие повреждения русские корабли получили от береговой артиллерии. Но все они были отремонтированы за один-два дня, тогда как туркам потребовался месяц.

?з-за блокады в Константинополе недоставало провизии. 17 мая султана Селима свергли с престола. Но война не прекратилась. Порта отказалась принять мирные предложения России. Утром 10 июня из Дарданелл вышли и стали на якорь 8 кораблей, 5 фрегатов, 2 корвета, 2 брига; за 3 дня к ним присоединились еще 2 корабля, фрегат и шлюп. Капудан-паше было приказано во что бы то ни стало деблокировать пролив и взять Тенедос. Зная от патрульных судов о передвижениях турок, Сенявин с эскадрой направился к ?мбросу, чтобы обогнуть остров, выиграть ветер и отрезать противника от Дарданелл и береговых батарей при устье пролива. Замысел его удался. Капудан-паша Сеид-Али узнал 15 июня, что у Тенедоса остались только лёгкие российские суда, и направился к острову. 16 июня турки высадили сильный отряд; гарнизон острова, составлявший всего 600 человек, решительно оборонялся в ожидании подкреплений и дважды отбивал штурмы.

?з-за неблагоприятных ветров эскадра Сенявина лишь 17 июня обогнула ?мброс и обнаружила, что турецкий флот расположился в проливе между Тенедосом и Анатолийским берегом, обеспечивая переброску войск на остров. Когда русские корабли начали приближаться, турки снялись с якорей и стали уходить. Сенявин подошёл к Тенедосу. Пока лёгкие суда истребляли неприятельские десантные и транспортные суда, с кораблей Сенявина переправили на берег припасы, необходимые гарнизону крепости. Оставив для защиты острова "Венус", "Шпицберген" и два корсарских судна, вице-адмирал с 10 кораблями 18 июня отправился за неприятельским флотом. Однако в течение дня не удалось найти неприятеля. Утром 19 июня турок обнаружили у южной оконечности Лемноса. Сеид-Али располагал 10 кораблями (один из которых стоял у острова Тасос), 6 фрегатами и несколькими легкими судами примерно с 1200 пушками против 754 орудий 10 русских кораблей. Основной проблемой для русских был недостаток снарядов, и Сенявину пришлось приказать вести бой на короткой дистанции. Тем не менее флагман решил дать неприятелю решительное сражение и тем побудить правительство султана к миру. Чтобы вывести из строя флагманские корабли неприятеля, Сенявин выделил против каждого по 2 линейных корабля. Остальные силы под командованием Грейга и самого вице-адмирала составили подвижные отряды, которым предстояло "или усилить атакующих, или напасть на неприятельские корабли, где более видна будет в сем надобность".

В Афонском сражении турецкая линия была расстроена, повреждённые флагманские корабли отходили к мысу Афон. Русские корабли также получили значительные повреждения, но продолжали баталию. Когда турецкий арьергард попытался поддержать центр, Сенявин на "Твёрдом" задержал неприятеля. Русские моряки взяли корабль "Сед-эль-Бахри". Отставшие корабль и фрегаты были обнаружены утром 20 июня. Турки, видя погоню, свезли на берег экипажи посаженных на мель судов и взорвали их. Затем Сенявин поторопился к Тенедосу. Эскадра прибыла вовремя: силы защитников иссякали. 25 июня русские корабли окружили остров и заставили турок его покинуть.

Потери русской эскадры (77 убитых, 181 раненый) были сравнительно невелики. Флот султана лишился 4 кораблей, 4 фрегатов и корвета. Он надолго перестал существовать как боевая сила.

После Афонского сражения Сенявин установил тесное взаимодействие с английской эскадрой. Но 12 августа он получил известие о Тильзитском мире. 14 августа русский и английский флоты разошлись, ибо оказывались в разных лагерях. 28 августа вице-адмирал получил указ Александра I оставить Архипелаг, передать ?онические острова и другие русские опорные пункты на Средиземном море французам и вести корабли к своим портам. 25 августа был оставлен Тенедос. Сенявин направился к Корфу, где уже хозяйничали французы. Оттуда он намеревался вести эскадру в Россию без остановки. Но сильный встречный ветер, перешедший в шторм, заставил 30 октября зайти в Лиссабон. Здесь эскадра была заблокирована английским флотом. 24 августа 1808 года Сенявин сдал англичанам на хранение корабли, а 5 августа 1809 года экипажи на транспортах были отправлены в Россию.

Самовольно принятое решение вызвало гнев Александра I, и вице-адмирал оказался в опале. Три года он исполнял свою прежнюю должность командира Ревельской эскадры.

2 мая 1811 года Сенявина назначили вновь командиром Ревельского порта. Летом 1812 года он занимался подготовкой канонерских лодок, обеспечивал переброску корпуса Штейнгеля из Финляндии. Недовольный спокойной деятельностью, он 28 июня 1812 года обратился к царю с предложением сформировать из мужиков калужского имения отряд и вступить в Московское ополчение, однако получил ответ, что занимаемый им ныне пост также нужен. В 1813 году Сенявин подал в отставку.

В 1821 году греки подняли восстание против турецкого гнета. Желая использовать многочисленные суда, греки направили в Петербург письмо с просьбой направить для командования флотом Д. Н. Сенявина, хорошо известного на Средиземном море. Но в просьбе было отказано. Александр I избегал шагов, которые можно было воспринять как поддержку революции.

Только в 1825 году, когда на престол взошел Николай I, вспомнили о заслугах Дмитрия Николаевича перед Отечеством. Царь предложил моряку вернуться на службу и даже назначил его своим генерал-адъютантом, наградил орденом Святого Александра Невского и выдал пособие в 36000 рублей. В декабре 1825 года император создал Комитет образования флота под председательством О. фон Моллера; в состав комитета среди других известных моряков вошёл и Сенявин. В августе 1826 года Николай I приказал моряку присутствовать во втором департаменте Сената, с декабря назначил сенатором.

В августе 1826 года Сенявина произвели в адмиралы. Он доставил на Средиземное море эскадру Л. П. Гейдена, которая отличилась в Наваринском сражении. За победу при Наварине адмирал получил алмазные знаки ордена Святого Александра Невского. В 1828 году Сенявин с эскадрой провожал до Зунда эскадру Рикорда, которая также направлялась на Средиземное море.

В 1830 году Сенявин долго болел и вынужден был уйти в отставку. Скончался он 5 апреля 1831 года. Адмирал просил похоронить его скромно, но император организовал торжественное погребение Д.Н. Сенявина в Духовской церкви Александро-Невской лавры и лично командовал выделенными войсками. На дубовой плите было написано: "Дмитрий Николаевич Сенявин, генерал-адъютант и адмирал, род. 6 августа 1763 года, умер 5 апреля 1831 года".
[/cut]

top-admirals.info
EVa вне форума   Ответить с цитированием
>
Старый 22.01.2019, 10:51   #4
afedotov
Sailor
Аватар для afedotov
Матрос I класса

3-я должностная категория

 
Пол: Мужчина
В команде с 04.12.2014
Регистрация под № 3009
Родина: Тольятти
Страна проживания:
Адрес: Югорск ХМАО-Югра
Авто: Дастер
Сообщений: 28
Вес репутации: 6
Любимый тип судна:
Сказал(а) спасибо: 3
Поблагодарили 9 раз(а) в 7 сообщениях
afedotov Репутация: Обычный моряк; 10%afedotov Репутация: Обычный моряк, 10%afedotov Репутация: Обычный моряк, 10%
По умолчанию

В первый же год службы 1780 Дмитрий Сенявин совершил плавание из Кронштадта в Португалию, в Лиссабон.
Вот как об этом походе вспоминал тогда мичман Дмитрий Николаевич Сенявин: «В этом лете три наших эскадры вышли из Кронштадта. Одна- пять кораблей и один фрегат- до Англии; другая- семь кораблей и один фрегат- в Средиземное море и зимовала в Ливорно; третья-пять кораблей и один фрегат-до Португалии и зимовала в Лиссабоне. Тут и я находился на корабле «Князь Владимир». В Кронштадт возвратились на другой год.
В Лиссабон пришли мы скоро и тут расположились на зимовку. У нас на корабле капитан был князь Леонтий Никитич Шаховской, а эскадрой командовал бригадир Никифор Львович Палибин. В наше время мы, молодые, скоро и хорошо росли, но не скоро старились. До двадцати лет называли нас: «ребенок», «молокосос». Старики наши как будто нарочно более заботились о здоровье нашем, чем изнурять оное различными науками. Я был тогда на восемнадцатом году и резв до беспамятства. Случилось капитану моему послать меня к бригадиру просить позволения 6 офицерам съездить в Цинтру. Я приехал на флагманский корабль. Тотчас меня окружили мичмана. Сперва, как водится, поздоровались, а потом принялись, по обыкновению, болтать всякие глупости, хохотать. Я тороплюсь к бригадиру- меня не пускают. Я к каюте, меня держат за полы. Наконец я растолкал, вырвался, подбежал к каюте и только занес ногу за порог, как мичман Лызлов, отличный мой приятель, так искуссно подставил мне ножку, что я упал и чуть нос себе не разбил. Бригадир играл в карты, сидя спиной к двери. «Болван! Ты никогда порядочно не войдешь. Только и дело за тобой, что беситься». Я подошел, поклонился и начал говорить: «Князь свидетельствует свое почтение Вашему Высокородию и просит позволения…и вдруг я позабыл, о чем». Никифор Львович погодя немного спросил: «Ну, о чем же»? Я молчу и только краснею. «Ну, дурак, поди вон. Вспомни и приди»! Я вышел на шханцы. Мичмана меня опять обступили, хохочут. А мне не до того. Решаюсь возвращаться на корабль и хоть с большим стыдом да переспросить капитана. Как вдруг вспомнил, обрадовался и иду докладывать. «Хорошо, ответил бригадир, офицеров отпустить. А ты, друг мой, знаешь ли то, что я могу тебя розгами сечь. Отец твой и дядя дали мне на то полную доверенность и, если ты не перестанешь беситься- я тебя отдеру на обе корки. Ступай и помни»! Бригадир наш был настоящий русский господин, свободного времени не тратил напрасно- любил повеселиться. А как кто любит что, -тот обыкновенно желает, чтобы и все любили то. ? мы все на эскадре были свободны, весело и время провели, -не видали, как прошло. Два дня в неделю были в городе ассамблеи, которые составляли все иностранные министры, консула, богатейшие негоцианты и вельможи португальские. Один день имел консул голландский Гильдемейстер. Два дня было собрание у Стеца, а остальные два- бригадир имел у себя на корабле. В этих собраниях были всякий раз две сестры англичанки, по фамилии Плиус. Меньшая называлась Нанси. Ей было около 15 лет Мы один другому очень нравились, я всегда просил ее танцевать, она ни с кем почти не танцевала, кроме как со мною. К столу идти-я к ней подхожу или она ко мне подбежит, и всегда вместе. Мы так свыклись, что в последний раз на прощание очень, очень скучали и чуть ли не плакали. Капитан мой, князь Шаховской, был лет под пятьдесят, весьма кроткого нрава, так что за всю кампанию, то есть около полутора года, никто не слыхал громкого или гневного его приказания. Время проводил он каждый день одинаково. Поутру вставал в шесть часов, пил две чашки чаю, а третью с прибавлением рома и лимона (что называлось тогда «адвокат»), потом, причесавши голову и завивши длинную косу, надевал колпак, на шею навязывал розовый платок, потом надевал форменный белый сюртук и всегда в туфлях, вышитых золотом, торжковой работы. В восемь утра выходил в этом наряде на шханцы и очень скоро возвращался в каюту. В десять часов всегда был на молитве, после полудня обедал, а после обеда раздевался до рубашки и ложился спать. Чтобы скорее и приятнее заснуть, старики имели привычку-заставляли искать себе в голове или рассказывать сказки. Вот и князь наш после обеда искался в голове, а ввечеру сказывали ему сказки. Соснувши час, другой, а иногда и третий, вставал, одевался снова точно так, как был одет поутру, только наместо сюртука надевал белый байковый халат с подпояскою, пил кофе, потом чай таким же манером, как и поутру. Около шести пополдни приходил в кают-компанию, садился за стол и закладывал банк в рубль медных денег. Тут мы, мичмана, пустимся рвать. Если один банк не устоит, -князь делает другой и третий, а потом оставляет играть. А когда выигрывает, то играет до девяти, потом уходит к себе ужинать и в десять ложится спать»
.

Последний раз редактировалось afedotov; 22.01.2019 в 10:54. Причина: ошибки
afedotov вне форума   Ответить с цитированием
>
Старый 12.10.2019, 18:52   #5
afedotov
Sailor
Аватар для afedotov
Матрос I класса

3-я должностная категория

 
Пол: Мужчина
В команде с 04.12.2014
Регистрация под № 3009
Родина: Тольятти
Страна проживания:
Адрес: Югорск ХМАО-Югра
Авто: Дастер
Сообщений: 28
Вес репутации: 6
Любимый тип судна:
Сказал(а) спасибо: 3
Поблагодарили 9 раз(а) в 7 сообщениях
afedotov Репутация: Обычный моряк; 10%afedotov Репутация: Обычный моряк, 10%afedotov Репутация: Обычный моряк, 10%
По умолчанию

30 апреля 1878 года Императрица Екатерина прибыла вместе с многочисленной свитой к городу Кременчуг где её ожидал весь город. Именно сюда прибывает лейтенант Дмитрий Сенявин и вот как он вспоминает об этом в своих записках: «…в 1787 году я был произведен в капитан-лейтенанты. Граф Войнович послал меня с важными депешами к Светлейшему. По приезде в Кременчуг тут была уже Императрица. Князь приказал мне отдохнуть, это было под вечер, когда дворянство делало великолепный бал в галерее, нарочно построенной. Я был тогда молод, здоров и, несмотря на то, что два дня проскакал 300 верст верхом по летучей казачьей почте и столько же верст на перекладных, рассудил, что высплюсь обратной дорогой, а теперь лучше останусь во дворце позевать; на бале не мог быть, потому что не было со мною из платья ничего, кроме дорожного».Контр-адмирал Мордвинов докладывал Потемкину, что вся эскадра «состоящая в галерах и ластовых судах, под командою флота капитан-лейтенанта Сакена, из Новых Кайдаков на Херсонский рейд прибыла благополучно».
В составе эскадры было 7 двенадцати баночных галер, 2 кухонных, 2 гофмаршальских, 2 шталмейстерских, 2 госпитальных, 2 галеры для провизии. Все готовы были встречать Императрицу. 15 мая с Херсонской верфи спущены на воду 2 корабля и фрегат. Линейный 80 пушечный корабль «Иосиф II», и линейный 66 пушечный «Св. Владимир», 50 пушечный фрегат «Александр». После будучи уже в Херсоне Императрица «Всемилостивейше пожаловала» новые звания морякам:«…Флота Чернаморскаго Капитаны перваго ранга Николай Мордвинов, и ГрафЪ Марка Войновичь, вЪ КонтрЬ - Адмиралы; Капитаны перваго ранга, Панаіотій Алексіано и Федор Ушаков вЪ Капитаны Бригадирскаго чина; Капитаны втораго ранга, СтепанЪ ВельяшевЪ, Гаврила ГоленкинЪ и ПавелЪ ПустошкинЪ, вЪ Капитаны перваго ранга, счисляя сихЪ послѣднихЪ вЪ настоящемЪ чинѣ сЪ 1 Января нынѣшняго года; корабельный МастерЪ чина Подполковничья, СеменЪ АѳанасьевЪ, вЪ чинЪ Полковничій. Флота КапитанЪ-ЛейтенантЪ, вЪ Капитаны втораго ранга».
Перед Перекопом в верховье реки Каланчак после Каменного моста Императрицу встретили 3500 конных Донских казаков под руководством генерал-порутчика и Атамана Войска Донского Алексея Ивановича Иловайского. Они сопровождали Императрицу до места ночлега, показывая ей свою удаль и различные приемы при движении на конях. При постановке на ночлег донские казаки представили конную атаку «сильный удар на неприятеля».
14 июня Императрица поутру выехала из Бахчисарая и к обеду остановилась в специальном павильоне, построенном для неё на Инкерманских высотах. В начале обеда под звуки музыки, против Екатерины открылось большое пространство бывшее под занавесом и перед всеми открылась перспектива Севастопольского рейда. Море бесконечным щитом облегало роскошную перспективу холмов, между которыми к широкому подножию павильона раскинулся длинный залив и рейд. По всему заливу тянулась линия из 29 русских военных судов. Над главным линейном кораблем поднялся «кейзер-флаг главнокомандующего» и с обоих бортов кораблей раздались множество выстрелов. Дым от канонады расстилался в обе стороны и затянул всю гавань.Из воспоминаний австрийского генерала Нассау-Зигена, который много описал в своих заметках: «Выехав в 9 часов утра, мы прибыли, в полдень, в Инкерман; тут мы нашли хорошенький домик, из окон которого был виден Севастопольский рейд, и на нем военный флот, выстроенный в боевом порядке. Императрица была поражена, увидев полк татар в боевом порядке, а позади его прекрасные военные суда, созданные как бы по волшебству. Вы не можете себе представить, до чего все были изумлены ея красотою и всем, что тут было сделано. На эскадре был поднят штандарт, пожалованный князю Потемкину. Из частных лиц князь третий получил его. В ту минуту, как эскадра салютовала, государыня встала и пила за здоровье австрийского императора Иосифа, сказав: «Надобно выпить за здоровье моего лучшаго друга». Она была как нельзя более довольна видеть свои морския военные силы в этих водах. Когда императрица встала из-за стола, я очутился возле нея и сказал, что я так тронут всем виденным, что я поцеловал бы ей руку, ежели бы я мог на это осмелиться… У пристани была великолепная лестница из тёсаного камня; роскошная терраса вела от нея к дому адмирала, куда мы прибыли вместе с нею». Екатерина говорила Иосифу все время, что обязана всем этим князю Потемкину: «…надеюсь, теперь не скажут, что он ленив», говорила она.
Другой очевидец, который всё это видел был капитан-лейтенант Дмитрий Сенявин, прибывший из Константинополя на почтовом боте. Вот как он вспоминал: «В половине июня Государыня прибыла в Инкерман, тут кушала и скоро потом изволила ехать на катере мимо флота в Севастополь. При вступлении на катер Императрица, милостиво приветствуя людей, сказала: «Здравствуйте, друзья мои». Гребцы разом ответили: «Здравствуйте, Матушка Царица наша». Потом ей угодно было сказать: «Как далеко я ехала, чтобы только увидеть вас!». Тут, загребной матрос Жаров (который был после лучший шхипер во флоте) ответил ей: «От евдакой Матушки Царицы чего не может статься». Государыня, обратясь к графу Войновичу, сказала по-французски, с большим, как показалось, удовольствием: «Какие ораторы твои матросы». Гребцы были подобраны молодец к молодцу, росту не менее десяти вершков, прекрасные лицом. На правой стороне все были блондины, на левой-брюнеты. Одежда их была: оранжевые атласные широкие брюки, шелковые чулки в башмаках, тонкие полотняные рубашки, галстук тафтяной, пышно завязанный, а когда люди гребли, тогда узел галстука с концами был закинут на спину, фуфайка оранжевого тонкого сукна выложена узорами черного шнура, шляпа круглая, с широким галуном с кистями и с султаном страусовых перьев. Катер блестел от позолоты и лака. На флоте люди поставлены были на реях в летних платьях, фуфайках и широких белых брюках, шелковых галстуках, кушаки были разных цветов по кораблям на подобие лент георгиевских и владимирских. На другой день Государыня изволила посетить флот. С нею был австрийский Император Иосиф II. Он обращение имел весьма свободное и очень часто позволял себе говорить итальянские полуматерные термины, которые введены там в такое употребление, что даже первоклассные дамы говорят их без всякого зазрения совести».
afedotov вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Nertis (13.10.2019)
>
Старый 19.11.2019, 20:12   #6
afedotov
Sailor
Аватар для afedotov
Матрос I класса

3-я должностная категория

 
Пол: Мужчина
В команде с 04.12.2014
Регистрация под № 3009
Родина: Тольятти
Страна проживания:
Адрес: Югорск ХМАО-Югра
Авто: Дастер
Сообщений: 28
Вес репутации: 6
Любимый тип судна:
Сказал(а) спасибо: 3
Поблагодарили 9 раз(а) в 7 сообщениях
afedotov Репутация: Обычный моряк; 10%afedotov Репутация: Обычный моряк, 10%afedotov Репутация: Обычный моряк, 10%
По умолчанию

В апреле 1798 года французская эскадра кораблей вошла в Мраморное море и приблизилась к Константинополю. Император Павел приказывает адмиралу Мордвинову вооружить Черноморскую флотилию Ушакова и быть готовой охранять русские земли от Севастополя до Одессы. В этом месяце встаёт вопрос по каким чертежам строить 2 новых корабля в Санкт-Петербургском адмиралтействе. Вице-адмирал Ушаков протестует против строения кораблей по чертежам «Св. Петра» и «Св. Захарий и Елизавета». Адмиралтейств-коллегия приняла доклады от капитанов этих кораблей с положительными отзывами, а Ушаков всё равно настаивает на своём мнении. Капитан 1 ранга Дмитрий Сенявин, командуя кораблем, противостоит вместе с Мордвиновым против домыслов Ушакова и делают новые ходовые испытания «…Ушаков опорочивает опыты кораблям, деланные адмиралом Мордвиновым обще с флагманами и прочими чиновниками, якобы и подписка их на опытах учинена в угодность начальникам». Адмирал Мордвинов принимая вице-адмирала Ушакова у себя в доме «при капитане над портом Пустошкине назвал малым ребенком». Ушаков ещё больше разозлился и психовал, когда при собрании всех офицеров на корабле «Св. Павел» адмирал Мордвинов ещё несколько раз назвал его «ребенком». Фёдор Ушаков так же жаловался на капитана Сенявина, но Мордвинов как главнокомандующий вынес ему выговор « при бывших тут под его вице-адмирала начальством состоящих командиров судов оказал суровость и наградил жестоким выговором и нареканиями, будто бы он вице-адмирал с подкомандующими своими не умеет обходиться и жестоко с ними поступает, и что недостоин выполнить высочайшую волю и повеление». Ушаков после этого «три дня при свидетельствах» исправлял доклады и писал новые письма Императору и Адмиралтейской коллегии. За это промедление с выходом эскадры получил ещё один выговор от Мордвинова «…он целую ночь исправлял сам собою во флотской канцелярии с письмоводцами те письменные дела, чтобы их на другой день по утру оконча отправить, что куда следует».Адмирал Николай Мордвинов 30 апреля провел испытания корабля «Св. Захарий и Елизавета» об его устойчивости на якоре. Все матросы и артиллеристы (606 человек) были на своих закрепленных местах и проводились различные перемещения пушек и экипажа как с балластом (574 пуда) так и без него. Всего было проведено шесть опытов, и все пришли к мнению о годности кораблей, построенных в Херсоне по согласованным чертежам. Все корабли, построенные по этому проекту, показали себя в боевых действиях только с хорошей стороны. Вице-адмирал жаловался на оскорбительные высказывания Николай Семеновича и приписывал «тяжкий гнев главнокомандующего» именно отрицательной экспертизе относительно осмотренных судов.
После всего вице-адмирал Кушелев докладывает Императору «… в дефектах представленных командирами этих кораблей (Сенявиным, Селивачевым)в контору черноморских флотов показано, что имеют все лучшие качества, совершенно крепки, во время волнения покойны, в ходу скоры, руль в действии послушен отменно, да и от соединения палуб неудобств никаких не предвидится…что протесты о неудобности кораблей сих со стороны вице-адмирала Ушакова, последовали неосновательны по каким либо личным ссорам». Вот как Фёдор Ушаков писал позже перед выходом в море в послании Адмиралтейств-коллегии: «...при самом отправлении моем со флотом на море вместо благословения и доброго желания претерпел я бесподобную жестокость и напрасные наичувствительнейшие нарекания, и несправедливость, каковую беспрерывно замечаю в единственное меня утеснение. При таковой крайности не слезы, но кровь из глаз моих стремится. Смерть предпочитаю я легчайшею несоответственному поведению и служению моему бесчестью».
afedotov вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
Nertis (20.11.2019)
>
Ответ

Метки
адмирал, сенявин, флотоводец

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 05:13. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2019, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot


При копировании материалов c сайта "Морская волна", проставляйте активную ссылку на наш ресурс!

Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru

Время генерации страницы 0.25178 секунды с 18 запросами