Вернуться   Форум "Морская волна" > Общение > Наше творчество > Проза

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 19.11.2019, 12:03   #11
Nertis
Chief Moderator
Аватар для Nertis
Казак
Начальник Пароходства

12-я должностная категория

 
Пол: Мужчина
В команде с 27.02.2010
Регистрация под № 9
Родина: СССР
Страна проживания:
Адрес: Владивосток
Сообщений: 4,492
Вес репутации: 18
Любимый тип судна:
Сказал(а) спасибо: 3,014
Поблагодарили 2,977 раз(а) в 1,746 сообщениях

Награды пользователя:

Nertis Репутация: Герой; 29%Nertis Репутация: Герой, 29%Nertis Репутация: Герой, 29%
По умолчанию

Путь в Небесную Гавань


После затхлых и смердящих смертью залов Корваньюнда, свежий воздух долины Вайтрана, словно сама жизнь, накатила на троицу измождённых людей, вышедших из мира мёртвых в мир живых.

— Клянусь бородой Исграмора! Эти выродки меня заставили понервничать! — Эйла забросила лук в налучье, и с неудовольствием пересчитав оставшиеся стрелы в колчане, поправила ремни своего снаряжения.

— Если бы не Довакин, не его огонь, мы бы не прорвались, — переводя дыхание, вымолвила Садия.

Обе девушки позволили себе только бегло осмотреться вокруг, дабы убедиться, что опасности нет, и чуть дольше обратили внимание на себя, приведя в порядок оружие, и разного рода мелочи в своём внешнем виде. Затем, всё их внимание сконцентрировалось на Довакине, они неотрывно ловили его взгляд, словно желая найти там ответы на сотни вопросов касающихся их дальнейшей судьбы.

— Нам нужно найти Небесную Гавань, — словно ни к кому не обращаясь, а так, разговаривая сам с собой, произнёс Довакин. — Йорлунд объяснил мне, где она, это по дороге в Маркарт, но, это земли изгоев, и нам там будут не рады. Однако, после Корваньюнда, я бы предпочёл немного отдохнуть перед походом. Садия, мы можем рассчитывать на бесплатное угощение в "Гарцующей Кобыле"?

Садия томно закатив глаза к небу, только покачала головой:
— Ах, Довакин. Ты испытываешь моё терпение? Да после всего, что ты для меня сделал, я буду угощать тебя там всю жизнь.

— А меня? — Усмешка Эйлы предполагала, что этот вопрос был этаким, пробным выстрелом, с предсказуемым результатом.

— И тебя, сестрёнка, — Садия шагнула к Эйле и крепко обняла её, — ты теперь для меня как сестра.


В "Гарцующей Кобыле" шла пьянка. Подвыпивший бард пытался ухлестывать за каждой юбкой, даже хозяйку заведения Хульгу, и то, попытался погладить пониже спины, за что тут же получил полотенцем по морде. Но, он не унывал, его это казалось, даже подзадорило. Вот если бы в этот вечер сюда заглянула Карлота Валентия, торговка с рыночной площади. Или Изольда, помышляющая заняться торговлей с каджитскими караванами и по этому частенько заглядывающая посекретничать с Хульгой, вот тогда здесь была бы драма в трёх действиях, последнее из которых, было выносом бесчувственного тела барда на улицу. При чём, руку к успокоению похотливого барда, как правило, прилагала мрачная и грубоватая Утгерт Несломленная. Серьёзная дама, из той категории воительниц Скайрима, которые говорят, что если кто-то хочет узнать настоящую нордскую женщину, то обязан напиться с ней в стельку, а потом подраться.
Утгерт и прозвище своё получила именно за свой несгибаемый характер, так как, появившись в Вайтране, и мня себя чертовски боевой воительницей, решила, что быть простой наёмницей для неё уже мало. Она подалась к Соратникам. Но, на проверочном поединке, убила своего противника и за это была с позором изгнана из Йоррваскара, однако, это никак не повлияло на её задиристый и дерзкий характер.
Был здесь и замызганный пьянчуга в некогда чёрном балахоне, с надвинутым на глаза капюшоном, он всем предлагал пари, кто кого перепьёт. В награду, загадочный тип обещал какой-то невиданный магический посох, дескать, такого даже в Коллегии Винтерхолда нет. Но норды больше ценили хорошую сталь, нежели магические посохи, по этому, пьянчуга пил в гордом одиночестве.
Два уважаемых, старинных клана Вайтрана, некогда сражавшиеся плечом к плечу в эпохальных битвах, Сыны Бури и Серые Гривы, тоже присутствовали, но старались делать вид, будто не замечают друг друга. Гражданская война в Скайриме, острым лезвием прошлась по всем родовым и клановым связям, враз перечеркнув прошлое, и ставя друзей детства по разные стороны баррикад. Оба семейных клана вели свою родословную от легендарных пяти сотен Соратников Исграмора, по этому, не смотря на политическое противостояние, находили в себе выдержку не доводить взаимоотношения до откровенной вражды. Серые Гривы считали, что Сыны Битвы слабы и падки до денег, а Сыны Битвы говорили, что Серые Гривы поглупели и скатились до нищеты.

Появление Довакина естественно вызвало живой интерес у разгорячённой публики, а уж появление Садии в изящной и дорогой броне, в компании с Эйлой Охотницей, которая вообще никогда не появлялась в таверне, так как Соратники предпочитали свой узкий круг, очаг в Йоррваскаре и не жаловали своим присутствием городские таверны.
Хульга наверное была в курсе дела, относительно отлучки Садии, а вот для всех остальных это было небывалым зрелищем. Нет, гробовой тишины не случилось, ибо подвыпивший бард вообще ничего не замечал. Он пытался донести до публики одну занимающую его мысль, что абсолютно все женщины Вайтрана, тайно влюблены в него, но не хотят признаваться в этом, за что, он естественно их не винит, но, его пламенное сердце всегда открыто для пылких красоток Скайрима.

На встречу Довакину и его компании шагнул Олфрид, глава клана Сынов Битвы, сделал он это степенно и с достоинством, как и подобает патриарху рода Сынов Битвы:

— Довакин. Ты в Вайтране человек новый, и я бы не стал задавать тебе этот вопрос, если бы ты был обычным наёмником или торговцем. Но, ты драконорождённый! Довакин! Мы норды очень бережно относимся к нашим легендам и сказаниям, по этому, слова и мнение Довакина для нас не пустой звук. Ответь мне, кого ты поддерживаешь в этой войне? Ты за Империю или, за Братьев Бури?

Вот теперь, в таверне действительно наступила тишина. Внимание всех присутствующих было обращено на Довакина и, отчасти на его спутниц. Даже бард заткнулся, не без помощи Утгерт Несломленной.

— Олфрид Сын Битвы, — учтиво начал свою речь Довакин, — свой вопрос ты задаёшь не простому норду, а обращаешься к крови Акатоша, что течёт в этих жилах?

Олфрид приложив руку к груди, слегка склонил голову:

— Мы, Норды, чтим Акатоша. Но я внимательно слушаю тебя Довакин.


— Я не буду судить Нордов, сделавших свой выбор в пользу Империи или в пользу Братьев Бури. Империя ослаблена, после подписания мирного договора с Альтмерским Доминионом, и эта война, ослабляет и Империю и Скайрим. Эта война высасывает кровь моего народа как голодный вампир. А за всем этим следят высокомерные эльфы, которым только на руку ослабление Скайрима. Разве не Соратники Исграмора отвоевали эту землю для нас? Зачем, сейчас, проливают свою кровь, сыны Скайрима убивая друг друга? Но, беда не приходит одна. Алдуин вернулся. Пожиратель Мира, как его ещё называют. В прошедшую эпоху он был изгнан из нашего мира Голосами, а драконы упокоились в своих курганах. Теперь будет иначе. Люди зальют своей кровью Скайрим, а драконы довершат уничтожение своим огнём. Алдуин поведёт их на наши города и селения, дабы драконы напитались силой, которую он у них потом будет забирать.

— Чёрные времена наступили, Довакин, — Олфрид запустил пятерню в свою густую и окладистую бороду. — Я понимаю, к чему ты клонишь. Надо остановить войну. И обратить внимание на нового врага, на драконов, но, как её остановить теперь?

— Это должен сделать я. И я сделаю это. Вайтран пока держит нейтралитет в этой войне, ярл поступает мудро, что не отдал своего предпочтения ни Империи, ни Ульфрику Буревестнику. Мне придётся проделать не лёгкий путь, и убедить драконов следовать за мной. Тогда, я смогу бросить вызов Алдуину и положить конец войне драконов, а затем, я потребую, у Императора и Ульфрика прекратить эту войну. Пусть ярлы сами определяются, находиться ли им под крылом империи, или быть свободными, никто не должен навязывать свою волю соседу.

Ошарашенный услышанным, Олфрид только развёл руками:

— Ты, заставишь драконов следовать за собой? То есть, драконы тебе станут подчиняться? Но, как это возможно? Да, ты, конечно же, Довакин, но, я не понимаю почему…

— Потому, что драконы дети Акатоша. Они обязаны будут сделать свой выбор, идти против крови своего отца или последовать за его велением.

— Но, ты теперь, каждому дракону станешь кричать, что ты Довакин? Или, как это должно происходить? Я не знаю.

Довакин достал из заплечного мешка Зубчатую Корону, и показал Олфриду.

— Корона Королей Скайрима! Клянусь бородой Исграмора! Откуда она у тебя? Ты, проник в Корваньюнд и потревожил прах Боргаса?

— Пришлось. Но прежде меня, туда пытались пройти солдаты Ульфрика и имперцы. Они все погибли там, избивая друг друга, а драугры, завершили их битву, не оставляя живых.

— И что ты будешь делать с Короной? Оденешь, и провозгласишь себя Королём Скайрима?

— Нет. Но я могу отдать её тебе, и если ты наденешь её, то от этого, тоже не станешь королём. А вот, если сюда, — Довакин указал на выемку в Зубчатой короне, — Вставить Коготь Акатоша, тогда никто из смертных не сможет надеть эту корону на свою голову. Зубья сомкнуться на голове. Только Довакин может носить Зубчатую Корону, и это знак власти не над Скайримом. А над драконами.

— Я тебя понял Довакин. — Олфрид кивнул головой, — тогда иди, принеси мир Скайриму. И о тебе будут слагать новые саги.
__________________


Последний раз редактировалось Nertis; 19.11.2019 в 14:02.
Nertis вне форума   Ответить с цитированием
>
Старый 20.11.2019, 10:18   #12
Nertis
Chief Moderator
Аватар для Nertis
Казак
Начальник Пароходства

12-я должностная категория

 
Пол: Мужчина
В команде с 27.02.2010
Регистрация под № 9
Родина: СССР
Страна проживания:
Адрес: Владивосток
Сообщений: 4,492
Вес репутации: 18
Любимый тип судна:
Сказал(а) спасибо: 3,014
Поблагодарили 2,977 раз(а) в 1,746 сообщениях

Награды пользователя:

Nertis Репутация: Герой; 29%Nertis Репутация: Герой, 29%Nertis Репутация: Герой, 29%
По умолчанию

«Предел»

Предел. В далёкие времена эти места населял народ именовавший себя Ричменами. За тем, Скайрим сотрясался от завоевательских походов Соратников Исграмора, которые выбивали с этих земель эльфов. Норды тогда завоевывали себе новый дом, ибо на прежнем материке, с которого они прибыли, жить стало невозможно, по причине изменения климата. Затем, в Скайрим пришла империя присоединила его, а западная часть Скайрима, - Предел, всегда кипела кровавыми столкновениями. Ричмены не желали признавать Империю, не желали признавать ничью власть. И когда империя ослабевала, они снова отвоёвывали свой Предел, потом их снова побеждали как это произошло последний раз, когда Ульфрик Буревестник, своим Ту`умом сбивал защитников Маркарта со стен. И жестоко подавил восстание. Ушедшие в горы коренные обитатели Предела получили новое имя – Изгои. Так их называли все.
Ненависть к нордам как и к имперцам, была у изгоев в крови. Они воспринимали всех чужаков как захватчиков и нападали при любой возможности на путников, торговые караваны, или патрули. У изгоев даже был свой король, Моданах, таинственная личность, о которой уже слагались легенды, ибо, судя по всему лет ему было за сотню, а он по-прежнему был королём. Даже Ульфрик Буревестник, слывущий своей жестокостью, не посмел казнить Моданаха, когда захватил Маркарт. Теперь, король изгоев содержался в особой тюрьме, в недрах серебряного рудника клана Серебряная Кровь.

Довакин, Садия и Эйла Охотница, сидели в таверне Старый Хролдан, в предгорьях Предела, место, где Тайбер Септим, он же Хьялти Раннебородый, получил своё новое имя – Талос, Корона Бури. И кто знает, может быть, это здесь он получил Зубчатую Корону от самого Акатоша. Теперь, от города, который штурмовали войска Хьялти, осталась только таверна с многозначительным названием, да ещё, хозяйка таверны Элдис, утверждает, что временами в зале появляется призрак одного из солдат Хьялти. Рассказывают легенду, дескать, перед каким-то сражением, Хьялти пообещал одному из своих соратников отдать свой меч, но так и не смог этого сделать, и теперь, призрак ищет меч Хьялти.

— Что-то ещё подать? — нараспев подала голос хозяйка таверны, — есть свежий круг мамонтового сыра, вино вот, завезли недавно из Маркарта. Раньше, мой муж занимался поставками, но, с тех пор как он ушёл с каджитским караваном, уже год прошёл, и ни каких вестей о том, где он, что с ним. — Элдис горестно вздохнула.

— Спасибо Элдис! Ты нас уже перекормила, — улыбнулся Довакин, — теперь бы выспаться, а то завтра мы пойдём на разведку. Надо поискать обходные пути к Небесной Гавани, а то здесь изгоев как коз, куда не сунься, или козий помёт или следы охотников.

— Да. Изгои это зло, — эхом отозвалась хозяйка, — слава Талосу, они сюда не лезут, здесь тихо. Но, и путники редко заходят. Живём, на отшибе, даже не знаю зачем. А что делать? Я вам уже постелила. Девушки могут лечь вон в той комнате, а для тебя Довакин, у меня есть особое предложение.

— Какое?

— Комната Хьялти. Да, это здесь, в этой самой таверне, он спал, после того, как захватил город. И его кровать и комната, всё сохранилось. За десять септимов ты можешь снять эту комнату, и заночевать на койке, на которой спал сам Талос.

— Ого. Звучит заманчиво, Элдис! И часто у тебя снимают эту комнату?

— Ну, как часто? За последние десять лет, не помню, чтобы кто-то решил потратить целых десять септимов за ночлег. Но у нас так заведено, и до меня так было. Десять септимов и тогда, путнику предоставляется эта комната. Не знаю, почему так. Но я каждый день там убираюсь, там полный порядок.

— Договорились Элдис. Я снимаю у тебя эту комнату. Может быть, ты ещё подскажешь, где нам найти опытного охотника, который мог бы провести нас к Небесной Гавани в обход лагеря изгоев?

— Это ты про лагерь Картспайер? Даже не знаю, чем тебе помочь. Это место гиблое для путников, там уже не просто лагерь, а целая деревня изгоев. Они там живут, вот уже пол века. Мало кто сунется к этому месту.

— Ну, у нас нет выбора. Завтра пойдём, посмотрим на эти места. Спасибо тебе Элдис за ужин, показывай, где комната Хьялти.

— Это здесь. Иди за мной, я покажу.

Элдис не скрывая гордости, провела Довакина в отдельную комнату, что соседствовала рядом со стойкой трактира. Ничего такого особенного в комнате не было. Чисто. Просторно. Одна кровать, одна тумбочка, комод, столик, стул. Ничего лишнего. Но, тем не менее, эта таверна единственная постройка, сохранившаяся с тех времён, когда войска Хьялти штурмовали Старый Хролдан, и да, он действительно ночевал в этой таверне.

— Доброй ночи. — Пожелала Элдис и вышла, прикрыв за собою дверь.


Довакин ещё не успел уснуть, как его поднял крик Элдис.

— Талос всемогущий! О! Что твориться! Опять Ты! Ну что тебе опять надо!

Довакин подскочил с кровати, и первым делом схватился за меч. Так, в одних подштанниках, как говориться в исподнем, но с мечом в руке, босиком, он уже собирался выскочить из комнаты в общий зал таверны. По всей видимости, к Элдис, заявились не званные гости, которым она была не рада, и ей нужна была помощь. Но, так и замер на месте, глядя как сквозь закрытую дверь, в комнату шагнул призрак. Весь словно сотканный из призрачной белёсой материи, в старинных доспехах, в каких в незапамятные времена воевали коловианские воины.

Призрак остановился возле кровати, словно и не видел никого. Он просто стоял перед кроватью, не обращая внимания на Довакина. Дверь в комнату распахнулась, на пороге стояла перепуганная Элдис.

— Вот! Опять он! Уже который раз приходит. Всё приходит к этой кровати, стоит и молчит. Нет, не каждую ночь конечно. Это редко бывает. Может быть, эту комнату и не снимают по этому. Кому приятно проснуться ночью, а у кровати призрак? Он безобидный. Просто стоит. Я слышала, что он иногда может разговаривать, ищет какой-то меч. Но на моей памяти этого не было.

— Хьялти. — раздался чуть слышный, почти неуловимый как шёпот голос, словно говорящий эти слова человек был очень далеко, или, словно это был отголосок далёкого голоса. — Хьялти, ты говорил, что мы станем братьями после этой битвы. И ты обещал, что подаришь мне свой меч, после победы. Я погиб, Хьялти. Я сражался рядом с тобой, и ты видел мою смерть. Но, ты так и не отдал мне свой меч. Я жду, Хьялти. Ты сказал, что мы станем братьями, и я жду.

Элдис прикрыла рот ладонью, чтобы не заголосить. Позади неё в комнату заглядывали встревоженные происходящим Эйла и Садия. Довакин бросил свой меч на кровать, и принялся одеваться. Общаться с кем-то, не одетым он не привык, ну, а уж с призраком прошлых веков, солдатом самого Талоса, тем более.
Призрак продолжал стоять, не обращая внимания ни на кого. Мерцая потусторонним светом, его облик словно переливался клубящимся туманом. Наконец, приведя себя в порядок, Довакин шагнул к призрачному воину, встал перед ним и, протянув руку, попробовал прикоснуться к призраку. Рука ничего не ощутила, словно и не было ничего, только слабое свечение в воздухе, принимающее облик человека.

— Хьялти, — снова раздался чуть слышный голос, — я не вижу тебя, но я чувствую твою силу, ответь мне, Хьялти, ты обещал, что мы станем братьями.

— Ты меня слышишь? — спросил Довакин, по крайней мере, ни на что не надеясь. Но, тем не менее, определённая надежда на то, что призрак может его услышать была, ведь Талос тоже был Довакином.

— Я слышу тебя, Хьялти. Я жду.

— Я бы с радостью отдал тебе меч, но, я не знаю где он. Может быть, ты знаешь?

— Я знаю. Я видел, как твоим мечом запечатали вход в Храм. Но, ты так и не отдал его мне. А сам я его взять не могу. Чары, наложенные на место печати, не отпускают его.

— Мечом заперли вход в Храм Небесной Гавани? Ты можешь провести нас туда? Я хочу вернуть тебе меч, но я не знаю, как пройти к нему.

— Я отведу. Хьялти, ты обещал, что назовёшь меня своим братом, и обещал отдать свой меч.

— Я называю тебя своим братом, — Довакин сам не понимал, что он делает, но интуиция подсказывала ему, что это верный путь, пусть призрак считает, что он и есть Хьялти, может быть, он сумеет провести их к Храму.


— Брат. — Эхом отозвался голос из потустороннего мира, как долго я ждал этого от тебя, брат Хьялти. Я отведу тебя к твоему мечу. Без тебя, я не могу прикоснуться к нему.

— Ты покажешь мне безопасный путь, или нам придётся пробиваться с боем?

— Я буду ждать тебя там. Брат Хьялти.

Призрак исчез, словно его и не было. А Довакин уже понадеялся, что призрак, возможно, покажет какие либо тайные, подземные ходы, и таким образом, можно будет миновать лагерь изгоев и добраться до Храма.
Элдис смотрела на Довакина так, словно он тоже был призраком, потом, оглянулась на девушек, ойкнула, и шёпотом спросила:

— Он что? Разговаривал? Я точно слышала всё, или мне померещилось? Довакин, ты говорил с ним и он тоже?

— Поговорили, — отозвался Довакин, сокрушённо выдохнув, — я уж подумал, что у нас появиться знатный проводник, но, видимо не судьба.

— Может быть, он будет ждать нас внутри горы? — Выдвинула предположение Эйла.

— Наверное, так, — согласился Довакин, — Храм даже с предгорья не видно, не понятно, он там есть на верху, или он в самой горе. А сама эта гора, она вроде как остров на реке? Или, река обтекает её так, что она кажется островом?

— Остров, и гора. — Откликнулась пришедшая в себя Элдис. — Это такая высоченная гора, что, наверное, только драконы могут залететь наверх, от туда, наверное, и Маркарт видно.

— Так что, — Эйла зевнула, — давай спать, завтра трудный день. Надо полазать по окрестным горам, понаблюдать за лагерем изгоев. Там чего-либо придумаем. А призрак, никуда не денется. В крайнем случае, будет стоять возле этого меча, если он там есть.
__________________


Последний раз редактировалось Nertis; 20.11.2019 в 16:49.
Nertis вне форума   Ответить с цитированием
>
Старый 21.11.2019, 23:03   #13
Nertis
Chief Moderator
Аватар для Nertis
Казак
Начальник Пароходства

12-я должностная категория

 
Пол: Мужчина
В команде с 27.02.2010
Регистрация под № 9
Родина: СССР
Страна проживания:
Адрес: Владивосток
Сообщений: 4,492
Вес репутации: 18
Любимый тип судна:
Сказал(а) спасибо: 3,014
Поблагодарили 2,977 раз(а) в 1,746 сообщениях

Награды пользователя:

Nertis Репутация: Герой; 29%Nertis Репутация: Герой, 29%Nertis Репутация: Герой, 29%
По умолчанию

Лагерь Картспайер


Целый день, Довакин со своими спутницами кружили по горам вокруг лагеря изгоев. Они уже приметили и вход внутрь невообразимо массивной горы, что казалась одним единым монолитом, огромной скалой, до самого неба. Пещерный грот находился на скальном уступе, площадка шагов пятьдесят на тридцать, и к ней вели пристроенные лестничные переходы, сбитые, где как можно и из чего только можно. Но вся конструкция, не смотря на свою примитивность, выглядела достаточно основательной, и старой.
Там, на площадке горел костёр, возле которого сидела группа изгоев, стояли палатки, какое-то подобие стола, в общем, всё говорило о том, что там, на возвышении или находился наблюдательный пост, либо вожак этого импровизированного поселения. А сам лагерь, размещался прямо на реке, на сколоченных мостках. Лагерь на вбитых в дно реки сваях, и везде где можно было сколотить какую либо хижину, над мостками пестрели разноцветные крыши импровизированных жилищ изгоев.

Довакин ещё раз осмотрел лагерь, и хмуро взглянул на Эйлу. Та, перехватив его взгляд, изогнула бровь, дескать, высказывайся. Он уселся на землю, дождавшись когда его спутницы так же усядутся рядом.

— Эйла, тебе не пройти, — Довакин кивнул в сторону лагеря, — Садия, может пробраться в невидимости. Хотя, я заметил, что по всем направлениям, где можно войти в лагерь, облюбовали себе места личности, которые мне очень не нравятся.

— Маги.

— Ага. И наверняка они весьма чувствительны к магическим фокусам. Так что, Садия, даже если и будет красться, используя покров невидимости, может их насторожить.

— А ты? — Эйла слушала Довакина, не прекращая вести наблюдение за окружающей обстановкой.

— Я могу использовать крик замедления времени, и пробежать через лагерь, но, не за один раз, придётся всё равно, дважды, а то и три раза использовать Ту`ум. А это уже, тревога по всему лагерю. Хотя, я всё равно прорвусь, даже не нужно будет убивать кого-то. Они просто пару раз меня заметят, и потеряют.

— Занятно, ну, а мне что делать?

— Тебе тоже, будет, чем заняться. Главное, не попадись им в руки, ведь там наверняка опытные охотники, знающие эти места как свои карманы.

— Ну, давай, не томи уже, — Эйла плотоядно ухмыльнулась, — кого мне надо зарезать?

— Мы с Садией спустимся к лагерю. А ты найди для себя удобное местечко, откуда ты можешь пускать стрелы, и чтобы пути отхода были. Твоя задача, обеспечить нам возможность, под шумок проникнуть в лагерь, вернее, для Садии. Перебьёшь магов, поднимется тревога. Кто-то там начнёт всем этим делом командовать, посылать бойцов на вылазку. Когда эта группа выйдет, Садия прошмыгнёт у них за спиной в лагерь и как только можно быстро и осторожно пробирается к той пещере.

Он взглянул на Садию и, дождавшись её кивка, продолжил:

— Я встречу их головной отряд, и разбросаю их Безжалостной Силой. Вот дальше уже будем импровизировать, я не знаю, как там может всё сложиться. Главное, обеспечить для Садии возможность добраться до пещеры. Тревога, мой Ту`ум, всё их внимание должно быть обращено за пределы лагеря. Потом, я использую крик замедления времени и ринусь туда, — он кивнул в сторону лагеря. — А когда мы окажемся у входа в гору, ты быстро уходишь. И ждёшь нас в Старом Хролдане.

Эйла минуту раздумывала, что-то мурча себе под нос. Придирчиво оглядела Садию и Довакина, затем, изобразив на лице загадочную ухмылку, с прищуром метнула взгляд на лагерь изгоев.

— Ну, в общем, я поняла. Возможно, ты услышишь звериный, волчий рык… Не бери в голову, и не беспокойся, это просто мои маленькие шалости, не больше.


Довакин с сомнением оглядел Эйлу. Она же, перехватив его взгляд, включилась в эту игру без слов, приняла изящную позу и, грациозно потягиваясь, словно кошка, которая выспалась, и теперь готовиться к активным действиям.

Но если за Эйлу Довакин не переживал, то Садия, ещё не казалась ему матёрой волчицей, готовой на любые подвиги. Он оглядел её с ног до головы, подмечая, как грамотно Йорлунд смастерил женский комплект брони, ничего не топорщилось, не бряцало, не сковывало движений.

— Садия, ты как? Справишься? Тебе главное не попасться, и не столкнуться там ни с кем лбами. А бегать там будут сломя голову.

— Не переживай. Вот в спокойной обстановке, я бы засомневалась, а если там начнётся тревога, я вообще спокойно проберусь. И буду ждать тебя у входа в пещеру.

— Вы только не забывайте, — подала голос Эйла, — что в самой пещере, тоже есть изгои, и наверняка, там тоже обжито. Так что, не расслабляйтесь там.




На подходе к лагерю, когда осталось только выйти из-за поворота тропы, Довакин остановился и дал знак Садии, чтобы она готовилась к своим магическим манипуляциям. Эйла засела где-то выше, её не было видно, но, он знал, что она уже готова вступить в игру и ждёт.

— Ну, всё, Садия. Я пошёл развлекаться, а ты уж постарайся, чтобы никто тебя не заметил.

Садия исчезла, как и тогда, в таверне, только на миг в её ладонях мигнули две фиолетовые вспышки, потом скрипнул камешек на каменистой тропе, на который наступила девушка. Вот почему, Довакину потребовалась тревога в лагере, ведь даже находясь в невидимом состоянии, Садия могла случайно что-то задеть, скрипнуть половицей настила, и тем самым насторожить изгоев.

Он размашистым шагом вышел на площадку перед лагерем. Никаких ворот там не было, но были два помоста, на которых находилась охрана лагеря. Его сразу же заметили, и среди охраны началась лёгкая суматоха.
Женщина, по всей видимости, местный маг, с разрисованным непонятными узорами лицом, сразу же приступила к своим магическим трюкам, она что-то выкрикивала, поднимала руки и выделывала пальцами какие-то манипуляции. Вокруг её тела началась круговерть зеленоватого свечения. Но Довакин был уверен, что миг, другой, и после разного рода защитных чар, в её руках появиться что-то существеннее, и не столь безобидное. Ещё, на площадке оказалось парочка изгоев с луками, они ещё не взяли Довакина на прицел, но уже заняли позиции для стрельбы и накладывали стрелы на тетивы. А на встречу ему неслись, именно неслись, а не бежали два изгоя с маленькими топориками в руках, и каждый из них буквально летел сломя голову, что-то выкрикивая, словно берсеркеры.

Поняв, что даже перекинуться словами с изгоями не удастся, Довакин не стал изображать из себя героя, а развернулся и поспешил убраться с пределов видимости стрелков и магов. И сделал он это вовремя, потому как, слышал за спиной хлопки луков, и даже какое-то шипение, может быть магией ему в след и зарядили, но не прицельно, чтобы не попасть в своих.

А тем временем, расстановка сил начала изменяться. Стрелы Эйлы нашли своих изгоев, зачистив дозорные помосты, Довакин круто развернувшись, просто разок махнул клинком и первый же изгой, не успев сбавить скорость, налетел на разящую сталь. Со вторым пришлось повозиться. Боец оказался не из последних, он кружил вокруг Довакина, выписывая восьмёрки своими топориками.
Однако, и здесь, в ход схватки вмешалась Эйла. Откуда-то сверху, серой тенью метнулась стрела, и изгой с изумлением уставился на её оперение, торчащее у него над ключицей.
А в лагере Картпспайер началась не шуточная суматоха. Он убрал свой меч, подхватил с земли парочку топоров изгоев, примерился к балансу и пошёл обратно. Выйдя из-за скалистого выступа, за которым он укрылся от стрел и магии, Довакин с удовольствием обнаружил, что уже половина лагеря готова к вылазке. Кто-то там конечно командовал, и определялся с дальнейшими действиями, но этому заводиле нужно было дать повод и цель. Пока что, несколько мёртвых изгоев на входе в лагерь, и отсутствие видимости каких-то врагов, удерживало изгоев от необдуманных поступков. По всей видимости, там готовилась небольшая группа для разведки, а нужно было вытащить за пределы лагеря как можно больше народа.

Когда его заметили, воплей стало больше, а он, широко размахнувшись, один за другим, метнул изгойские топорики туда, в самую гущу изгоев. За тем, обнажил клинок меча и позволил себе на минуточку побыть в роли шута. До этого он и под страхом смерти, не согласился бы на подобное действо, но сейчас, видимо пришло время. Главное, чтобы Садия, если она его видит, не начала смеяться и тем самым, утратила контроль над заклинанием. Он импровизировал, изображая танец берсеркеров, кружился, топал, подпрыгивал и потрясал мечом, порою, как бы рубя несуществующих врагов возле себя. В общем, всё было направлено на то, чтобы изгои не на шутку рассердились.
И его выступление нашло благодарную публику. С диким рёвом, на него хлынул поток изгоев, каждый из которых просто мечтал, лично убить чужака, посмевшего так глумиться над ними. Одна за другой в сторону этой толпы летели стрелы Эйлы. Видимо, она находила наиболее опасных противников и хладнокровно отправляла их в мир иной.
Довакин не рискнул в полную силу использовать Безжалостную Силу, мало ли, где-то там может быть Садия, он ограничился кратковременным - Фус, пару раз заставив набегающих изгоев откатываться назад, но видимо только раззадорил их, и толпа уже уплотнилась на столько, что теперь ему к лагерю пришлось бы идти по головам.
Круто развернувшись, он с места взял в галоп, и промчался шагов пятьдесят, чтобы не рисковать, если вдруг там окажется Садия. Изгои ломились как стадо мамонтов, толкая друг друга, напирая на тех, кто не достаточно разогнался, и вся эта несокрушимая лавина людей, налетела на жар драконьего огня. Здесь, Довакин уже не ограничился полумерами, пламя вылизало даже скалистые склоны вокруг тропы. Те, кому не досталось испепеляющего пламени, хлебнули зловония зажаренной плоти и остаточного жара. Путь в лагерь был расчищен. И хотя оттуда ещё выбегали желающие подраться, Довакин надеялся, что Садия уже вошла в лагерь. Эйла ещё находила, кого подстрелить, внося сумятицу в ряды изгоев.

Довакин ещё немного подождал, давая Садии время, ещё пару раз пришлось остужать бойцовский пыл изгоев Безжалостной Силой. А потом, он исчез из поля их зрения. Вот он стоял, такой наглый крикун. И нет его. Только редкие стрелы порхали откуда-то с крутизны скал, находя свои цели.
А Довакин нёсся по мосткам деревни, который раз удивляясь, как замер мир вокруг, изгои которых он оббегал, словно застывшие статуи, смотрят куда-то, лица их искажены гримасами, а он бежит через застывший во времени мир.
До входа в пещеру он добежал, использовав Ту`ум замедления времени всего два раза. И на этой площадке не было ни одного противника. Только костерок и пара палаток. В одной из палаток появилась Садия, сняв с себя заклинание невидимости, и помахала рукой, подзывая к себе Довакина:

— Сюда! Скорее. Здесь можно укрыться и передохнуть, пока там все с ума сходят.

Довакин не преминул воспользоваться этим укрытием. Потому как с ходу соваться в темноту пещерного грота было чревато неожиданностями
__________________

Nertis вне форума   Ответить с цитированием
>
Старый 23.11.2019, 16:34   #14
Nertis
Chief Moderator
Аватар для Nertis
Казак
Начальник Пароходства

12-я должностная категория

 
Пол: Мужчина
В команде с 27.02.2010
Регистрация под № 9
Родина: СССР
Страна проживания:
Адрес: Владивосток
Сообщений: 4,492
Вес репутации: 18
Любимый тип судна:
Сказал(а) спасибо: 3,014
Поблагодарили 2,977 раз(а) в 1,746 сообщениях

Награды пользователя:

Nertis Репутация: Герой; 29%Nertis Репутация: Герой, 29%Nertis Репутация: Герой, 29%
По умолчанию

Меч Хьялти

День уже клонился к вечеру, но всё равно, после солнечного счета, полумрак тёмного грота пещеры, вынудил Довакина задержаться, чтобы глаза привыкли к скудному освещению. А оно здесь присутствовало. И судя по всему, пещера была обжита изгоями. Уже оказавшись внутри горы, стало ясно, что внешний вид входа хоть и походил на некую расселину или пещеру, на самом деле, проход был вырублен в скале. В некоторых местах, на стенах, размещались масляные фонари, а через пол сотни шагов, извилистый ход круто завернул влево, где буквально через пять шагов, вся правая часть стены заканчивалась, открывая взору достаточно объёмный грот, стены которого уходили куда-то высоко, и терялись в темноте. Далее, путь преграждали многочисленные ловушки, подсвеченные светильниками и факелами. Растяжки, металлические блины, известные повсеместно. Наступишь на такой блинчик, и лови счастья полные карманы, если оказался таким растяпой, от камнепада до десятка арбалетных болтов.

По всей видимости, изгои так и передвигались по этому участку, аккуратно, не спеша, перешагивая и обходя настороженные ловушки, тем самым, давая возможность наблюдателям убедиться, что идут свои. А наблюдательный пост здесь находился далеко и вверху. Довакин не сразу и распознал изгоев, которые облюбовали себе местечко, шагах в пятидесяти, в конце грота, на скальном выступе, куда надо было ещё и подниматься по извилистой тропке, каким-то лесенкам и мосткам.

Уяснив, через что им придётся пробираться, он оглянулся на Садию:

— Ну, что? Опять, ты первая. Если я использую Ту`ум замедления времени, я их всполошу. Попробуй тихонечко пройти вокруг ловушек. Заберись к ним и жди. Если понадобиться, или сочтёшь это нужным, то воспользуешься кинжалами. Я думаю, просто пролечу этот участок Стремительным Рывком, все ловушки сработают, но меня там уже не будет, а дальше, замедлю время и забегу к ним на площадку.

— Как хорошо быть Довакином, — промурлыкала Садия, — время замедляешь, какими-то рывками устремляешься, огонь, отбрасывающая сила. А ещё, это, ну, там. — Садия подавила смешок, — Как это называется? Танец Довакина? Не бойся, мы с Эйлой никому об этом не расскажем, это, будет нашей тайной.

Довакин почувствовал, что начал краснеть, благо в темноте этого никто не видит. Ему захотелось ущипнуть Садию, за этот её, укол по самолюбию, но, видимо, девушке нужна была разрядка, и он смолчал. Но, когда она попыталась выглянуть из-за него, в грот, чтобы осмотреться, он отомстил за её укол. Она, может быть, и пискнула бы в другой раз и при других обстоятельствах, но сейчас молча выдержала его объятия и только сопела ему в шею, давясь от смеха.

Путешествие Садии мимо настороженных ловушек прошло тихо и гладко. Потрескивали факелы, где-то что-то капало, или это искажались какие-то далёкие звуки. Два изгоя скучали на своём наблюдательном посту. Возможно, они даже не знали, что там, в лагере произошло.
Садия мелькнула где-то у них за спиной, предварительно бросив камешек вниз, чтобы оба изгоя заинтересовались источником звука. Вспыхнули две фиолетовые вспышки, и она снова исчезла.
Пришло время Довакина. Он ещё раз всё просчитал в уме, выступил из-за своего укрытия и взял нужное направление.
— Вулд На Кест! — И он налетел на деревянные ступеньки, ведущие наверх, благо, начало подъёма было не особо крутым, он запнулся об них и кувырком влетел выше, осознавая, что все полученные синяки он будет холить и потирать после. Ещё не поднявшись на ноги, он использовал Ту`ум замедления времени, и грохот валящихся позади него камней, исчез. Мир замер, все звуки исчезли. Он нёсся по лестницам вверх, где два изумлённых охранника замерли в нелепых позах. Они стояли на площадке, наклонившись вперёд, тщательно высматривая, что там происходит. А смотреть надо было бы на то, что происходило у них за спиной. Садия, материализовалась, держа в руках кинжалы, словно богиня мести, настигшая долго избегающих наказания преступников.
Когда время вернулось на своё законное место, Довакину уже не было нужды лично расправляться с изгоями. Два тела повисли на перилах площадки. Садия, придирчиво протирала клинки кинжалов, полотенцем, которое, оказывается, носила при себе исключительно для этой цели.

— Что дальше? — Спросила Садия, — что они охраняли тут? Там, дальше ещё одно поселение? Или ужасный монстр, охраняющий вход в Храм?

— Я думаю, там у них склады с припасами. Может быть, какой либо алхимик или чародей встретиться. Но не думаю. Послушай.

После обвала камней ловушек, вернулась тишина. Никто не спешил на шум, словно ничего и не произошло.

— Здорово, если так. Может, найдём чего перекусить, а то, с утра так и ходим, а еда у Эйлы осталась.

Дальнейший путь, вёл круто вверх, постоянно петляя, поворот за поворотом, но там и тут, находились или светильники, с закопчёнными стёклами и чадящими фитилями, или догорающие факелы, которые видимо уже пора было заменить, но охрана не удосужилась этого сделать.
Они действительно, обнаружили подобие склада, но, посмотрев на припасы изгоев, аппетита не прибавилось. Садия сморщилась и махнула рукой:

— Поголодаю, пусть они сами это едят.

— Я не дам тебе умереть с голода, — Довакин ухмыльнулся, отстёгивая от пояса флягу с Нодским мёдом.

— О! Как мило, глоточек мне не повредит. — Улыбнулась Садия.

Дальнейший путь был не освещён, и Довакину с Садией пришлось вооружиться парой масляных фонарей. Причина, по которой изгои не стали освещать проход дальше, выяснилась очень быстро. Не особо широкий проход преграждали две массивные глыбы, словно намеренно вставленные на пути, и сомкнутые как две двери. Однако, эти «створки» были незыблемы, как и вся гора. Ни намёка на то, как миновать это препятствие, ни знаков, ни каких либо скрытых рычагов Довакин не обнаружил. Садия заметно приуныла, присев возле светильника. Довакин уже по второму кругу прошёлся, тщательно исследуя каждую пядь стен, когда вдруг, прямо из каменных створок, к ним шагнул призрак воина, с которым, Довакин виделся в Старом Хролдане.

— Брат Хьялти, — раздался тихий как шёпот голос, — Первые Врата, Врата Бури. Замки подчиняются силе голоса, брат.

Довакин ещё минуту таращился на призрака, потом, обернулся к Садии:


— Если я правильно понял. Мне придётся, использовать на эти камни крик Безжалостной Силы.

Садия согласно кивнула.

— Ты тогда отойди назад, и ушки прикрой, а то, мало ли что.

Садия упорхнула в глубь прохода. А призрак так и продолжал стоять возле каменных глыб. Довакин предложил ему отойти в сторону, но призрак казалось и не слышит его. Тогда, как говориться, махнув на всё рукой и надеясь, что Ту`ум на призраков не распространяется, он примерился к цели, и для первого, пробного раза, ограничился обычным – Фус.
Ничего не произошло, ну и призрак, тоже ни как не отреагировал на порыв силы, которая заметно долбанула по стенам. Но, если Довакин правильно понял, понятие Буря и Безжалостная Сила должны иметь нечто общее, это ведь самый распространённый Ту`ум, им даже драугры владеют.
Фус Ро Дах, в полную силу, заставил даже Довакина поморщиться. Пространство было очень ограниченным, для такого крика. Призрак стоял, словно ничего и не происходило, а вот, каменные глыбы заметно дрогнули. Может быть, они даже издавали какой либо хруст или скрежет, после Ту`ум всё подземелье гудело, перебрасывая эхо по мрачным переходам.

Довакин подошёл к камням и попробовал их толкнуть. Они легко поддались, словно две отлично смазанные дверцы. Даже ребёнок смог бы их открыть. Сходив за Садией, которая сидела на корточках, и старательно зажимала уши, Довакин распахнул обе каменные створки и осторожно прошёл дальше, подсвечивая себе фонарём. А вот дальше, пространство уже ни чем не напоминало горную выработку или пробитый в скалах ход. Это была архитектура ушедших времён Акавира. Они шли по монументальным лестничным переходам, подъёмным мостам, под которыми не просматривалась глубина ущелий. Всё это было таким древним, местами, заросшим каким-то лишайником. Что они ощущали себя путешественниками в мир Драконьей Стражи.
Вспомнив о призраке, Довакин обернулся, но тот, исчез в тот момент, когда они прошли через Врата Бури.
Наконец, они достигли огромного зала, с высоченными сводами, монументальными колоннами, и огромной каменной плитой, которая, судя по всему, закрывала вход в следующий зал. На этой плите неизвестный резчик по камню, изобразил странное лицо, видимо вкладывая в это символический смысл, нежели сходство с кем-либо. А перед вратами, в полу, был вмонтирован огромный каменный круг, с орнаментами, спирально закручивающимися к центру, где в узком каменном пазу, торчала рукоять призрачного меча. Именно призрачного, словно сотканная из невесомого голубоватого света. Довакин попытался тронуть этот меч, но не ощутил ничего.

Словно из иного измерения, рядом возник призрак воина:

— Брат Хьялти. Твой меч. Ты обещал его мне перед битвой.

Довакин обернулся на Садию:

— Может быть, это то самое место. Где твои родичи произвели ритуал и запечатали храм? Посмотри на узоры. — Он показал на орнаменты, сходящиеся к центру, — у меня сразу возникло ощущение, что они словно стекаются к центру. А ты, говорила что-то про магию крови. Кровь ведь, тоже течёт, или это просто так почудилось.

— Не знаю, — Садия с любопытством разглядывала призрачный меч. — Я ведь совсем не знаю что тут и как, мне просто отец сказал, в двух словах, что бы я знала, почему мне надо бежать из Хаммерфелла. Но, я сейчас, попробую.

Садия опустилась перед призрачной рукоятью меча на колени и долго рассматривала её, водила ладонями возле призрачного свечения, словно приглаживая его. Довакину даже показалось, что девушка перестала обращать внимание на окружающую действительность, словно впала в какой-то транс. Он, не отрываясь, наблюдал за её действиями, готовый в любой момент прийти на помощь, если вдруг, с ней что-то случиться.
Наконец, она медленно и торжественно, обнажила один из кинжалов и зажала его лезвие в ладони. Миг, и из ладони Садии сорвалась первая капля крови, упавшая на навершие призрачного меча. Она пролетела через весь призрачный меч и упала где-то глубоко внизу. Капля за каплей, срывались с ладони Садии и падали в каменный паз, пролетая через призрачный меч. Довакин начал переживать за девушку, вдруг, всё это зря и ничего не получиться, а Садия истекает кровью. Но, вдруг, что-то изменилось, очередная капля не ушла в глубину свечения, а растеклась по навершию рукояти, и следующая капля, так же упала и потекла по мечу. Садия словно и не видела всего этого, она смотрела невидящими глазами куда-то в неизвестность, что-то, еле слышно нашёптывая.
Довакин обхватил её одной рукой, придерживая, чтобы она не упала, другой рукой попытался разжать её ладонь с кинжалом. Садия словно очнулась, вздрогнула и вскрикнула. Её ладонь разжалась, и выпавший кинжал звякнул о каменную плиту.

— Что? Получилось? — Садия часто дышала и, повернув голову, уткнулась лицом в плечо Довакина.

— Да, Садия. У тебя всё получилось. Но, давай руку, надо перевязать тебя.

Садия послушно дала себя перевязать, как маленькая девочка, шмыгая носом, и украдкой бросая взгляд на призрачный меч, на котором уже свернулись капли её крови.

— Теперь, его можно вытащить? Или что?

Довакин прикоснулся к призрачному мечу. Он больше не был бесплотным, напротив, рука ощутила твёрдую поверхность рукояти, но сам меч по-прежнему выглядел призрачным и невесомым. Однако, он прочно торчал в своём каменном ложе, словно влитый туда неведомыми мастерами магии.

Но догадка у Довакина была. Он уже даже не догадывался, а было ощущение, что он знает, что делать. Садии снова пришлось уйти подальше и прикрыть уши. А удар безжалостной Силы, поднявший тучу пыли, отозвался в призрачном мече яркой вспышкой голубого света. И после этого, меч Хьялти легко вышел из своего каменного вместилища.
И тут же, заскрежетал камень огромной плиты, прикрывающей вход в следующий зал. Огромная плита проворачивалась, открывая широкий проём, за которым был мрак неосвещённого храма Небесной Гавани.

Призрак воина более ничего не говорил. Он стоял и ждал. И Довакин, некоторое время разглядывающий легендарный, призрачный меч, шагнул к призраку и, протянув ему меч, произнёс:

— Вот твой меч Брат. Возьми его.

Призрак протянул свои руки, и принял меч Хьялти, прижал его к груди, потом, склонился над клинком, что-то говоря, но слов Довакин не слышал. Наконец, призрак отсалютовал мечом и его голос снова донёсся из неведомых миров:

— Брат Хьялти. Ты исполнил свой долг передо мной. Я же, не успел исполнить свой, погибнув в той битве. Призови меня снова, если тебе будет нужен соратник в бою. Позови своего названного брата Сай Хана, и я буду сражаться рядом с тобой.

После этих слов, призрак исчез, словно его и не было. Тихонечко и осторожно появилась Садия, посматривая по сторонам.

— Всё? Ворота открылись, меча нет, призрака тоже. — Она подошла к Довакину и уткнулась лицом ему в плечо, — кажется, я сегодня вымоталась. А ещё, теперь рука болит, я теперь однорукая у тебя, один кинжал, так и знай.
__________________


Последний раз редактировалось Nertis; 23.11.2019 в 20:14.
Nertis вне форума   Ответить с цитированием
>
Ответ

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 04:28. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2019, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot


При копировании материалов c сайта "Морская волна", проставляйте активную ссылку на наш ресурс!

Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru

Время генерации страницы 0.27507 секунды с 15 запросами