Вернуться   Форум "Морская волна" > Водный > Пираты - вольные добытчики морей

Пираты - вольные добытчики морей Современное пиратство, рассказы, музыка, песни, картинки и стихи о пиратах, жизнь и быт пиратов, мифология, летучий голландец, словарный запас, пиратский сленг, музей.

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 05.03.2010, 18:43   #11
Flibustier
Developers Team
Аватар для Flibustier
Adventurer
Старший помощник
капитана

8-я должностная категория

 
Пол: Мужчина
В команде с 23.02.2010
Регистрация под № 4
Страна проживания:
Адрес: Ростов-на-Дону
Сообщений: 1,138
Вес репутации: 12
Сказал(а) спасибо: 335
Поблагодарили 218 раз(а) в 125 сообщениях

Награды пользователя:

Flibustier Репутация: Честный капитан; 47%Flibustier Репутация: Честный капитан, 47%Flibustier Репутация: Честный капитан, 47%
По умолчанию

Антониу де Фария

К середине шестнадцатого века португальской монополии в ?ндийском океане приходит конец. Всё чаще и чаще португальские купцы сталкиваются с сопротивлением местных жителей - и, потеряв свои товары, пополняют ряды пиратов. Такова была судьба Антониу де Фария, лишившегося всего своего имущества по вине мусульманского пирата Кожа Асена, поклявшегося уничтожать португальцев, где бы он их не встретил. Потеряв корабль, гружённый товарами на общую сумму двенадцать тысяч крузейро, де Фария поклялся отомстить, с лихвой возместив при этом убыток «по-хорошему или по-худому».

Выйдя из Малакки на небольшом корабле, де Фария взял курс на северо-запад, к берегам Тьямпы и Южного Китая. По дороге он грабил мусульманские корабли, и уже через семь месяцев разбоя у него было четыре корабля, гружённых товарами на сумму в пятьсот тысяч крузейро. Однако судьба не была столь благосклонна. Когда он направлялся в Сиам, рассчитывая с выгодой продать награбленное, начался шторм, вынесший перегруженные корабли на скалы. ?з девятисот пятидесяти человек до необитаемого острова добралось чуть больше полусотни. Де Фария объявил, что потеряв пятьсот тысяч, пираты вскоре должны будут добыть шестьсот.

Счастье опять повернулось к ним лицом - через две недели, когда призрак голодной смерти уже подступил вплотную, к острову причалил небольшой китайский корабль. Де Фария тут же захватил его и, оставив команду умирать на берегу, отправился срочно компенсировать пропажу пятисот тысяч крузейро и искать Кожа Асена.

Объединившись с китайским пиратом Киай Панжаном, де Фария напал на след Кожа Асена и после отчаянного сражения одолел врага. Выполнив свою клятву, де Фария и не подумал бросить прибыльное пиратское ремесло. Снова бури, снова тонули нагруженные пиратские корабли и снова де Фарии приходилось начинать всё сначала. Он избежал смерти в морских волнах и умер в Гоа - нищим.

content.mail.ru
Flibustier вне форума   Ответить с цитированием
>
Старый 05.03.2010, 18:43   #12
Preston
V I P
Аватар для Preston
Капитан

9-я должностная категория

 
Пол: Мужчина
В команде с 24.02.2010
Регистрация под № 6
Родина: РФ
Страна проживания:
Адрес: ?ркутск
Авто:
Сообщений: 1,666
Вес репутации: 14
Любимый тип судна:
Сказал(а) спасибо: 1,025
Поблагодарили 1,048 раз(а) в 649 сообщениях

Награды пользователя:

Preston Репутация: Человек чести; 15%Preston Репутация: Человек чести, 15%Preston Репутация: Человек чести, 15%
По умолчанию

Моисей Воклэн

Моисей Воклэн (Moїse Vauquelin) был флибустьером еврейского происхождения, промышлявшим в Карибском море в 1660-е годы. Другие варианты написания его имени — Моисей ван Вайн, Вау Кляйн, Воклейн. В 1666 года он участвовал в знаменитом походе Франсуа Олоне на Маракайбо и Гибралтар. Первоначально флотилия Л'Олонэ насчитывала пять судов (по данным А. О. Эксквемелина — восемь). На их борту разместилось около 400 человек (в советском издании «Пиратов Америки» приводится явно ошибочное число — 1660 человек). В конце апреля 1666 года они покинули Тортугу, и их первая стоянка была в Байяхе, на северном побережье Эспаньолы. Там к пиратам присоединилось несколько десятков охотников-буканьеров.

Подремонтировав суда и взяв на борт свежий запас провизии, флибустьеры в конце июля добрались до восточной оконечности острова. Здесь был захвачен испанский 16-пушечный торговый корабль, направляющийся из Пуэрто-Рико в Новую ?спанию с грузом какао и драгоценностей. В трюмах корабля нашли 120 тысяч фунтов какао, 40 тысяч пиастров и драгоценностей на 10 тысяч песо. Олоне отослал корабль на Тортугу, чтобы там разгрузить его и привести на остров Саону.

Когда пиратские суда достигли Саоны, им повстречался ещё один испанский корабль, шедший из Куманы (Венесуэла) с оружием и жалованьем для гарнизона Санто-Доминго. Приз был взят легко, без единого выстрела. На нём обнаружили 8 пушек, 7 тысяч фунтов пороха, мушкеты, фитили и 12 тысяч пиастров в звонкой монете. Высадив пленных испанцев на берег, флибустьеры переименовали свой приз в «Пудриер» («Пороховой погреб») и передали его под командование Антуану дю Пюи.

Тем временем корабль, нагруженный какао и переименованный разбойниками в «Какаойер» («Плантация какао»), пришёл на Тортугу. Губернатор острова Бертран д’Ожерон велел разгрузить его и спешно отослал назад к Олоне со свежим провиантом и пополнением.

Через две недели «Какаойер» догнал флотилию. Олоне пересел на этот корабль, сделав его флагманом, а своё собственное 10-пушечное судно (с экипажем в 90 человек) передал Моисею Воклэну, командовавшему также собственной бригантиной с экипажем в 40 человек. Кроме «Какаойера» (командир — Франсуа Олоне, экипаж — 120 человек), двух кораблей Воклэна (общая численность команд — 130 человек) и «Пудриера» (командир — Антуан дю Пюи, экипаж — около 90 человек), во флотилию входили бригантина под командованием Пьера Пикара (Пикардийца) с командой в 40 человек и две небольшие барки, насчитывавшие на борту примерно по 30 человек каждая. Таким образом, всего в походе участвовало около 440 человек.

Поход на Маракайбо оказался удачным. По данным миссионера Жана-Батиста дю Тертра, чеканного серебра было взято на 80 тысяч пиастров, а полотна — на 32 тысячи ливров, «фут которого они, говорят, продавали за полцены». Губернатор Тортуги писал, что на каждого участника экспедиции пришлось по 200 экю в звонкой монете.

В мае 1668 года Воклэн отплыл с Тортуги в составе новой экспедиции Олоне, которая захватила в Гондурасском заливе несколько испанских судов и ограбила города Пуэрто-Кавальо (совр. Пуэрто-Кортес) и Сан-Педро (совр. Сан-Педро-Сула). Поскольку в целом добыча оказалась не очень большой, Воклэн и его люди решили отделиться от флотилии Олоне.

Переоснастив корабль, взятый близ Пуэрто-Кавальо, пираты пошли вдоль побережья Гондураса в восточном направлении. Воклэну, однако, не повезло — его корабль неожиданно налетел на рифы. Спас потерпевших кораблекрушение шевалье Филипп Дюплесси, прибывший в Гондурасский залив на снаряженном во Франции 30-пушечном корсарском фрегате.

Отправившись в воды Кубы, шевалье Дюплесси вступил там в сражение с испанским кораблём и погиб. Воклэн занял вакантное место капитана и вскоре овладел у берегов Кубы флейтом водоизмещением от 400 до 500 тонн, в трюмах которого находился груз какао.

Этот приз он повёл на Тортугу, куда хотел доставить также тело погибшего шевалье. 25 ноября 1668 года Воклэн встретился в море с корсарским судном, которым командовал капитан Франсуа Больё из Руана. Последнее известное нам упоминание о Воклэне встречается в документе, датированном 1670 годом; ветеран флибустьерского промысла вместе с капитаном Филиппом Бекелем участвовал в составлении подробного отчета о Юкатане и Гондурасе для вице-адмирала французского флота графа д’Эстре.

В. К. Губарев
__________________


Preston вне форума   Ответить с цитированием
>
Старый 05.03.2010, 18:43   #13
EVa
Moderator
Аватар для EVa
Старший помощник
капитана

8-я должностная категория

 
Пол: Женщина
В команде с 23.02.2010
Регистрация под № 2
Родина: Днепропетровск
Страна проживания:
Сообщений: 1,490
Вес репутации: 12
Любимый тип судна:
Сказал(а) спасибо: 451
Поблагодарили 449 раз(а) в 259 сообщениях

Награды пользователя:

EVa Репутация: Честный капитан; 93%EVa Репутация: Честный капитан, 93%EVa Репутация: Честный капитан, 93%
По умолчанию

Мишель де Граммон


Граммон во время абордажной схватки.
(Фрагмент старинной гравюры)

Французский буканьер. Четыре крупных похода прославили его имя: в Маракайбо (1678), Кумане (1680), Веракрусе (1682) и Кампече (1686). Авантюристы и морские волки мечтали служить под его началом и называли его "генерал Граммон ". В 1686 году был назначен "королевским лейтенантом " побережья Сан-Доминго. ?стория не донесла до нас ни полного имени, ни подробного описания внешности, ни портрета этого незаурядного человека. Загорелый, хорошо сложенный брюнет с живыми глазами, любезный, предупредительный, черты лица — вульгарно-простоваты, неряшлив в одежде, безбожник, любитель вина и женщин, в общем — самый земной человек. Его жизнь отмечена печатью какой-то роковой обречённости и окутана завесой необъяснимой тайны.

Согласно легенде де Граммон родился в Париже, в семье офицера королевской гвардии, в последние годы царствования короля Людовика XIII. Его отец рано умер, а мать вышла замуж во второй раз. Неизвестно, как бы сложилась судьба молодого человека, не ухаживай за его хорошенькой сестрой некий гвардейский офицер, часто появлявшийся в доме де Граммонов.

Юный гасконец де Граммон с ревнивостью подростка наблюдал за романом сестры и в один прекрасный день попытался выставить влюбленного. В этот день никого не было дома, и когда поклонник явился, подросток отказался впустить его и посоветовал приходить пореже. В этот момент вошли мать с сестрой и, назвав де Граммона ребёнком, хотели отослать его и предложить офицеру войти. Разразился скандал, юноша был в ярости, офицер неистовствовал от возмущения. На следующий день он встретил де Граммона; слово за слово, и офицер назвал его "сосунком". "Будь я постарше, то моя шпага показала бы, кто есть кто", — отвечал подросток, и дело закончилось дуэлью, на которой "мальчишка де Граммон" нанёс смертельную рану своему противнику. Далее последовало совершенно необъяснимое продолжение — умирающий успел оставить завещание, в соответствии с которым оставлял часть своего состояния де Граммону.

Дело о дуэли удалось замять, а 15-летнего бретера отправили в школу юнг. Вскоре он стал кадетом Королевского морского училища. Что происходило с шевалье в последующие несколько лет, неизвестно. Его имя всплывает на страницах истории в период франко-испано-голландской войны (1674-1678) в связи с французской кампанией на Антильских островах. В качестве корсара он снарядил небольшое судно и захватил у острова Мартиника голландскую торговую флотилию. Доля счастливчика составила пятую часть захваченного — 78 тысяч ливров.

Дальнейшее выглядит как роман — отделить правду от вымысла невозможно. Шевалье пришел на Сан-Доминго, прокутил все деньги за несколько дней, совершенно не заботясь о том, что на его долю приходится лишь пятая часть, бросил последние две тысячи ливров золота на кон в кости и... выиграл такие деньги, что смог купить 52-пушечное судно. Он сразу отправился на Тортугу набирать экипаж. Тут-то началась одиссея де Граммона, от которой содрогнулись испанские города.

Граммон стал кумиром флибустьеров. Единственное, что настораживало джентльменов удачи, — капитан был откровенным атеистом.

В 1678-1679 годах де Граммон принял участие в кампании против Кюрасао. После крушения эскадры у островов Авес он остался там для ремонта и килевания французских судов. Когда запас припасов иссяк, шевалье решил наведаться за ними в Маракайбо. Фортом в горловине залива он овладел без труда — испанский комендант сдался с гарнизоном без боя и заключил договор с флибустьерами. Де Граммон вошёл в город и выяснил, что жители перебрались в Гибралтар. Тогда он устремился в лагуну и перехватил несколько небольших судов, продемонстрировав, что обладает флотоводческими способностями. 12-пушечный испанский фрегат стоял на якоре недалеко от берега. Де Граммон направил стрелков с приказом забраться на деревья и начать обстреливать судно, в то время как сам с экипажем предпринял абордаж на шлюпках. План удался, фрегат был захвачен, а де Граммон углубился в глубь континента и захватил город Торилья.

Он был ещё корсаром, когда в 1680 году пришли известия о мире с ?спанией. Но де Граммон уже не мог остановиться: со 180 флибустьерами он направился на свой страх и риск к побережью Куманы. В начале июня встал на якорь к северо-западу от города. Раздобыв у туземцев пироги, он ночью на вёслах подкрался к одному из крепостных фортов, высадился на берег и обезоружил часовых. Но последнее было проделано недостаточно ловко, и один из испанцев успел выстрелить. Тревожный звон колокола поднял на ноги всю округу, но и де Граммон действовал молниеносно. Он занял один из фортов, второй сдался. Комендант крепости успел, правда, принять меры к обороне. Через день к испанцам подошли подкрепления, и де Граммону пришлось думать только о том, как бы побыстрее унести ноги. В бою он был тяжело ранен в шею, чудом вылечился, но оказался совершенно без средств. На обратном пути корабли флибустьеров попали в страшный шторм, а 52-пушечный корабль де Граммона выбросило на берег. Лишь почётный титул, полученный от флибустьеров, был наградой за Куману — "Генерал Граммон".

В 1682 году под Веракрусом состоялась одна из самых блистательных флибустьерских операций. Два других знаменитых разбойника — Ван Хоорн и Лоренс де Графф командовали вместе с де Граммоном. Город, расположенный в заливе Кампече на мексиканском побережье, служил перевалочным пунктом при транспортировке товаров из Нового Света в Европу. Подступиться к нему было невероятно трудно. Гарнизон крепости насчитывал 3 тысячи человек, а цитадель с 600 солдатами и 60 пушками, расположенная на небольшом островке, закрывала вход в гавань.

Кроме того, к Веракрусу могли быть быстро стянуты подкрепления из соседних областей Новой ?спании. Однако де Граммон разработал изящный план действий. Он располагал информацией, что в Веракрус из Каракаса идут два судна с грузом какао. Флибустьер решил воспользоваться подходящим случаем. ?з пиратской флотилии были выбраны два наиболее крупных судна, которые при свете дня открыто подошли к городу под испанскими флагами. Приход ожидаемых кораблей, их внешний вид соответствовали известиям, полученным губернатором, и он не внял предостережениям тех, кто заподозрил что-то неладное: действительно, корабли не подходили к берегу, несмотря на попутный ветер, и оставались в отдалении...

К полуночи из глубины залива в гавань, где стояли два корабля, вошли остальные пиратские суда. Флибустьеры высадились к западу от города и на рассвете подошли к воротам, перерезали часовых, захватили крепость и дом губернатора. Когда утром жители проснулись, город был уже в руках разбойников. Они грабили город весь день, получили выкуп с людей, запертых в церкви, и плату за город, которые спешным порядком собрал епископ Веракруса. Эти деньги прибыли незадолго до подхода вооруженных отрядов вице-короля Новой ?спании, и всё, казалось, обстояло благополучно, как вдруг с колокольни большой церкви дозорные разглядели в море мачты кораблей. Это был испанский флот. Разбойники попали в ловушку, но не растерялись. Они быстро погрузили награбленное, забыв, правда, в суматохе взять продовольствие, прихватили часть пленных, так как посчитали, что получили ещё не весь выкуп, сели в шлюпки, добрались до своих кораблей и приготовились к бою. Но он не состоялся — то ли испанские корабли были плохо вооружены и не рискнули вступить в сражение, то ли их командование посчитало, что флибустьеров слишком много, — и перегруженные пиратские корабли медленно ушли в море.

В 1685 году в заливе Кампече вновь появилась экспедиция де Граммона. В июле корабли флибустьеров встали на якорь к югу от города Кампече и на лодках подошли к берегу. Высадившись, они построились в правильный походный порядок и под барабанный бой чинно пошли по дороге на штурм. Опрокинув на подступах к городу испанский отряд, флибустьеры на плечах отступающих вошли в Кампече. Некоторое время в городе продолжались уличные бои, но они были непродолжительны — де Граммон разбросал своих стрелков на крышах домов, и они перебили артиллерийскую прислугу, превратив пушки испанцев в бесполезные груды металла.

Через три дня в руках пиратов оказалась городская цитадель, покинутая защитниками. Де Граммон провёл в городе почти два месяца, отряды его людей рассыпались по окрестностям, но, кроме обильных запасов продовольствия и спиртного, флибустьерам досталось немного. Дело в том, что главная ценность Кампече — огромные склады, забитые кампешевым деревом, — не представляла для разбойников никакого интереса. Тем временем к Кампече подошел губернатор провинции Мерила с войсками. В результате одной из стычек в его руки попали два флибустьера. Де Граммон предложил обменять их на нескольких знатных испанцев, пригрозив в случае отказа изрубить всех пленных в куски и сжечь город дотла. На это последовал неожиданный надменно-грубый ответ губернатора: "...?спания достаточно богата сокровищами и людьми, чтобы отстроить и заселить Кампече заново". Получив подобное послание, разъяренный де Граммон устроил показательную казнь нескольких испанцев и сжёг часть города, после чего отпраздновал именины Людовика XIV и отбыл на Тортугу.

Несколько позже он был назначен королевским наместником в южной части Сан-Доминго, но недолго пребывал на этом посту. В октябре 1686 года он спешным порядком погрузился на корабль и с отрядом флибустьеров уплыл с Тортуги. Причины и цель столь спешно организованной экспедиции остались неизвестны, так же, как и судьба всех её участников, так как больше о де Граммоне и его людях никто ничего не слышал.

"100 великих авантюристов"
EVa вне форума   Ответить с цитированием
>
Старый 05.03.2010, 18:43   #14
Alejo
Sailor
Аватар для Alejo
Corsario de Rey
5-й штурман

4-я должностная категория

 
В команде с 24.02.2010
Регистрация под № 7
Страна проживания:
Адрес: Гавана, Куба
Сообщений: 282
Вес репутации: 10
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 17 раз(а) в 15 сообщениях

Награды пользователя:

Alejo Репутация: Опытный моряк; 0%Alejo Репутация: Опытный моряк, 0%Alejo Репутация: Опытный моряк, 0%
По умолчанию

Генри Морган

"Какая отвратительная рожа..." – занесённая нелегкой судьбой в кабачок колумбийской Картахены, группа российских журналистов приметила на каменной стене, романтически облитой потёками свечного воска, портрет весьма неприятного с виду господина. Вполне приличный костюм жителя тропической колонии, огненно-рыжая подстриженная по тогдашней моде борода, суровое обветренное лицо, но взгляд... Равнодушный, сверлящий до самых костей. Заметив наше любопытство, пухленькая официантка произнесла, улыбаясь во весь белозубый рот: "Сэр Генри Морган".



Величайший негодяй эпохи негодяев

Ну конечно! Как можно было не узнать этого "рыцаря удачи", властелина флибустьерского моря, отличавшегося не только на редкость отталкивающей внешностью и злым нравом, но и дурной "мокрой" славой даже среди пиратов. Моргану убить товарища или спалить разграбленный город вместе с жителями было так же просто, как нам, уставшим после долгих съёмок и взмокшим от тропического зноя, опрокинуть в горло стаканчик доброго рома... Кстати, о выпивке. Наш проводник в Картахене что-то быстро сказал улыбчивой креолке, и на столе как по волшебству выросли крепкие стеклянные стаканы. "Запомните: если снова захотите того же – Кэп-тэн Мор-ган Блэк Лэйбл, – по слогам произнес наш гид. – Дамам советую запивать соком или какао". Ямайский ром горячей волной провалился в горло... "А говорят, что Морган умер законченным алкоголиком", – сказал кто-то из нас. На портрет великого пирата набежала короткая тень от проехавшего мимо окон грузовика.

А ведь правда, так и было. Но до этого... Сын зажиточного фермера из графства Монмут с юных лет отличался строптивым и задиристым нравом. В 20 лет, когда на забавы юноши уже перестали смотреть сквозь пальцы, его терпение лопнуло окончательно, и 3 мая 1655 года Генри, в компании таких же как он зелёных искателей славы и повидавших всякое морских волков, ступил на палубу английского судна, взявшего курс на Вест-?ндию. Однако за проезд ему заплатить было нечем, и юнга был за долги продан на Барбадос. Семь долгих лет рабства не только сделали его профессиональным сборщиком сахарного тростника, но и научили закону джунглей – ешь сам, или... Это "или" с тех самых пор чувствовали на своей шкуре не только жертвы его грабежей. Буйный малый, вкусивший нужды, пошёл навёрстывать упущенное для "настоящих мужских дел" время в разноязыкую шайку морских бродяг. Начиная с 1662 г. он учился на практике флибустьерскому мастерству на Ямайке и у берегов Гондураса, жёг принадлежащие испанцам владения и набивал карманы конфискованным серебром. Очень быстро крепкие кулаки и скандальная известность позволили ему сколотить вокруг своей решительной персоны отряд головорезов, и уже в 29 лет Морган по прозвищу “Рыжий” командовал собственным кораблём под оскалом “Веселого Роджера”. Карьеру он сделал стремительно. Помимо заслуженного авторитета у бандитов, "родному человечку порадел" дядя – полковник Эдвард Морган, назначенный в 1644 г. вице-губернатором Ямайки, английской колонии с дурной славой крупной пиратской базы, где отребье всех национальностей спускало награбленное на женщин и выпивку, заодно ремонтируя свои корабли и пополняя запасы продовольствия. Официальные власти даже формально не пытались "журить" обветренных бродяг: ещё со времен Елизаветы Первой частью внешней политики Британии было доставлять как можно больше неприятностей испанским колониям на американском континенте, а про отнятие награбленного золота и говорить нечего. ?спанские каравеллы были вроде моллюсков, набитых сокровищами, а пираты умели их профессионально вскрывать, набивая свои карманы и пополняя королевскую казну в Лондоне.

Генри Морган был просто неутомим в этой своей роли: став во главе целой разбойничьей флотилии, он захватил у мексиканского берега несколько шаланд, гружённых драгоценным кампешевым деревом; испанское поселение Рио-Гарта разорил прямо в базарный день, прихватив все товары; а после добрался до Гранады, посадив свою армию на индейские пироги. Через два года такой бурной активности его именем стали пугать детей, но Морган внезапно притормозил, осел на Ямайке и даже женился. Неужели успокоился? Как бы не так. Просто влияния дяди не хватило на то, чтобы возвести его в ранг непризнанного адмирала пиратов, и главного соперника – Эдварда Мансфельта – надо было устранять каким-то иным способом. В 1668 г. тот внезапно умер от острого отравления, и Морган снова вышел в море.

Стоит ли перечислять все его подвиги? Пожалуй, ставить такую задачу было бы самонадеянно. Но о трёх самых ярких деяниях "величайшего негодяя эпохи негодяев" упомянуть стоит. Морган первым из карибских пиратов понял, что захват крупных, хорошо защищенных населенных пунктов на берегу сулит значительно более крупную добычу, нежели промысел на море. "Там, где испанцы сопротивляются, есть чем поживиться. Наиболее укрепленные города – самые богатые", – утверждал он, планируя свои будущие десанты. ?, нельзя не признать, проявил себя неплохим полководцем.

Распотрошив городок Мароккайбо, довольные пираты собирались было возвращаться на ямайскую базу, однако путь в открытое море им блокировали испанские военные корабли. Моргану было предложена возможность в обмен на пленных (выкуп тоже был доходной статьей) и возврат награбленного убраться восвояси. Но корсары сами обратились к главарю с требованием послать испанцев к чертям. По приказу Моргана они самый большой свой корабль начинили от трюма до палубы порохом, живописно расставили возле мачт чучела в треуголках и с саблями, вместо пушек приладили раскрашенные чурбаны, подняли на гроте английский флаг и пустили сие творение навстречу испанцам. Дело было в сумерках, поэтому те усмотрели в смело приближающемся судне желание пойти на абордаж. Когда корабли сблизились, взрыв серы и дегтя осветил море как днем. Паника позволила пиратам взять уже настоящим абордажем второй военный корабль испанцев, а третий те, дабы не доставался морским бандитам, затопили сами. Такая стратегия не могла не вызывать восхищения. ? даже нашёлся один испанский гранд, которому уважение к врагу внушило дерзкую мысль вызвать его на рыцарский поединок. Капитан Мануэль Пардаль широко оповестил всю общественность Карибского моря о том, что готов скрестить с Генри Морганом свою бойкую дворянскую шпагу. Посмеялся ли над этим коварный пират, история умалчивает, но судьбе было угодно вскоре свести противников в устье реки Чагрес, где пиратам приглянулась лакомая крепость Сан-Лоренсо. Можно не сомневаться в том, что испанец шпагу свою обнажил. Но нашли его после встречи с пиратом с простреленной шеей.

Однако этот эпизод кажется милым анекдотом на фоне вероломства, проявленного Морганом при взятии другого пункта испанского золотого берега. В мае 1668 г., поставив корабли на якорь и пересадив своих головорезов на каноэ, он внезапно напал с суши на Порто-Белло. Поверив данным разведки и успев запереть город, защитники его во главе с комендантом сопротивлялись с отчаянием обречённых. После нескольких кровавых, но неудачных попыток штурма пират переловил в окрестном монастыре монахинь и заставил их подносить его воякам лестницы. Когда тем удалось не только забраться наверх, но и проломить стену Порто-Белло, "живой щит" просто перерезали. Но и после осатанелого грабежа беды для жителей города не кончились: две недели пираты до полусмерти напивались в местных кабачках, растаскивали по камушку церкви и забавлялись с уцелевшим женским полом. Убрались они лишь после того, как губернатор Панамы наскрёб выкуп в размере 100 тысяч пиастров. Однако чиновник, выполнив свой долг, не удержался от наивного вопроса – как флибустьерам удалось взять форпост без правильной осады и пушек? Ещё большей глупостью с его стороны была просьба к Моргану прислать ему образец "секретного оружия", обеспечившего подобный успех. Пират тем же курьером отослал ему пистолет с несколькими пулями и обещание лично показать, как им пользоваться. Примерно через год.

Ничего не скажешь, на этот раз Морган своё слово сдержал. Он знал, что Панама является как бы большим транзитными складом для драгоценностей и золота из ограбленного испанцами Перу, а её кафедральный собор располагает огромным количеством уникальной утвари. Однако и местный гарнизон слыл чуть ли не самым крепким. Тайком Морган разослал по самым злачным местам своих вербовщиков, зная, что его имя послужит лучшей рекламой, а о конкретной цели пиратам знать не надо, дабы сведения о походе не дошли до испанской разведки. Вся крепкая на кулак рвань Карибского моря, белые переселенцы и даже загонщики диких быков откликнулись на зов. Помимо этих пропащих душ, в распоряжении Моргана оказался могучий флот из 37 кораблей, самый крупный из которых нес 8 парусов и 32 пушки. Однако в этом предприятии морскому разбойнику было рискованно полагаться только на свою необыкновенную удачливость. ? он придумал обманный маневр: нагрянуть не со стороны моря, откуда его могли ждать, а с суши. Отобрав около полутора тысяч "нормальных героев", способных идти в обход через джунгли налегке без продовольствия, но с боеприпасами, 18 января 1671 г. он двинулся в путь. Между тем испанцы всё же прознали о его дерзком плане и применили тактику выжженной земли: в деревенских садах на перешейке были оборваны даже незрелые плоды, то и дело на бандитов наскакивали индейцы. Но околдованные мечтой о добыче корсары продолжали свой голодный марш по сельве. Кожаные ремни и сумки крошили в лапшу, разминали камнями и варили с корнями и листьями в болотной воде, а муки голода и несварения желудка скрашивали безудержным употреблением табака. Никакой другой отрады не было: знающий не понаслышке вкусы своей армии, Морган запретил употребление спиртного, соврав, что всё оно намеренно отравлено испанцами. Через 9 дней на них свалилось удача: на пути попалось стадо коров. Однако из опасений, что дым и огонь выдадут их месторасположение, костры тоже были запрещены – говядину употребили в сыром виде. Едва подкрепившись, оборванные и измученные пираты вышли на опушку леса и увидели, какую роскошную встречу им приготовили испанцы. На фоне башен Панамы гарцевала конница, сияли начищенные кирасы, а негры нервировали стадо диких быков, готовясь устроить пришельцам весёлую корриду. Но в “Рыжем” Моргане жил отличный полководец. Выстроив своих озверевших в диком лесу громил ромбом, что не позволяло атаковать их с тыла и флангов, он дал команду "пли!". Становясь на одно колено, пираты открыли шквальный огонь, причём каждый стрелок имел в запасе десять ружей, которые перезаряжали внутри ромба. ?спанцев буквально выкосили, только 50 всадников спаслись бегством. Быков же просто отпугнули воплями и флагами, и те понеслись топтать своих. Даже пушки со стен Панамы не остановили последовавший затем яростный штурм.

Дальше всё пошло, как полагается – грабёж, пожары, на огне которых пираты сплавляли золото с роскошных одежд в слитки. Но обещанных сокровищ, загодя эвакуированных жителями, найти не удавалось. Морган пытал пленных, невзирая на возраст и цвет кожи: клал их ногами в костер, сжимал головы, пока глаза не выкатывались из орбит, разрывал пополам, привесив к ступням камни. Всего этого казалось мало. Среди корсаров зрел заговор. Тогда великий пират приказал возвращаться, погрузив всё награбленное на 175 мулов. Уже в гавани он объявил: "Делиться будем честно" – и учинил поголовный обыск, для убедительности вывернув свои карманы и стащив сапоги. Это сработало. А за день до назначенного дележа погрузил львиную долю стоимостью в 500 тысяч реалов на свой флагман и отплыл, кинув соратников на произвол судьбы.

На Ямайке Моргана ждал сюрприз: поскольку на Панаму он напал аккурат спустя неделю после заключения мирного договора ?спании с Англией, от той потребовали наказать бандита. Отправленный под конвоем в Лондон, он ждал худшего. Однако вместо суда Карл Второй посвятил его в рыцари и прислал обратно уже в чине верховного судьи, наказав бороться с пиратством нещадно. (Моргану везло и до этого: однажды во время военного совета в открытом море на его флагмане кто-то из матросов спьяну палил в белый свет, а попал в пороховой отсек. Корабль взлетел на воздух, все находившиеся на борту погибли, уцелел только сам “Рыжий” и сидевшие с ним за столом капитаны).

Но постаревший сэр Генри Морган, отстранённый спустя некоторое время за неизлечимое казнокрадство от губернаторства Ямайки, судя по всему, просто устал. Он даже стал призывать своих бывших коллег воспользоваться королевской амнистией и переквалифицироваться в мирные плантаторы. Врач Ханс Слоун диагностировал у этого толстого человека с синюшным цветом лица туберкулёз и цирроз печени в результате неумеренного увлечения алкоголем. Умершего 25 августа 1688 г. Генри Моргана похоронили на Ямайке со всеми почестями, какие полагались высокопоставленному дворянину. Но разве так должен был закончить свой путь корсар? Конечно, не так... Через четыре года во время землетрясения огромная прожорливая волна смыла кладбище вместе с его могилой. Море взяло себе то, что ему причиталось по праву, и унесло с собой тайну сокровищ Моргана, которую так и не удалось раскрыть стае рыдающих домочадцев.

Где они сейчас, пиратские сокровища? ?скатели неустанно ищут тот самый флагман, что взлетел на воздух после пьяной пальбы, рыщут по острову Кокос в экваториальной части Тихого океана и Каймановым островам к северо-западу от Ямайки, где пират нередко отсиживался в пещерах, даже подняли со дна Карибов его шхуну "Merchant Jamaica". Пока всё без толку. Не пятнадцать – куда больше человек тщетно облизываются на сундук мертвеца. Йо-хо-хо...

Всё так же шумит неумолчный прибой овеянного жуткими легендами океана, а рыжий пират продолжает загадочно ухмыляться с портрета в кабачке колумбийской Картахены, пока кто-то опрокидывает в горло обжигающий ром, названный его именем.

www.peoples.ru
Alejo вне форума   Ответить с цитированием
>
Старый 05.03.2010, 18:43   #15
Preston
V I P
Аватар для Preston
Капитан

9-я должностная категория

 
Пол: Мужчина
В команде с 24.02.2010
Регистрация под № 6
Родина: РФ
Страна проживания:
Адрес: ?ркутск
Авто:
Сообщений: 1,666
Вес репутации: 14
Любимый тип судна:
Сказал(а) спасибо: 1,025
Поблагодарили 1,048 раз(а) в 649 сообщениях

Награды пользователя:

Preston Репутация: Человек чести; 15%Preston Репутация: Человек чести, 15%Preston Репутация: Человек чести, 15%
По умолчанию

Фрэнсис Дрейк (Franсis Drake)
(1540 (Тависток, графства Девоншир) – 28.01.1596 года (Берега Порто-Белло)



Фрэнсис Дрейк (Francis Drake) родился в 1540 году в местечке Тависток, графства Девоншир, в семье бедного деревенского священника Эдмунда Дрейка. В некоторых источниках утверждается, что в юности его отец был моряком. Дед Френсиса был фермером, владевший 180 акрами земли. Мать Френсиса была из рода Милвэй, но её имя не удалось найти. Всего в семье Дрейков было двенадцать детей, Френсис был старшим. Фрэнсис рано покинул родительский дом (предположительно в 1550 году), поступив юнгой на небольшой торговый корабль, где он быстро овладел искусством судовождения. Трудолюбивый, настойчивый и расчетливый, он приглянулся старому капитану, у которого не было семьи и который полюбил Дрейка как родного сына и завещал свой корабль Фрэнсису. В качестве торгового капитана Дрейк предпринял несколько длительных путешествий в Бискайский залив и Гвинею, где он выгодно занимался работорговлей, поставляя негров на Гаити.

В 1567 году Дрейк командовал кораблём в эскадре известного в те времена Джона Хокинса, грабившего с благословения королевы Елизаветы I побережье Мексики. Англичанам не повезло. Когда после страшной бури они отстаивались в Сан-Хуане, на них напала испанская эскадра. Только один корабль из шести вырвался из западни и после трудного плавания добрался до родины. Это был корабль Дрейка...

В 1569 году он женился на девушке по имени Мэри Ньюман, о которой мне не удалось ничего узнать. ?звестно лишь, что брак оказался бездетным. Мэри умерла двенадцать лет спустя.

Вскоре после этого Дрейк совершил два разведочных плавания через океан, а в 1572 году организовал самостоятельную экспедицию и совершил очень удачный набег на Панамский перешеек.

Вскоре среди далеко не добродушных пиратов и работорговцев молодой Дрейк стал выделяться как самый жестокий и самый удачливый. По свидетельству современников "это был властный и раздражительный человек с бешеным характером", жадный, мстительный и крайне суеверный. В то же время многие историки утверждают, что не только ради золота и почестей предпринимал он рискованные плавания, что его привлекала сама возможность побывать там, где ещё не был никто из англичан. Во всяком случае, географы и моряки эпохи Великих географических открытий обязаны именно этому человеку многими важными уточнениями карты мира.

После того как Дрейк отличился в подавлении ирландского восстания, он был представлен королеве Елизавете и изложил свой план набега и опустошения западных берегов Южной Америки. Вместе со званием контр-адмирала Дрейк получил пять кораблей с экипажем из ста шестидесяти отборных матросов. Королева поставила одно условие: чтобы оставались в тайне имена всех тех знатных джентльменов, которые, как и она, дали деньги на снаряжение экспедиции.

Дрейку удалось скрыть истинные цели экспедиции от испанских шпионов, распространив слух, что он направляется в Александрию. В результате этой дезинформации испанский посол в Лондоне дон Бернандино Мендоса не принял мер для преграждения пути пирату в Западное полушарие.

Во времена королевы Елизаветы I официальных правил обмера судов не существовало, и поэтому размеры корабля Дрейка в разных источниках не совпадают. Путем сопоставления сведений Р. Хоккель приводит следующие данные: длина между штевнями - 20,2 метров, наибольшая ширина - 5,6 метров, глубина трюма - 3,03 метров, высота борта: на миделе - 4,8 метров, в кормовой части - 9,22 метров, в носовой части - 6,47 метров; осадка - 2,2 метров, высота грот-мачты 19,95 метров. Вооружение - 18 пушек, из них по семь пушек на каждом борту и по две на баке и корме. По форме корпуса "Пеликан" представлял переходной тип от каракки к галеону и был хорошо приспособлен для длительного морского плавания.

Каюта Дрейка была отделана и обставлена с большой роскошью. Посуда, которой он пользовался, была из чистого серебра. Во время еды его слух услаждали своей игрой музыканты, а за креслом Дрейка стоял паж. Королева послала ему в подарок благовония, сладости, вышитую морскую шапку и зелёный шёлковый шарф с вышитыми золотом словами: "Пусть всегда хранит и направляет тебя Бог".

Во второй половине января корабли достигли Могадара, портового города в Марокко. Взяв заложников, пираты обменяли их на караван всевозможных товаров. Затем последовал бросок через Атлантический океан. Разграбив по пути испанские гавани в устье Ла-Платы, флотилия 3 июня 1578 года стала на якорь в бухте Сан-Хулиан, в которой Магеллан расправился с бунтовщиками. Какой-то рок довлел над этой гаванью, ибо и Дрейку также пришлось подавить вспыхнувший мятеж, в результате чего был казнён капитан Даути. Кстати, тогда же "Пеликан" был переименован в "Золотую Лань" (Golden Hind).

2 августа, бросив два пришедших в полную негодность судна, флотилия ("Золотая Лань", "Елизавета" и "Морское Золото") вступила в Магелланов пролив и прошла его за 20 дней. После выхода из пролива корабли попали в жестокий шторм, разметавший их в разные стороны. "Морское Золото" погиб, "Елизавета" был отброшен обратно к Магелланову проливу и, пройдя его, он вернулся в Англию, а "Золотую Лань", на котором был Дрейк, занесло далеко на юг. При этом Дрейк сделал невольное открытие, что Огненная Земля не выступ Южного материка, как считалось в то время, а архипелаг, за которым простирается открытое море. В честь первооткрывателя пролив между Огненной Землей и Антарктидой был назван именем Дрейка.

Как только утих шторм, Дрейк взял курс на север и 5 декабря ворвался в гавань Вальпараисо. Захватив стоявший в гавани корабль, гружённый винами и слитками золота на сумму 37 тысяч дукатов, пираты высадились на берег и разграбили город, забрав груз золотого песка стоимостью в 25 тысяч песо.

Кроме того, на корабле они нашли секретные испанские карты, и теперь Дрейк продвигался вперед не вслепую. Надо сказать, что до пиратского набега Дрейка испанцы чувствовали себя на западном побережье Америки в полнейшей безопасности – ведь ни один английский корабль не проходил Магеллановым проливом, и поэтому испанские корабли в этом районе не имели охраны, да и города не были подготовлены к отпору пиратам. ?дя вдоль берегов Америки, Дрейк захватил и разграбил многие испанские города и поселения, в том числе Кальяо, Санто, Трухильо, Манту. В панамских водах он настиг корабль "Карафуэго", на котором был взят груз баснословной ценности – золото и серебро в слитках и монеты на сумму 363 тысячи песо (около 1600 кг золота). В мексиканской гавани Акапулько Дрейк захватил галеон с грузом пряностей и китайского шелка.

Затем Дрейк, обманув все надежды своих врагов, не повернул обратно на юг, а пересёк Тихий океан и вышел к Марианским островам. Отремонтировав корабль в районе Целебеса, он взял курс на мыс Доброй Надежды и 26 сентября 1580 года бросил якорь в Плимуте, совершив второе после Магеллана кругосветное плавание.

Это было самое доходное из всех путешествий, которые когда-либо совершались, – оно дало доход 4700% прибыли, около 500 тысяч фунтов стерлингов! Чтобы представить себе грандиозность этой суммы, достаточно привести для сравнения две цифры: боевые действия по разгрому испанской "Непобедимой армады" в 1588 году обошлись Англии "всего" в 160 тысяч фунтов, а годовой доход английской казны в то время составлял 300 тысяч фунтов. Королева Елизавета посетила корабль Дрейка и прямо на палубе произвела его в рыцари, что было большой наградой – в Англии насчитывалось всего 300 человек, имевших это звание!

?спанский король Филипп II потребовал наказания пирата Дрейка, возмещения ущерба и извинений. Королевский совет Елизаветы ограничился туманным ответом, что испанский король не имеет морального права "воспрепятствовать посещению ?ндии англичанами, а посему последние могут совершать туда путешествия, подвергаясь риску, что их там схватят, но уж если они возвращаются без ущерба для себя, Его Величество не может просить Её Величество их наказывать..."

В 1585 году Дрейк женился вторично. На этот раз это была девушка довольно богатого и знатного рода – Элизабет Сиденхэм. Чета переехала в недавно купленное Дрейком поместье Бакланд Абби (Buckland Abbey). Сегодня там находится большой момнумент в честь Дрейка. Но, как и в первом браке, детей у Дрейка не было.

В 1585-1586 годах сэр Френсис Дрейк снова командовал вооруженным английским флотом, направленным против испанских колоний Вест-?ндии, и так же, как и в прошлый раз, возвратился с богатой добычей. Впервые Дрейк командовал таким большим соединением: у него в подчинении был 21 корабль с 2300 солдатами и матросами.

?менно благодаря энергичным действиям Дрейка был на год отсрочен выход в море "Непобедимой армады", что позволило Англии лучше подготовиться к военным действиям. Неплохо для одного человека! А дело было так: 19 апреля 1587 года Дрейк, командуя эскадрой из 13 небольших кораблей, вошёл в гавань Кадиса, где готовились к отплытию корабли "Армады". ?з 60 кораблей, стоявших на рейде, он уничтожил 30, а часть оставшихся захватил и увёл с собой, в том числе и громадный галеон водоизмещением 1200 тонн.

В 1588 году сэр Френсис приложил свою тяжёлую руку к полному разгрому "Непобедимой армады". К сожалению, это было зенитом его славы. Экспедиция к Лиссабону в 1589 году закончилась неудачей и стоила ему расположения и милости королевы. Взять город он не смог, а из 16 тысяч человек в живых осталось только 6 тысяч. Кроме того, королевская казна понесла убытки, а к таким вопросам королева относилась очень плохо. Похоже, что счастье покинуло Дрейка, и следующая экспедиция к берегам Америки за новыми сокровищами уже стоила ему жизни.

Всё в этом последнем плавании складывалось неудачно: в местах высадки оказывалось, что испанцы были предупреждены и готовы к отпору, сокровищ не было, а англичане несли постоянные потери в людях не только в боях, но и от болезней. Адмирал также заболел тропической лихорадкой. Почувствовав приближение смерти, Дрейк поднялся с постели, с большим трудом оделся, попросил своего слугу помочь ему облачиться в доспехи, чтобы умереть как воину. На рассвете 28 января 1596 года его не стало. Через несколько часов эскадра подошла к Номбре-де-Диосу. Новый командующий Томас Баскервиль приказал поместить тело сэра Френсиса Дрейка в свинцовый гроб и с воинскими почестями опустить в море.

Поскольку у сэра Френсиса Дрейка не оказалось детей, чтобы наследовать его титул, он был передан племяннику, которого тоже звали Френсис. Тогда это казалось курьезом судьбы, но впоследствии стало причиной многих казусов и недоразумений.


50 долларов 1988 г. – памятная монета Островов Кука, посвящённая Фрэнсису Дрейку


Почтовая марка Великобритании, посвящённая Ф. Дрейку

www.peoples.ru
__________________


Preston вне форума   Ответить с цитированием
>
Старый 05.03.2010, 18:43   #16
Marconi
Аватар для Marconi
Коллегия Министерства

13-я должностная категория

 
Пол: Мужчина
В команде с 23.02.2010
Регистрация под № 1
Родина: Рыбачий, Камчатка
Страна проживания:
Адрес: Port Moresby
Авто: SuperB
Сообщений: 5,590
Вес репутации: 19
Любимый тип судна:
Сказал(а) спасибо: 2,136
Поблагодарили 2,757 раз(а) в 1,594 сообщениях

Награды пользователя:

Marconi Репутация: Герой; 30%Marconi Репутация: Герой, 30%Marconi Репутация: Герой, 30%
По умолчанию

Мадам Вонг

Китайская авантюристка, "королева пиратов ". Настоящее имя — Шан. Ее банда была организована по принципу китайских тайных обществ. Полиции так и не удалось выйти на ее след. Стражи порядка стран Юго-Восточной Азии предлагали в 1964 году 10 тысяч фунтов стерлингов только за фотографию пиратки. Единственным её увлечением были азартные игры. Мало что известно о её жизни до конца тридцатых годов. Красавица Шан была танцовщицей в одном из кабачков Гонконга (по другой версии — в одном из ночных клубов Кантона), когда однажды за кулисы к ней зашёл шикарно одетый господин средних лет и заявил Шан, что она ему нравится и он хочет на ней жениться, что зовут его Вонг Кунгкит и что он служит у самого генералиссимуса Чан Кайши.

Танцовщица была так поражена манерами и костюмом господина Вонг Кунгкита, что сразу согласилась на его предложение, даже не подозревая, с кем связывает свою дальнейшую жизнь...

Свою карьеру Вонг Кунгкит начал с деяний уголовных. Торговал детьми, женщинами, наркотиками. ?мел тесную связь с так называемым "Братством нищих" — тайной гангстерской организацией, у которой повсюду были свои глаза и уши. "Братья" похищали детей богатых родителей и требовали за них выкуп, но это было не страшное зло. Гораздо ужаснее выглядело другое занятие — уродовать, по примеру средневековых компрачикосов, краденых детей, чтобы потом зарабатывать на них деньги. То, что Вонг Кунгкит, будучи самым настоящим гангстером, одновременно состоял на службе у Чан Кайши, вполне объяснимо. В своей деятельности генералиссимус опирался на тёмные силы Шанхая, Гонконга, Тяньцзиня и других китайских городов. К 1940 году, когда Вонг Кунгкит решил уйти с государственной службы, у него уже был солидный капитал, дававший возможность начать любое дело. Вонг Кунгкит выбрал пиратство и через некоторое время стал грозой торговцев на реке Янцзы, в устье которой расположен Шанхай, где пересекались интересы всех преступных кланов тогдашнего Китая и где можно было сбыть любое количество награбленного и "отмыть" какие угодно деньги.

Начав с Янцзы, Вонг Кунгкит вскоре вышел в Южно-Китайское море, где грабил торговые и пассажирские суда, независимо от того, под флагом какого государства они плавали. Но в 1946 году Вонг Кунгкит погиб. ?стория его смерти загадочна, полагают, что в ней повинны конкуренты пирата.

Когда в конце концов два ближайших помощника Вонг Кунгкита пришли к вдове, чтобы та чисто формально (поскольку всё уже было решено этими двумя) одобрила бы названную ими кандидатуру на пост руководителя корпорации, мадам Вонг спокойно выслушала помощников своего погибшего мужа. Дело происходило в будуаре мадам, где она, сидя перед трюмо, занималась вечерним туалетом. Пришедшие, рассевшись в небрежных позах, говорили о том, что "фирме" больше нельзя оставаться без хозяина, что за дело должна взяться твёрдая мужская рука и они готовы взвалить на себя тяжёлую ношу руководства, пусть только мадам укажет, кого из них двоих она предпочитает.

"К сожалению, вас двое, — ответила мадам, не отрываясь от туалета, — а фирме нужен один глава..."

После этих слов мадам развернулась, и мужчины увидели, что в каждой руке она держит по револьверу. Небольшие, даже изящные (их изготовил по заказу в спецмастерской, украсил перламутром и подарил жене в день рождения покойный Вонг Кунгкит), они напоминали игрушки, однако грянувшие выстрелы разрушили эту иллюзию. Спрятав револьверы в ящик туалетного столика, мадам вызвала охрану и приказала убрать трупы.

Так состоялась "коронация" мадам Вонг, ибо после этого случая охотников говорить с нею о власти в корпорации не нашлось. Заняв место мужа, мадам Вонг произвела ревизию доставшегося ей хозяйства. Выяснилось, что её флот составляет сто пятьдесят джонок, новейших торпедных катеров и канонерок. Современные джонки — это быстроходные корабли, оснащенные сильными двигателями, самым современным радио- и навигационным оборудованием, и хорошо вооружены. Состав флота показался мадам Вонг недостаточным, и она решила приобрести в Европе подводную лодку, но сделка по каким-то причинам не состоялась.

Первой крупной операцией, проведённой под руководством мадам Вонг, стало ограбление в 1947 году голландского парохода "Ван Хойц". Он шел из Кантона в Шаньтоу, когда тёмной ночью его атаковали семь джонок мадам Вонг. Пароход был взят на абордаж и ограблен дочиста. Как утверждала впоследствии полиция, "улов" пиратов составил 400 тысяч фунтов стерлингов.

В 1951 году на весь Дальний Восток прогремел случай с английским пароходом "Мэллори". Когда пароход проходил Тайваньский пролив, у него прямо по курсу оказалась неизвестно откуда взявшаяся джонка. Чтобы не наскочить на неё, "Мэллори" сбавил ход до малого, чем тотчас воспользовались люди на джонке. Они пришвартовались к английскому пароходу и молниеносно высадили на него вооруженную группу в составе двадцати пяти человек. Угрожая команде американскими автоматами, налётчики заперли её в одной из кают, а сами принялись перегружать на джонку всё ценное, что находилось на борту "Мэллори". Работа продолжалась несколько часов, после чего джонка скрылась.
Но грабеж в открытом море был не единственным способом пополнения казны мадам Вонг. Она не гнушалась и рэкетом, о чём красноречиво свидетельствует следующий факт

В августе 1951 года в одну из контор британского пароходства, расположенную в Гонконге, поступило письмо следующего содержания: "Ваш фрахтер, который отплывает 25 августа, будет атакован. Если Вы отложите отправление, это Вас не спасет. Можете обеспечить безопасность судна, заплатив 20 тысяч гонконгских долларов".

Проанализировав ситуацию, пароходство пришло к выводу, что запрашиваемую вымогателями сумму надо заплатить, иначе будет хуже. Кто были эти вымогатели, англичане прекрасно знали, но у них не было никого, кто мог бы защитить их от рэкетиров, — английские военные корабли были заняты в то время на войне в Корее, а гонконгская полиция уже давно выбивалась из сил, гоняясь за пиратами мадам Вонг.

О том, как опасно игнорировать "просьбы" мадам Вонг выплатить ей те или иные суммы, говорит случай с пароходной компанией "Куангси". От мадам Вонг ей поступил "счет" на ежегодную выплату в 150 тысяч долларов. Компания отказалась платить, и на её кораблях начади взрываться мины замедленного действия, а те корабли, которые обнаруживали взрывчатку ещё в порту, затем бесследно исчезали в море. Убытки компании во много раз превысили "квоту", установленную мадам Вонг. Так что приходилось платить, и морская полиция Гонконга подсчитала, что сумма выплат составляет ежегодно 150 миллионов гонконгских долларов.

Во время корейской войны у американцев постоянно исчезали по пути следования транспорты со стратегическими грузами, которые конвоировались военными кораблями. Чтобы положить этому конец, американцы создали специальную группу агентов военной разведки. Но ей не удалось напасть на след пиратов. К тому же молодчики мадам Вонг украли у разведчиков патрульное судно, которое так и не нашли, несмотря на все старания. Есть сведения, что в те годы мадам Вонг существенно расширила свои связи, побывав в Макао, Сингапуре и даже в Токио. Там она встречалась с нужными ей людьми, а в редкие минуты отдыха играла в азартные игры, которые являлись её единственным увлечением. Разумеется, после пиратского "бизнеса".

Территория, контролируемая пиратами, была сравнима с территорией средней европейской страны, такой, скажем, как Англия или Голландия. Соответственно этому был и урон, наносимый корпорацией экономике Китая. Полиция многих городов пыталась выйти на след мадам Вонг, но она была неуловима. Более того, в картотеке полиции даже не было портрета мадам, что чрезвычайно затрудняло её розыск.

? вот, чтобы восполнить пробел, полиция таких стран Юго-Восточной Азии, как Тайвань, Филиппины, Таиланд, Япония (по одному этому "списку" можно судить о размахе преступной деятельности мадам Вонг), предлагала в 1964 году 10 тысяч фунтов стерлингов тому, кто предоставит фотографию преступницы. А тот, кому удалось бы поймать мадам Вонг, мог назначать собственную цену за её голову, и власти перечисленных выше стран обязывались уплатить её.

Однажды (спустя 1 месяц после объявления о вознаграждении) в полицию города Макао поступил конверт с надписью - "Это Вас заинтересует, потому что касается мадам Вонг". Конверт вскрыли и обнаружили там фотографии двух мужчин, убитых и жестоко изуродованных. В записке, которая прилагалась к фотографиям, говорилось, что эти люди наказаны за то, что пытались тайно сфотографировать мадам Вонг.

Второй случай, не менее жестокий, произошел с одним из членов банды мадам Вонг, который предложил передать японской полиции кое-какую информацию о своей "хозяйке" Переговоры с этим человеком велись тайно, без свидетелей, и японцы надеялись, что наконец-то нападут на след "дамы-невидимки". Осведомителю была назначена встреча, и он прибыл в обговоренный пункт. У него были отрублены руки и вырезан язык...

Но чем же объясняется неуловимость мадам Вонг и её поистине дьявольская осведомленность обо всем, что планируется против неё? Почему полициям восточно-азиатских стран так и не удалось установить даже приблизительную численность этой корпорации?

Всё дело в том, как считают многие криминалисты, что в основу организации мадам Вонг были положены вековые традиции и принципы китайских тайных союзов и обществ, корни которых уходят в средневековье и дальше. Эти союзы особенно широко были распространены в южных районах Китая и носили экзотические названия — "Белая, Голубая и Красная кувшинки", "Большие и Малые ножи", "Два дракона", "Старые братья", "Белое облако", "Белый лотос", "Три палочки ладана" и, наконец, Общество Неба и Земли и знаменитая "Триада".

Приём в члены таких обществ сопровождался сложными обрядами и ритуалами, имевшими магический характер, что делало их похожими на древние китайские ордалии, то есть на процесс, когда выяснялись правота или виновность и когда этот процесс сопровождался разного рода испытаниями, доставлявшими участвовавшим в нем физические страдания.

Подобные обряды особенно практиковались членами тайного общества "Триада", которое до сих пор существует в государствах Юго-Восточной Азии. Общество это отличается жестокой субординацией и дисциплиной, культом вождей, считающихся непогрешимыми, а потому требующих безоговорочного подчинения.

Как считают исследователи, их опыт, особенно опыт "Триады" по внедрению в общественную жизнь и конспирации своей деятельности, взяла на вооружение мадам Вонг. Более того, поговаривают, что она была не столько "королевой пиратов", сколько одним из руководителей могущественной "Триады"!

Впрочем, прямых доказательств того, что мадам Вонг служила сразу двум господам — своей корпорации и "Триаде", — нет. Но то, что она использовала опыт последней в деле внутреннего устройства своей корпорации, — бесспорно. "?мперия" мадам Вонг устроена по принципу тайных обществ — безусловном подчинении рядовых членов вождям. Английская полиция утверждает, что китаянка имеет в своем распоряжении не менее трех тысяч боевиков, связанных железной дисциплиной и готовых на всё во имя интересов своей корпорации. Португальские же криминалисты считают, что "воинов" у мадам Вонг около восьми тысяч. А ведь есть ещё информаторы, причём ими являются не только китайцы и другие "азиаты", но и многочисленные европейцы.

В шестидесятых-семидесятых годах размах преступной деятельности мадам Вонг достиг такого уровня, что ею занялся ?нтерпол. При этом выявилась очень мощная сеть преступных организаций, разбросанных буквально по всему миру и подчинённых мадам. Её агенты по доставке крупных партий наркотиков и золота, а также по торговле "белыми рабами" обнаружились, например, в Амстердаме и Нью-Йорке, в городах Среднего Востока и Латинской Америки.

Мадам Вонг владела большим количеством недвижимости в виде десятков ресторанов и публичных домов в Гонконге, Сингапуре и Макао. Мадам торговала девушками для увеселительных заведений, которых агенты Вонг вербовали в странах Западной Европы и в Америке под предлогом высокооплачиваемой работы секретарей, гидов, стюардесс. Вместо офисов они попадали в портовые притоны и чайханы, откуда уже не было возврата в нормальную жизнь.

? все же основную долю своих дивидендов мадам Вонг получала от операций с золотом и драгоценностями. Корабли её флотилии, разбросанные на пространстве от Персидского залива до Шанхая, доставляли контрабандное золото в пункты сбыта. За это пираты имели от 5 до 10 процентов чистой прибыли. А поскольку через руки мадам Вонг за год проходило на миллиард долларов драгоценного металла, то на её долю после сделки оставалось 50-100 миллионов долларов. Правда, нужно было делиться с посредниками, но и тогда пираты и их руководительница не оставались внакладе, получая 20-25 миллионов.

Новое направление в деятельности корпорации принесло и новые заботы. Если раньше клиентами мадам Вонг были откровенно уголовники, то теперь ими стали банкиры, антиквары, ювелиры. Словом, мадам Вонг требовалось приобрести солидность и респектабельность, чтобы завоевать доверие у своих новых клиентов, и она это с успехом проделала, ещё раз доказав всем, что пойдёт на всё ради своих интересов. С этой целью мадам стала оказывать кое-какие услуги английской полиции Гонконга и даже приняла участие в ликвидации мелких пиратских банд. Кроме того, она стала просто-напросто наводить полицию на своих конкурентов по золотому промыслу, из-за чего многие из них разорились. Зато сама мадам снискала репутацию чуть ли не борца с преступностью, а вдобавок получала, если верить утверждениям некоторых газет, 10% от суммы конфискованного у тех, на кого она наводила.

Говорят, что в семидесятых годах пожилую мадам Вонг, в роскошных мехах и бриллиантах, время от времени встречали не только за игорными столиками в казино, но и на всевозможных раутах у банкиров и бизнесменов. Об этом писал в 1978 году итальянский журналист Альберто Салани. Правда, доказать, что это была именно мадам Вонг, невозможно, поскольку она всегда выступала под вымышленным именем. Этим приемом мадам пользовалась, видимо, всегда, и подтверждение тому — случай, который произошёл с вице-президентом Филиппин Мануэлем Пелаесом.

В июне 1962 года вице-президент устраивал приём в своём загородном доме, расположенном неподалеку от Манилы. Гостей было около двух сотен, и среди них — мадам Сенкаку, поразившая всех тем, что, играя в рулетку, делала умопомрачительные ставки. Посмотреть на игру собралась целая толпа любопытных, в том числе и сам господин Пелаес. После игры он сказал своей гостье: "Вы так спокойно играете и делаете такие ставки, как могла бы играть сама мадам Вонг, если верить слухам о ней..." — "А я и есть мадам Вонг, — ответила гостья. — Сенкаку — мой псевдоним". Приняв это за шутку, присутствовавшие при разговоре вежливо рассмеялись. Но спустя неделю Пелаес получил письмо из Макао, состоявшее из одной лишь фразы: "Благодарю Вас за приятно проведенный вечер. Вонг — Сенкаку".

"100 великих авантюристов"
Marconi вне форума   Ответить с цитированием
>
Старый 05.03.2010, 18:43   #17
Flibustier
Developers Team
Аватар для Flibustier
Adventurer
Старший помощник
капитана

8-я должностная категория

 
Пол: Мужчина
В команде с 23.02.2010
Регистрация под № 4
Страна проживания:
Адрес: Ростов-на-Дону
Сообщений: 1,138
Вес репутации: 12
Сказал(а) спасибо: 335
Поблагодарили 218 раз(а) в 125 сообщениях

Награды пользователя:

Flibustier Репутация: Честный капитан; 47%Flibustier Репутация: Честный капитан, 47%Flibustier Репутация: Честный капитан, 47%
По умолчанию

Томас Тью

Томас Тью (англ. Thomas Tew, ? — 1695), также известный как Род-Айлендский пират — английский капер и пират. Базировался в Ньюпорте (Род-Айленд), где был чрезвычайно популярен. Хотя Тью совершил только два крупных путешествия и погиб во время второго из них, он впервые проплыл путём, известным позже как Пиратский круг. Многие знаменитые пираты, включая Генри Эвери и Уильяма Кидда, плавали этим путём после Тью.


Говард Пайл: Томас Тью рассказывает о своих путешествиях своему другу, губернатору Нью-Йорка Флетчеру.

Хотя Тью утверждал, что его предки жили в Род-Айленде с 1640 года], вероятнее всего, он родился в Англии, в Нортгемптоншире, и эмигрировал в колонии вместе со своей семьёй, когда был ещё ребёнком. Он жил в Ньюпорте, был женат и имел двух дочерей. После того, как Тью разбогател, его семья переселилась в Нью-Йорк и играла там заметную роль в светской жизни. Около 1690 года, Тью переселяется на Бермудские острова. Хотя уже в это время он имеет репутацию пирата, точно неизвестно, был ли он в действительности в это время пиратом или имел каперский патент для нападения на французские и испанские суда.

Первое плавание

В 1692 году Томас Тью получил каперский патент от губернатора Бермудских островов. Его сторонники на островах снарядили ему семидесятитонный шлюп «Эймити» (англ. Amity) с восемью пушками и экипажем из сорока шести человек. Тью отплыл в декабре 1692 года с намерением нападать на французские корабли у берегов Гамбии]. Однако вскоре после начала плавания он объявил о своём решении стать пиратом и попросил экипаж о поддержке, так как он не мог заняться противозаконной деятельностью без его согласия. Сообщается, что экипаж ответил рёвом «Золотая цепь или деревянная нога, мы будем с тобой». Новоиспечённые пираты избрали квартирмейстера, что было обычной практикой на пиратских кораблях для создания противовеса власти капитана. В конце 1693 года Тью достиг Красного Моря и напал на большой корабль, шедший из ?ндии в Османскую ?мперию. Несмотря на огромный для того времени воинский гарнизон из 300 солдат, корабль сдался без сопротивления, не нанеся никакого ущерба нападавшим. Пираты Тью захватили груз, состоящий из ста тысяч фунтов стерлингов золотом и серебров, не считая стоимости слоновой кости, драгоценных камней, шёлка и пряностей. Будучи разделенной между членами экипажа, добыча составила от 1200 до 3000 фунтов на человека. Тью получил около 8000 фунтов.

Тью был намерен продолжать пиратство в Красном море, но встретил сопротивление квартирмейстера. Тогда он вернулся в Ньюпорт через мыс Доброй Надежды, остановившись на острове святой Марии около Мадагаскара для ремонта. Он вошёл в Ньюпорт в апреле 1694 года. Тью вернул все долги владельцам корабля. Последние в результате получили четырнадцатикратную стоимость судна.

Второе плавание

В ноябре 1694 года Тью купил новый каперский патент у губернатора Нью-Йорка Флетчера и отплыл с экипажем численностью между 30 и 40 человек. К тому времени, как он достиг Мадагаскара, его экипаж каким-то образом увеличился до 50 или 60 человек]. В Баб-эль-Мандебском проливев августе 1695 года Тью обнаружил несколько пиратских кораблей, включая корабль Генри Эвери, надеявшихся повторить его прошлогодний успех. Тью и другие пираты решили объединиться. В сентябре 1695 года к проливу подошёл могольский конвой из 25 судов, и ночью прошёл мимо пиратов. Последние ринулись в погоню. «Эймити» напал на один из могольских кораблей, предположительно «Фате Мухаммед». Предположительно, Тью был убит в сражении пушечным ядром. Экипаж был деморализован и немедленно сдался, хотя позже корабль Эвери, «Фэнси», захватил «Фате Мухаммед» и освободил пиратов. Место захоронения Тью неизвестно.

Флаг

По сообшениям, личный флаг Тью изображал белую руку, держащую меч, на чёрном поле. Возможно, это означало «мы готовы вас убить». Современные свидетельства об этом флаге отсутствуют.


Предполагаемый флаг Тью

Материал из Википедии - свободной энциклопедии
Flibustier вне форума   Ответить с цитированием
>
Старый 05.03.2010, 18:43   #18
Alejo
Sailor
Аватар для Alejo
Corsario de Rey
5-й штурман

4-я должностная категория

 
В команде с 24.02.2010
Регистрация под № 7
Страна проживания:
Адрес: Гавана, Куба
Сообщений: 282
Вес репутации: 10
Сказал(а) спасибо: 0
Поблагодарили 17 раз(а) в 15 сообщениях

Награды пользователя:

Alejo Репутация: Опытный моряк; 0%Alejo Репутация: Опытный моряк, 0%Alejo Репутация: Опытный моряк, 0%
По умолчанию

Эдвард Тич

Эдвард Тич (англ. Edward Teach) по прозвищу «Чёрная Борода» (Blackbeard) — знаменитый английский пират, действовавший в районе Карибского моря в 1716—1718 годах. Родился предположительно в 1680 году в Бристоле или Лондоне. Настоящее имя осталось неизвестным. По одной из версий его звали Джон, по другой — Эдвард Драммонд. О детстве и юношестве также ничего не известно. Существует гипотеза, что до занятия пиратством он был инструктором на английском флоте, о чём говорит прозвище-псевдоним «Тич» (от англ. teach — обучать). Но в большинстве первоисточников его псевдонимом указывается как «Тэтч», что не странно, учитывая характерный внешний вид «Черной Бороды» (англ. thatch — густая шевелюра).



Флибустрьер

Первое документальное упоминание о Тиче относится к октябрю 1717 года (газета «Boston News-Letter»), когда он уже пиратствовал под началом капитана Бенджамина Хорниголда (Benjamin Hornigold), грабившего испанские и французские суда сначала в качестве приватира, а затем на собственный страх и риск. ?сторики предполагают, что Тич участвовал в Войне за ?спанское наследство (известной также как Война королевы Анны) в качестве приватира, а после подписания Утрехтского мира, не желая бросать любимую профессию, примкнул к флибустьерам Хорниголда. Это косвенно подтверждает название, которое Тич позже дал флагману своего пиратского флота — «Месть королевы Анны» (англ. Queen Anne's Revenge). Находясь в команде Хорниголда, Тич принял участие в большом количестве каперских операций против французов. Пользуясь тем, что Англия пребывала в состоянии войны с Францией, флибустьеры беспрепятственно использовали остров Ямайка в качестве своей базы. В конце 1716 года Хорниголд отдал Тичу в личное командование шлюп, захваченный у французов в ходе одного из рейдов. К этому моменту, Тич уже имел репутацию бесстрашного и яростного пирата.

В начале 1717 года Тич (возможно, в компании с Хорниголдом) отправился к берегам Северной Америки. После отбытия с острова Нью-Провиденс, пираты захватили барк, шедший под командованием капитана Тюрбара с Бермудских островов. На борту барка оказалось 120 бочонков с мукой, однако пираты взяли с него только вино и отпустили. Затем им удалось захватить корабль с богатой добычей, шедший в Южную Каролину из Мадеры. После ремонта и обслуживания своих судов на побережье Вирджинии, пираты вернулись к Вест-?ндским островам.

В ноябре 1717 года шлюпы Тича атаковали и, после скоротечного боя, захватили крупное французское судно около острова Сент-Винсент. К этому моменту флот «Черной Бороды» состоял из двух шлюпов: один с 12 пушками и 120 членами команды, второй — с 8 пушками и 30 членами команды. Захваченным судном оказался шлюп работорговцев «Конкорд» (фр. La Concorde), шедший из Гвинеи на Мартинику под командованием капитана Доссета. Пираты привели «Конкорд» к острову Бекия в Гренадинах, где высадили французов и африканских рабов на берег. Французский юнга Льюис Арот и ещё несколько членов команды добровольно присоединились к пиратам и указали им на ценные грузы, которые скрытно перевозились на корабле. В результате, добыча с корабля оказалась очень богатой, в числе прочего на нём было найдено изрядное количество золотого песка и драгоценных камней.

Меньший из двух шлюпов пираты отдали французам, а сами перешли на «Конкорд», который Тич укрепил, оснастил 40 пушками и переименовал в «Месть королевы Анны».

Пират «Черная Борода»

В 1717 году новый губернатор Багамских островов Вудс Роджерс объявил о начале беспощадной борьбы с пиратством. Хорниголд с частью своей команды решил сдаться на милость британских властей и получить обещанную королевским указом амнистию. Тич отказался прекращать свое ремесло и поднял над «Местью королевы Анны» чёрный флаг, тем самым окончательно поставив себя вне закона. Путешествуя вдоль Малых Антильских островов, Тич атаковал и грабил все встречные торговые корабли (зафиксированы нападения около островов Сент-Винсент, Сент-Люсия, Невис, Антигуа). В окрестностях острова Сент-Винсент пираты захватили большое английское торговое судно под командованием Кристофа Тейлора. Забрав всё, что представляло ценность, пираты высадили команду на остров, а сам корабль подожгли. В декабре 1717 флот Тича вышел из Пуэрто-Рико по направлению к Саманскому заливу на острове Эспаньола.

К январю 1718 года в команде Тича было уже около 300 человек. Курсируя в окрестностях островов Сент-Кристофер и Краб, пираты захватили ещё несколько британских шлюпов. В конце января «Месть королевы Анны» стала на якорь около города Бат в Северной Каролине. Этот небольшой городок, население которого в то время не превышало 8 тысяч человек, был хорошим убежищем для кораблей, идущих из Атлантики. Поселенцы с радостью скупали награбленный пиратами груз, поэтому Бат понравился Тичу в качестве тыловой базы, и он неоднократно возвращался к нему.

В апреле 1718 года в Гондурасском заливе Тич захватил шлюп «Приключение» (Adventure) и вынудил его капитана, Дэвида Хэрриота, присоединиться к пиратам (по другой версии, Хэрриот, сам будучи пиратом, добровольно присоединился к флоту Тича, но в последующем был отстранён от командования своим кораблём). Пираты поплыли далее на восток, прошли мимо Каймановых островов и захватили испанский шлюп, шедший с Кубы, который также присоединили к своей флотилии. Повернув на север, они проплыли через Багамские острова и подошли к берегам Северной Америки.

Блокада Чарлстауна

В мае 1718 «Месть королевы Анны» и три менее крупных пиратских шлюпа подошли к городу Чарльзтаун в Южной Каролине. Они бросили якорь у берегов Чарлстауна, устроив засаду. Таким образом за несколько дней было захвачено 9 кораблей, наиболее влиятельные пассажиры были отобраны в качестве заложников. Получив за них огромный выкуп деньгами и медикаментами, Тич отправился в Северную Каролину. Он подкупил губернатора Северной Каролины Чарльза ?дена и продолжал заниматься разбоем.

Конец карьеры

Осенью 1718 года губернатор Вирджинии Александр Спотсвуд опубликовал прокламацию, в которой пообещал награду в 100 английских фунтов тому, кто захватит или убьёт Тича, а также меньшие суммы за рядовых пиратов. Нанятый Спотсвудом английский лейтенант Роберт Мейнард (Robert Maynard) отправился на уничтожение Тича и встретился с ним возле острова Окракок.

22 ноября 1718 произошёл абордажный бой между командами Тича и Мейнарда, во время котрого «Чёрная Борода» и большинство его пиратов были убиты. Мейнард отрубил Тичу голову и приказал подвесить её на рее своего судна. Все тринадцать схваченных живыми пиратов были осуждены в Вильямсбурге и казнены через повешенье.

Флаг пиратов "Чёрной Бороды"


На флаге изображён скелет, держащий в руках песочные часы (символ неотвратимости смерти) и готовящийся пронзить копьем человеческое сердце. Флаг должен был предупреждать встречные корабли об опасности сопротивления пиратам — в этом случае, всех пленных ждёт жестокая смерть. Некоторое время вместо скелета на флаге изображался пират.

Легенда

?з-за незаурядной внешности и эксцентричного поведения Тича, история сделала его одним из самых известных пиратов времен «Золотого века» карибского пиратства, несмотря на то, что его «карьера» была довольно короткой, а успешность и масштабы деятельности — гораздо меньшими, чем у многих его современников-пиратов. В дальнейшем возникло множество слухов и легенд, связанных с именем Тича, подтвердить или опровергнуть которые уже не представляется возможным. Тич послужил прототипом для образа пирата Флинта в романе Роберта Льюиса Стивенсона «Остров сокровищ».

Долгое время среди пиратов и просто авантюристов ходили слухи, что незадолго до смерти Тич спрятал большое количество золота и других богатств на некоем необитаемом острове. Возможно, именно легенда о сокровищах «Черной Бороды» побудила Р. Стивенсона написать знаменитый роман. Согласно современным данным, свои сбережения команда Тича действительно хранила на необитаемом острове Амелия, однако значительных ценностей там впоследствии найдено не было.

Фильмы

О знаменитом пирате снято несколько фильмов. А именно: американский «Пират „Черная борода“» (Blackbeard, the Pirate, 1952), английский «Черная борода — Ужас на море» (Blackbeard: Terror at Sea, 2005) и американский сериал «Черная борода» (Blackbeard, 2006).

Материал из Википедии - свободной энциклопедии
Alejo вне форума   Ответить с цитированием
>
Старый 05.03.2010, 18:43   #19
Preston
V I P
Аватар для Preston
Капитан

9-я должностная категория

 
Пол: Мужчина
В команде с 24.02.2010
Регистрация под № 6
Родина: РФ
Страна проживания:
Адрес: ?ркутск
Авто:
Сообщений: 1,666
Вес репутации: 14
Любимый тип судна:
Сказал(а) спасибо: 1,025
Поблагодарили 1,048 раз(а) в 649 сообщениях

Награды пользователя:

Preston Репутация: Человек чести; 15%Preston Репутация: Человек чести, 15%Preston Репутация: Человек чести, 15%
По умолчанию

Капитан Пьер Ле Гран (Пьер Большой)

Ле Гран (Легран), Пьер (Pierre le Grand), в русскоязычной литературе известный как Пьер Большой (умер после 1667 г.) - французский флибустьер, о котором сохранились лишь отрывочные сведения. Предполагают, что он родился во французском портовом городе Дьеппе в первой четверти XVII века, но никто не знает, как и когда он впервые попал на Антиллы. ?з ряда источников известно, что капитан с таким именем участвовал в нападении голландской флотилии Яна ван Вальбеека на остров Кюрасао в 1634 г. Эксквемелин называет его «одним из первых пиратов Тортуги». По его данным, на охоту за испанскими кораблями Пьер Большой вышел в 1662 г., имея под своим командованием маленькую барку и отряд из 28 человек. Его встреча с испанским галеоном произошла у юго-западного побережья Эспаньолы, в районе мыса Тибурон.

«Я читал дневник одного очевидца, - пишет Эксквемелин, - и мне хотелось бы описать подробнее, как было дело. Сей пират бороздил воды моря уже довольно долго, но добычи никакой у него не было. На корабле кончался провиант, обшивка была довольно ветхая, и любое время судно могло дать течь. ? вдруг пираты заметили корабль, отбившийся от большой флотилии. Пьер сразу же приказал поставить паруса и направился за ним следом, не выпуская его из виду. Он решил подойти к кораблю, отрезать все пути к берегу, врасплох совершить на него нападение и взять его на абордаж. Пираты обещали беспрекословно выполнять волю своего вожака, ибо уяснили, что он даст им больше, чем удалось бы добыть им без его помощи, и поклялись друг другу в верности. Командир отдал приказ подойти к кораблю, спрятав всё оружие на дне барки. Когда они приблизились, уже смеркалось, и их никто не заметил. Вооружённые только пистолетами и палашами, они взяли корабль на абордаж. Не встретив сопротивления, пираты добрались до каюты, где капитан играл в карты со своими подчинёнными, и мигом приставили ему к груди пистолет. Капитан был вынужден сдать корабль, а тем временем остальные пираты бросились туда, где хранилось оружие, и моментально его расхватали. Тех испанцев, которые вздумали обороняться, пристрелили. Ещё днем капитана предупреждали, что судно, показавшееся на горизонте, принадлежит пиратам, что встреча с ним сулит беду. Но капитан не внял этим предостережениям и отдалился от других судов. Ему не страшны были даже такие крупные корабли, как его собственный, а тут дело шло о какой-то ничтожной барке. За подобную беспечность ему и пришлось жестоко поплатиться. Барка подошла с подветренной стороны. ?спанцы увидели на борту чужеземцев и в ужасе решили, что те свалились прямо с неба, и в один голос вскричали: «Jesus son demonios estos!» [«?исус, да ведь это черти!»] Пираты захватили всё имущество матросов, командир присвоил себе корабль, высадил испанцев на берег, а сам отправился во Францию».

Согласно испанским источникам, Пьер Большой не покинул Вест-?ндию и был вожаком английских и французских флибустьеров, атаковавших в конце 1665 – начале 1666 г. кубинский город Санкти-Спиритус. Однако, согласно английским данным, во главе разбойников стоял «генерал пиратов Ямайки» голландец Эдвардт Мансвельдт. После грабежа города два пиратских корабля ушли на Тортугу, а четыре - на Ямайку. Если Пьер Большой действительно участвовал в упомянутом походе, то он мог возглавлять французский отряд объединённого англо-французского контингента.

Кубинский историк Ф. Мота приводит краткое известие о повторном нападении Пьера Большого на Санкти-Спиритус, имевшем место в августе 1667 г. На этот раз горожане, заблаговременно предупреждённые о высадке разбойников, действовали более организованно и решительно. Возглавляемые старшим альгвасилом Антонио Рамиресом, они нанесли по французам удар из засады и надолго отбили у них охоту угрожать городу.

© В.К.Губарев
__________________


Preston вне форума   Ответить с цитированием
>
Старый 05.03.2010, 18:44   #20
EVa
Moderator
Аватар для EVa
Старший помощник
капитана

8-я должностная категория

 
Пол: Женщина
В команде с 23.02.2010
Регистрация под № 2
Родина: Днепропетровск
Страна проживания:
Сообщений: 1,490
Вес репутации: 12
Любимый тип судна:
Сказал(а) спасибо: 451
Поблагодарили 449 раз(а) в 259 сообщениях

Награды пользователя:

EVa Репутация: Честный капитан; 93%EVa Репутация: Честный капитан, 93%EVa Репутация: Честный капитан, 93%
По умолчанию

Карстен Роде

биография Пирата самого ?вана Грозного

Карстен Роде — уроженец Дитмаршена, крестьянской республики, образовавшейся в XIII веке и просуществовавшей до 1559 года в западной провинции Голштинии, между реками Эйдер и Эльба, в их нижнем течении. Купец и капитан собственного судна Роде вел торговлю с Любеком, но потом занялся более выгодным промыслом, сделавшись морским разбойником.

Сначала молодой Карстен состоял капером датского короля Фредерика II, удачно действуя на Балтийском море против шведов. О его делах на службе у Фредерика найти информацию трудно, однако известно, что вскоре Роде перешёл на службу к герцогу Магнусу, (который доводился братом Фредерику II), а фактически — под покровительство царя ?оанна IV Грозного. Дело в том, что Магнус — правитель Курляндии и Эзеля — был верным союзником ?оанна, поскольку лелеял надежду получить из рук московского царя титул Короля Лифляндского. Собственно, в политических пристрастиях, если таковые у Роде и были, ничего не изменилось, ибо и Дания, и Московия постоянно соперничали с крепнущей Швецией в борьбе за господство в Балтике.

Своё судно — пинк, трёхмачтовое грузовое судно водоизмещением 40 тонн — Роде снаряжал во владениях герцога Магнуса. Герцог приказал воинским начальникам помогать Роде. ?менно они доставили ему судно, а во владениях герцога Магнуса он навербовал 35 человек команды, вооружил корабль тремя литыми чугунными пушками, десятью меньшими орудиями — барсами — восемью пищалями и «двумя боевыми кирками для пролома бортов». Всё это — из арсеналов крепости Аренсбург.

Грозный выдал Карстену Роде охранную грамоту, в которой, в частности, говорилось «…силой врагов взять, а корабли их огнем и мечом сыскать, зацеплять и истреблять согласно нашего величества грамоты… А нашим воеводам и приказным людям, того атамана Карстена Роде и его скиперов, товарищей и помощников в наших пристанищах на море и на земле в береженье и в чести держать».

Согласно договоренности, Роде имел право на десять процентов добычи и обязан был продавать захваченные суда и товары в русских портах. Пленных, которых можно было обменять или получить за них выкуп, он также обязался «сдавать в портах дьякам и иным приказным людям». Экипаж русского капера права на добычу не имел, а получал «твёрдое жалование» в размере шести гульденов в месяц. Роде в тех грамотах звался «царским атаманом и военачальником», впрочем, сам он предпочитал называть себя «русским адмиралом».

Покончив с приготовлениями, в июне 1570 года Роде вышел в море. Пинк почти сразу же дал течь, и пришлось непрерывно вычерпывать из него воду, и тем не менее «русские корсары» вскоре открыли свой боевой счет. Возле острова Борнхольм они взяли на абордаж одномачтовый буер, шедший с грузом соли и сельди. Захваченный буер вооружили, и часть команды пинка под началом самого Роде перешла на него, сам же пинк он поручил команде одного из своих лейтенантов.

Сбыв добычу на Борнхольме, где в гавани суда Роде стояли бок о бок с датскими военными кораблями, «русские корсары» починили пинк и снова вышли в море, уже на двух судах. Буер и пинк разошлись в разные стороны в поисках добычи, и, когда через восемь дней они вновь встретились в порту Борнхольма, каждый из капитанов привёл по захваченному судну. Пинк захватила ещё один буер с грузом ржи и отборных дубовых досок, а буер под командой Роде конвоировал взятый на абордаж большой корабль водоизмещением 160 тонн.

Здесь же, на Борнхольме, Роде прикупил у одного любекского купца восемь пушек и вооружил ими захваченный корабль, ставший флагманом его флотилии. Там же корсар принял на службу десяток борнхольмцев и нескольких датчан. Власти острова, бывшего в то время местом стоянки многих пиратских судов — этакой «балтийской Тортугой», встречали гостей, подобных Роде, всегда радушно, а датский адмирал, командовавший флотилией, базировавшейся на Борнхольме, считал «корсаров царя ?вана» союзниками и даже снабжал их лоциями и картами. Но вот добычу «русский адмирал» предпочитал отправлять, вопреки договору, в Копенгаген, где продавал и товары и корабли. В середине лета Роде, командуя эскадрой из трёх судов, оснащённых 33 пушками, напал на ганзейскую купеческую флотилию из пяти судов, шедшую с грузом ржи из Гданьска. На сей раз легкой победы не было. Xорошо вооружённая флотилия решила отбиваться. Разгорелось настоящее морское сражение, которое закончилось полной победой Роде: из пяти купцов спастись удалось только одному пинку.

Вскоре эскадра Роде атаковала уже большой караван купеческих судов с грузом ржи, шедший из Гданьска. ?з семнадцати кораблей, направлявшихся в Немецкое море, в порты Нидерландов и Фрисландии, ни один не ушёл от Роде. Когда 31 июля 1570 года в Гданьске узнали о захвате каравана, срочно собрался Совет города и постановил: начать немедленную подготовку специальной экспедиции против Роде.

Польские корабли, выйдя из Гданьска, направились к Борнхольму, основной стоянке «русских корсаров». Когда остров показался на горизонте, навстречу польской эскадре вышел датский флот, базировавшийся на Борнхольме. Шедший на флагмане датский адмирал приказал сигналами запросить поляков, что им надо. Две флотилии сошлись в море, и адмиралы съехались в лодках для переговоров. Датский адмирал подтвердил, что суда Роде были в порту Борнхольма, но накануне, спешно снявшись с якоря, ушли, взяв курс на Копенгаген. Польский адмирал заявил о данном ему приказе преследовать Роде. Датчанин не только с этим согласился, но и вызвался эскортировать своей флотилией польские суда «во избежание недоразумений в территориальных водах Дании». Мир в то время был хрупок, поэтому такая мера предосторожности не показалась полякам излишней.

Когда эскадры оказались в непосредственной близости от гавани Копенгагена, то адмирал-датчанин внезапно приказал открыть огонь из всех орудий по полякам, буквально загнав их огнем в порт датской столицы. Здесь польские суда, как принадлежащие союзнику шведов (а со Швецией Дания воевала), были немедленно арестованы. Сидевшие под арестом поляки в бессильной злобе узнали о том, как несколько дней спустя в порт вошли два корабля из эскадры Роде, нагруженные лучшими товарами.

Маневр датского адмирала, как оказалось, был согласован с Роде: пока поляки «шли по его следу», он спокойно отсиживался в гавани Борнхольма и, лишь узнав о крахе экспедиции, охотившейся за ним, прибыл в Копенгаген, чтобы продать добычу, погулять и насладиться унижением своих врагов.

Флотилия Роде постепенно усиливалась, и к сентябрю 1570 года под его командой было уже шесть вооружённых судов с полностью укомплектованными экипажами. Дерзость корсара, стремительный рост его сил не на шутку обеспокоили шведскую корону. Против «московитских пиратов» повели настоящую охоту, пытаясь загнать их в ловушку и уничтожить. Шведам даже удалось настичь флотилию Роде и потопить несколько его судов, но «московиты» прорвались к Копенгагену и укрылись в его порту под защитой пушек короля Дании.

Неприятности у «русского адмирала» начались с совершеннейшего пустяка, с событий, никакого отношения к нему, в общем-то, не имевших. Как-то раз к берегу датского острова Горе, возле Готланда, пристал швербот с десятком шведских пиратов, заплутавших в тумане. Шведы думали, что высадились на шведской территории, на острове Оленд, и ошибку свою осознали лишь после того, как, предъявив местным властям каперское свидетельство, выданное шведской короной, в ответ услыхали, что они находятся на датской территории, а потому арестованы. Посадив экипаж швербота под замок, комендант острова Горе отправил двух офицеров, командовавших шведами, на Борнхольм в распоряжение тамошнего наместника.

В то время на Борнхольме стоял пинк «Der Haze» («Заяц») из флотилии Карстена Роде под командованием капитана Клауса Гозе. С этим судном вышло «досадное недоразумение». Когда судно Гозе рыскало по морю в поисках «купчишек», на него наткнулся корабль датского военного флота под командой капитана ?оахима Нифунда. Невзирая на «каперское свидетельство», выданное русским царем, Нифунд высадил на борт «Зайца» часть своей команды, а капитана Гозе и его людей запер в трюм и отконвоировал пинк на Борнхольм. Здесь борнхольмский наместник и адмирал датской флотилии «восстановили справедливость», распорядившись освободить людей Гозе, вернуть пинк со всем его имуществом.

Казалось бы, инцидент исчерпан. Но обозленный капитан Клаус Гозе, которого продержали в вонючем трюме почти две недели, вознамерился отправиться в Копенгаген с жалобой на Нифунда. Этой оказией и решили воспользоваться, чтобы отправить в столицу пленных. «Шведских коллег» доставили на борт закованными в кандалы и разместили на верхней палубе. Вскоре пинк, снявшись с якоря, вышел в море. Долго не удавалось поймать попутный ветер, и «Заяц» несколько дней лавировал в море. За это время шведский капитан Якоб Швенцке и его лейтенант Мау Бернедес составили заговор, втянув в него ещё одного шведского пленника, захваченного пиратами раньше.

Шведы уже знали, что вечером капитан Гозе и его лейтенант Шуце ложатся спать в каюте на верхней палубе, на юте пинка, а чуть позже шёл спать боцман, так что ночью на палубе оставались лишь вахтенные и штурман. Выждав, когда, кроме вахтенных и штурмана, на верхней палубе никого не осталось, шведы, сумев снять цепи, внезапно напали на членов экипажа пинка, действуя тем, что под руку подвернулось: плотницким топором зарубили штурмана, рулевому проломили череп багром, а третьего, вахтенного, кинули за борт. Потом они бросились в капитанскую каюту, где Швенцке кортиком ранил Гозе в грудь и плечо, а Бернедес с третьим участником заговора одолели лейтенанта Шуце. Вооружившись найденным в каюте оружием, шведы загнали команду пинка под палубу и задраили люки. Раненых офицеров заперли в каюте, а чтобы Гозе и Шуце не попытались повторить их номер, они забили клиньями дверь и вплотную к ней придвинули две заряженные пушки «барс». Не прошло и часа, как шведы стали хозяевами на корабле.

Сначала они решили плыть в Швецию, но этому не благоприятствовал ветер. На третий день крепкий норд-ост пригнал «Зайца» к берегам Померании. Они вошли в Трептовскую гавань, где заявили властям о случившемся с ними. ?менем герцога Штеттинского и Померанского весь пиратский экипаж пинки «Заяц» (восемь человек) был объявлен арестованным. На пинке оказались восемь больших и средних пушек «барс», пять больших пищалей, порох, ядра и прочее боевое снаряжение.

Дело экипажа пинки «Заяц» разбиралось в городском суде Штеттина. После того как пираты признались, что они подчинены адмиралу Роде, была созвана международная комиссия для решения «вопроса Роде». В Померанию съехались представители Швеции, Франции, Польши, Дании, Саксонии, города Любека… В это же время — 15 декабря 1570 года — начались переговоры между Данией и Швецией, на которых среди прочего речь шла и о пиратстве. Арест «русских пиратов» Роде, пользовавшегося покровительством датской короны и получавшего вооружение от брата датского короля, давал крупный козырь в руки шведским дипломатам.

Комиссары Любека и Дании поспешили заявить, что «московитским корсарам» помогали лишь отдельные чиновники, как, например, наместник датской короны на Борнхольме Киттинг, коим двигали «своекорыстные интересы». А приют кораблям Роде они давали лишь потому, что не могут, дескать, следить за всеми судами, входящими в гавань Копенгагена. Роде же туда прибывал «как добрый купец, привозивший хорошие товары». Датские представители клялись, что наместник Киттинг будет наказан за своеволие, а против пиратов они поведут самую беспощадную борьбу.

? действительно, к тому моменту, когда в Штеттине начался суд, Карстен Роде по приказу датского короля Фредерика уже находился в датской тюрьме. Поспешность действий объяснялась не столько политическими, сколько экономическими соображениями: Роде во всю развернулся и начал захватывать корабли в датских водах, отпугивая купцов, шедших в Копенгаген, чем вредил торговым интересам уже датской короны. А к таким вещам монархи относились уже крайне негативно

Вот как разворачивались события. В октябре 1570 года Роде со своими кораблями в очередной раз зашёл в гавань Копенгагена, стремясь укрыться от преследовавших его шведов. Ему позволили сойти на берег и в одном из копенгагенских кабачков арестовали. Затем спешно отправили из города в глубь страны, в замок Галль, где арестанта круглосуточно стерёг усиленный караул. Всякое сношение с внешним миром для Кирстена Роде запрещалось, но содержали его, тем не менее, «с почётом»: поселили в приличной комнате замка, хорошо кормили.

Столь необычное отношение к узнику со стороны датских властей объяснялось крайне запутанной ситуацией, сложившейся вокруг Роде. Многие страны требовали, чтобы с ним поступили, как подобает поступать с пиратом. Но с другой стороны, он был капер и официальный воинский начальник русского царя, жёсткий нрав которого хорошо знали в Европе. Лавируя меж двух огней, король Фредерик, взяв Роде под арест, содержал его в почётной неволе, хотя людей, захваченных на судах флотилии Роде, выдал шведам.

Одновременно король писал письма ?оанну Грозному, в которых объяснял, что арестовал «капера вашего царского величества, поелику тот стал имать корабли в датских водах, в Копенгаген с товарами через Зунды идущие». В ответ московский царь писал, что он ничего такого своему «немчину-корабельщику» не поручал, а велел ему только нападать на корабли врагов его: литовского короля Ягайлы и короля свейского. Царь предлагал отправить Роде к нему, чтобы «о всём здесь с него сыскав, о том тебе после отписал бы». Но Фредерик на это не пошел. Переписка все продолжалась и продолжалась, а Роде все сидел и сидел.

Летом 1573 года король Фредерик лично посетил замок Галль и распорядился перевести Роде в Копенгаген. В столице условия содержания арестанта значительно смягчили: он мог жить на частной квартире за собственный счёт, находясь под надзором властей и не имея права покинуть город. Более того, своим указом Фредерик объявил Роде, что тот будет немедленно освобождён, если уплатит «компенсацию короне» — тысячу талеров. Деньги у Роде должны были водиться: по документам значилось, что он успел захватить 22 корабля, перевозивших товары на сумму в полмиллиона ефимков. Но, уповая на заступничество царя ?оанна, Роде платить отказывался.

?звестно, что он пробыл в плену ещё три года. 0б этом можно судить по письму русского царя к Фредерику, присланному в Копенгаген в 1576 году, видимо, после того, как до Москвы дошла просьба о помощи от самого Роде. Как в свое время Роде не спешил выполнять «пункты договора» с русским царем, так и царь ?ван не очень усердствовал с вызволением Роде из плена.

После 1576 года никаких сведений о Кирстене Роде нет. Дело это на долгие столетия осело в сундуках датского королевского архива и явилось на свет божий вновь, когда во второй половине XIX века русские учёные были допущены в датские хранилища. ?менно тогда рассказ о «подвигах» пирата опубликовали некоторые русские исторические журналы и газеты. Сегодня историю Роде приходится открывать заново.

www.vosrogdenie.com
EVa вне форума   Ответить с цитированием
>
Ответ

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 04:46. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2019, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot


При копировании материалов c сайта "Морская волна", проставляйте активную ссылку на наш ресурс!

Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru

Время генерации страницы 0.54290 секунды с 20 запросами