Вернуться   Форум "Морская волна" > Общение > Наше творчество > Проза

Ответ
 
Опции темы Опции просмотра
Старый 29.01.2019, 05:05   #1
Nertis
Chief Moderator
Аватар для Nertis
Казак
Начальник Пароходства

12-я должностная категория

 
Пол: Мужчина
В команде с 27.02.2010
Регистрация под № 9
Родина: СССР
Страна проживания:
Адрес: Владивосток
Сообщений: 4,478
Вес репутации: 18
Любимый тип судна:
Сказал(а) спасибо: 3,004
Поблагодарили 2,977 раз(а) в 1,746 сообщениях

Награды пользователя:

Nertis Репутация: Герой; 29%Nertis Репутация: Герой, 29%Nertis Репутация: Герой, 29%
По умолчанию Путь Довакина

Подсел я на такую игрушку как Скайрим. Ну и начеркал зарисовку на тему игры, чуть изменив сюжет, ибо игровой как бы не очень завёрнут, простенько всё.
Для тех кто не в теме. Есть материк на котором одна из провинций именуется Скайрим. Там живёт народ - Норды. Этакий северный, суровый народ. В незапамятные времена там обитали и драконы, у них свой драконий язык, язык силы, то есть они могут просто говорить, а могут кричать слова силы, которые действуют как магия, огонь скажем или толчёк воздуха вызывают и т.д. Сами по себе драконы были произведены богом Акатошем, там целый пантеон богов, но этот один из самых почитаемых. ? были избранные представители рода людского которых именовали драконорождёнными, дескать Акатош своим благословением наделял таких людей кровью дракона. ? такой человек мог в полной мере овладеть языком драконов и тоже использовать слова силы. ? называли такого человека Довакин. Дов (Дова) - дракон на драконьем языке. Целая династия императоров была из таких драконорождённых, и последний, император Септим погиб сражаясь с одним из богов, разбив при этом амулет Акатоша с его кровью. Но это история уже относится к эпохе Обливиона. В общем, императоров довакинов больше нет, и в Скайрим снова заявляется первенец Акатоша, дракон Алдуин. Он поднимает из драконьих курганов драконов и мир по всей видимости должен измениться, ибо с драконами люди справиться не могут. Есть ещё несколько человек, именуемых Седобородыми, это мастера голоса, люди умеющие говорит на языке драконов и могущие использовать слова силы, но они на столько отдалились от мирских дел и заняты изучением пути голоса, что их не колышат политические или какие-то дела. Только появление Довакина, они не могут пропустить, ведь мир уже много поколений не видел драконорождённого, и тут, он появился. Седобородые услышали его крик и в свою очередь призвали его к себе в Высокий Хротгар. В общем, кратенько вводную дал, чтобы понятно было. Далее, моя зарисовка на эту тему.


перевод песни:
Довакин, Довакин, козни зла пресеки, ты вовек дал в том клятву свою!
? враги много бед слышат в кличе побед, Довакин, поддержи нас в бою!
О вы, дети снегов, сказ далёких веков вы услышьте о витязе том!
Кто и змию, и расам людей был роднёй, силы в ком, как в светиле златом!
Гласом вооружён, к полю славы шёл он в час, когда Тамриэль жгла война!
Мощь ту'ума врагов, как мечом, всех секла, Довакина так сила звучна!
В Свитках сказано так — когда брат брату враг, взмоют в стуже два мрачных крыла!
Алдуин, Бич Монархов, тень давних веков, жадность чья бы весь мир пожрала!
Но наступит пора, и дракона игра станет прахом навек, и тогда!
Скайрим гнёт Алдуина утробы стряхнет, Довакина прославят уста!

в качестве пояснения, ссылки на страничку с описанием драконьего языка из игры

Встречающиеся в тексте слова и фразы на драконьем языке:
Дрэм йол лок - Приветствие (дословно: мир, огонь, небо)

драконьи крики:
Безжалостная Сила — драконий крик, отбрасывающий всё на своём пути. Слабая версия крика имеет незначительное отталкивающее действие, в то время как сильная — позволяет отбрасывать как предметы, так и существа на большие расстояния, на краткое время делая последних беспомощными. Также, не особо сильные враги от этого крика могут буквально убиться об стену.
(Фус) Выводит врага из состояния равновесия, слабый эффект отталкивания. Некоторая вероятность сбить дыхание дракону.
(Ро) Больший эффект отталкивания.
(Да) Отбрасывает противников на большое расстояние (исключение для двемерских сфер и центурионов, а также привидений и драконьих жрецов), наносит урон целям от удара о поверхности и/или падения с высоты, сбивает дыхание дракону.

Размышление о слове «Fus» с Партурнаксом даёт протагонисту возможность познать способность «Сила без усилий». С этой способностью вероятность поражения цели с помощью крика на 25 % выше, в то время как вероятность потерять равновесие от вражеских атак на 25 % ниже.
__________________


Последний раз редактировалось Nertis; 30.01.2019 в 17:14.
Nertis вне форума   Ответить с цитированием
>
Старый 29.01.2019, 05:08   #2
Nertis
Chief Moderator
Аватар для Nertis
Казак
Начальник Пароходства

12-я должностная категория

 
Пол: Мужчина
В команде с 27.02.2010
Регистрация под № 9
Родина: СССР
Страна проживания:
Адрес: Владивосток
Сообщений: 4,478
Вес репутации: 18
Любимый тип судна:
Сказал(а) спасибо: 3,004
Поблагодарили 2,977 раз(а) в 1,746 сообщениях

Награды пользователя:

Nertis Репутация: Герой; 29%Nertis Репутация: Герой, 29%Nertis Репутация: Герой, 29%
По умолчанию

Ему уже казалось, что неприятности которые с стремительностью горного потока переросли в череду невезений закончились. Сначала патруль имперцев, откуда они только взялись, ведь когда он покидал родной посёлок Скайрима пять лет назад, империей здесь даже не пахло.

Потом, связанные руки, зудящая боль в голове, там куда пришёлся удар чем-то тяжёлым. Дорога в Хелген, на повозке, в обществе таких же как он бедолаг, что имели неосторожность попасться имперским солдатам.
Какая-то война, о которой он впервые услышал сидя в повозке, и наконец, Хелген, такое родное и привычно уютное поселение в котором он не раз бывал в детские годы, когда приезжал сюда с отцом. Теперь, здесь по хозяйски расхаживают имперцы, слышатся их гортанные выкрики. Создаётся впечатление, что их словарный запас состоит исключительно из команд и ругательств.

Затем, словно в страшном сне, надуманные кем-то обвинения в какой-то измене, плаха, вся в густой кровище, зелёная муха вьющаяся над бардовой застывающей слизью, откуда она взялась только в это время года. Дракон, паника и полный разнос всего и вся. Как он удрал из Хелгена он слабо помнил. Кто-то разрезал путы у него на руках. Рёв пламени, треск толстенных балок и хруст осыпающихся крыш. Он ломился через всё это как испуганный олень, не разбирая куда бежит, и что самое удивительное, когда более менее пришёл в себя, уже далеко от пылающего Хелгена, с удовольствием обнаружил в своём распоряжении не плохой нордский меч. Где он его подхватил, - память отказывалась восстанавливать ход событий. Но тем не менее, добрый клинок, по всей видимости недавно сработанный местным кузнецом был ещё совсем новым и не заточенным.

? вот, уже считая что все неприятности остались позади, он чуть не поплатился жизнью. Расслабился, что говорить. Головорезы не стали долго таиться, выжидать, решив что человек в потрёпанной и обгоревшей одежде не представляет особой опасности. За что и поплатились. Меч хоть и не заточен, а первый ухарь, продемонстрировав свой топор и что-то выкрикивающий, устрашающее с его точки зрения получил по голове. Да так, что череп хрустнул. Остальные сдали назад и схватились за луки. Но ждать когда его нашпигуют стрелами он не стал, прыгнул с косогора не думая и к своему ужасу увидел куда придётся упасть, прямо в стремительно несущийся поток реки, которая славиться своими порогами. Это конечно спасло его от стрелков, но выбраться на берег ему удалось изрядно нахлебавшись воды, далеко от того места где он в эту реку влетел. ? снова, он благодарил богов за то что не позволили его рукам разжать хватку на рукояти меча, клинок, уже сослуживший добрую службу был при нём.

Метания по горным тропам, привели его в древние нордские руины, где он предполагал отсидеться. Но оказалось что там уже занято. Мародёры, пропади они в Обливионе. Замёрзший, голодный, злой, он убегал от них по тёмным коридорам, он то знал о том, что здесь достаточно ловушек и тщательно присматривался к любой мелочи на пути, а вот погоня огребалась по полной. То срабатывал какой-то механизм, то раздавалось урчание какого либо драугра, а их оказалось на удивление много. Они начинали шевелиться когда он пробегал мимо них, но к тому времени когда восставшие мертвецы начинали озираться, к ним как раз подбегали преследователи и где-то там в темноте начиналась драка.

Что толкнуло его к той стене? Остаток последних сил, ведь он уже еле передвигал ноги, используя нордский клинок как обычную палку, наваливаясь на него всем своим весом. Что-то влекло его к ней. ? с каждым шагом он чувствовал прилив сил. Словно от стены веяло чем-то до боли знакомым и родным, но на столько неуловимым и не осознанным, что хотелось подойти ещё ближе, уловить суть явления. Явления? Какое интересное слово, или понятие, или образ? Откуда всё это? Стена слов... Каких слов. кто сказал это? Ему показалось или в его голове раздался этот голос? Как может так быть, что прямо в голове кто-то сказал? Кто? Как?

- ФУС!
Этот звук казалось прозвучал везде, в камне стены, которая отчётливо замерцала синим сполохом, вокруг, словно сам воздух сгустился и дрогнул всей массой подземных галерей, в голове... Опять в голове? Да что же это такое? Шутки даэдра? Магия наложенная некогда в этих залах древними жрецами или он сходит с ума?
Фус... Как много нового в этом звуке, что-то очень важное, что-то не понятое и не разгаданное.

? тут, с зловещим скрипом поехала в сторону тяжеленная крышка саркофага на который он даже не обращал внимания. Существо восставшее из саркофага было ужасным. Ему даже в страшных снах не мерещились такие. Оно могло бы быть драугром, и да, наверняка это и был драугр но не такой которых он видел раньше. Что-то демоническое было во всём. Рогатый шлем, высокий рост. Сражаться с этим существом он не решился и опрометью бросился вверх по каменным ступеням которые казалось, да нет, обязаны вывести куда-то наверх к свету, к небу.
- Фус! Ро-Дах! - вздрогнул свод зала и его подхватило невероятной силы потоком воздуха.

? благо он уже мчался по лестничным ступеням где его подхватило и вынесло в казалось бы далёкий проход в конце лестницы, но уже не далёкий, ибо пролетев по воздуху он покатился по каменному полу коридора.
? этот Фус и что там ещё было отдавался в каждой клетке тела, казалось все мышцы вибрируют воспринимая этот звук, и странное дело, это было приятно, и даже знакомо, нет не как чарка мёда, и не как упоение победой когда оттираешь кровь с оружия. Что-то другое, великое, победное, восторг свершений, эйфория, возможно великие герои испытывают нечто подобное когда попадают в Совнгард?

Выбравшись из подземелий он внимательно осмотрелся. и только убедившись что опасности нет. Вздохнул свободно и глубоко. Редкая минута за последние сутки, когда можно прикрыть глаза и расслабиться, собраться с силами. Собраться? Силы? Да его распирает от силы! Откуда только она взялась? Ведь еле ноги передвигал не так давно, потом зал, гул, голос, стена. Стена слов. Почему она так называется? Кто ему сказал об этом? Голос в голове? Эй ты, голос, не желаешь ещё что ни будь рассказать? Молчишь, ну молчи. А то я уж начал думать что схожу с ума.

Но как этот драугр крикнул! Крикнул... Он огляделся, чтобы убедиться что ничего вокруг не изменилось, прислушался. Нет, он совершенно один, вокруг никого. Он повернулся к мрачной расщелине из которой выбрался и из которой несло затхлостью. Где-то там в глубинах катакомб осталось это страшно кричащее существо.
Нет сил сдержаться, или это эйфория после пережитого, или ребячество, но очень хочется проорать что-то туда, в темноту. Да, крикнуть ему в ответ, в отместку, пусть слышит гниющая плоть, пусть знает. Что знает? Что слышит? Да какая разница?
- Фус!
? вот тут его ждал сюрприз. Он крикнул это слово не задумываясь о том что оно может значить или чем оно может быть, а оказалось, оно словно исторгалось из всего его существа. Вся площадка на которой он стоял мгновенно очистилась от камней. Всё это разлетелось по сторонам словно от дуновения ветра, а из расщелины ведущей в царство мёртвых эхо донесло сначала нечеловеческий вой, а затем истошный Фус Ро Дах....
А потом, само небо вздрогнуло. Казалось даже облака затрепетали и пространство вокруг начало искажаться. Как рокот далёкого водопада, среди склонов гор метались звуки, с каждой секундой становясь отчётливей:
- Наль Су уму! Му офан, нии ну, Довакин!



Сидя в "Гарцующей кобыле" он смаковал мёд Хонинга, тот самый знакомый с юных лет. ? хоть в Вайтране поговаривают что у Хонинга какие-то неприятности, однако, мёд по прежнему душистый и ядрёный.
Завсегдатаи таверны уже разошлись по углам, успели всё вызнать, надоели своим неподдельным вниманием. Да, он теперь Довакин, так сказал ярл. ? это к нему воззвали седобородые, чей крик был слышен по всему Скайриму. А ярл решил убедиться что он действительно довакин и попросил продемонстрировать крик... Давай, крикни что ни будь. А что именно надо кричать? Ну, поорал там, не особо так и громко вышло, хускарл ярла своей язвительной улыбкой казалось низвергает его до уровня коровьего навоза. ? тут он понял что надо кричать. То самое слово, что магическим образом вошло в него возле Стены слов. Ах как они все кувыркались там, и особенно эта, нахальная хускарла. Прислуге теперь на пару дней работы по уборки зала.

А ярл вроде бы как обрадовался, когда выбрался из под своего советника, даже пообещал помочь с жильём. Можно будет подумать над этим. Вайтран очень даже не плохой город. и вон, девушка совсем ничего так себе ходит с метёлкой. Как её? Садия. Хороша чертовка, хоть и редгардка, ходит туда сюда, вежливо интересуется, что ещё подать. ?ли это мёд такой хороший, что начинаю западать на редгардок?

А Хульда чему улыбается? Хмыкает подливая в кружку. Ага, так и есть, наблюдает значит. Садия туда сюда, аж про мёд забыл, и ухмылка Хульги. Нет девоньки, не сосватаете, это я сегодня добрый такой, а завтра надо собираться в путь, к седобородым. А топать к ним ой какой не простой путь. ? что там они скажут, куда потом понесёт нелёгкая? Но Садия правда хороша, надо будет наверно хлопнуть её ладонью пониже спины... Хотя, нет, редгарды странный народ, гордый, может обидеться.

- Что, нравиться девочка? - Хульгу видимо прорвало, уже улыбается во весь рот.

- Да не то что бы да, но и не сказать чтобы нет.

- Не скромничай, вижу что запал на неё, и не ты один тут такой. Да вот беда, не может Садия выйти из таверны, совсем застращали девку. - Хульга сделала вид что вытирает тряпкой стойку.

- Кто застращал? Провались всё в Обливион! В Вайтране девушек запугивают? Кто?

Да, мёду выпито было уже прилично, по этому город казался уже на столько родным, словно он здесь родился и вырос, и каждая собака должна с этим считаться.

- Алик`рцы, - тихо шепнула Хульга и хмуро окинула взглядом своё заведение, словно пресловутые алик`рцы могли начать вылезать из под столов.

- А это значит как? А ну давай, по подробнее, и мёду ещё на два пальца.

- Мёду я тебе хоть на два кулака налью, хоть на локоть, но на сегодня ты бы уж остановился, Довакин. А то наберёшься и вон там на лавке будешь храпеть до утра. А тебе вроде бы куда-то идти надо будет?

- Куда?

- К седобородым, ты что уже забыл что ли? Весь Вайтран гудит, обсуждают такие события. Драконы, седобородые, Довакин. Это что же за времена настали? Сказки да легенды наяву начинают сбываться.

- Хульга, ты же добрая женщина правда?

Хульга настороженно прищурилась и сдерживая ухмылку качнула бутылью:
- На два пальца! А если поможешь Садии, можешь рассчитывать на бесплатные угощения.

Довакин расправил плечи, потянулся, огляделся в поисках Садии. Та что-то мешала в котле на кухне, и надо же, стояла так, чтобы видеть его. Перехватила его взгляд и сделала вид что усердно кашеварит.

- Рассказывай. - он навалился локтями на стойку и заглянул Хульге в глаза.

- Что могла я тебе уже рассказала. Лучше Садии этого тебе никто не расскажет, так что, иди к ней. Я обещала что найду человека который в силах помочь, и ты пока единственный сорви-голова, который действительно может это сделать.




Высокий Хротгар, небесная цитадель седобородых, казалось попирала небо своими башнями, но нет, где-то там дальше, за величественной громадой крепости начинался путь ещё выше, на саму Глотку Мира. Где по рассказам менестрелей среди свирепых ветров обитала некая могущественная сила, мгновенно замораживающая любого смертного, если бы он вознамерился подняться туда.

Довакин стоял перед дверями Высокого Хротгара и размышлял. До невозможности трудный путь по бесчисленным каменным ступеням завершён. Поговаривали, что на этом пути могут встречаться снежные волки и ледяные троли, но кроме мечущейся по снежным склонам козы он никого не встретил. Однако, подъём дался не легко, и теперь, переводя дыхание он любовался открывающимся видом на Вайтран и прилегающую к нему долину.

Вон там, то место где он встретил двоих алик`рцев. После разговора с Хульгой он начал пристальнее присматриваться к таким путникам. Намеренно подошёл к ним, и поинтересовался, какая нужда занесла бравых наёмников в Скайрим. ?зобразил деревенского недотёпу, наивного деревенщину, и те, как и полагается хитрым детям пустынь принялись оплетать его историями о продажной девке которая всех предала, всё продала, и являет собою пример преступницы на которой клейма негде ставить.

А он кивал головой и поддакивал, соглашаясь со всем что они плели. ? когда их красноречие иссякло, наивно заявил, что знает эту девушку как Садию, и у них назначена свадьба в Рифтене... ? надо же так, и как же быть теперь, и куда Талос смотрит? Что теперь он скажет отцу? Свадьба уже назначена, и он даже скопил денег на обручальное кольцо для невесты...

Наёмники заглотили "наживку" с ходу, и их риторика, рассчитанная на деревенского увальня изливалась на Довакина как мёд на сладкий рулет:

- О, отец мужества, ты даже не представляешь как тебе повезло, что ты встретил нас! Мы избавим тебя от позора, и увезём с собой эту преступницу. А ты, о муж благочестия, сможешь найти себе другую женщину, более достойную, ибо мы заплатим тебе. Золотом. Много золота. ? твой отец, да продлят боги его дни и не омрачат его вечера возле семейного очага, будет гордиться своим сыном, который явил столько мудрости не по годам снизошедшей на него. Ты сможешь купить для другой женщины не только кольцо с самоцветными камнями, но даже построить себе новый дом, купить землю. Подумай...

- Я подумал, но... Сколько золота вы мне можете предложить?

- О, несравненный воитель Скайрима, мудрый не по годам и прозорливый как белокрылый ястреб. Как только ты отдашь нам эту женщину, ты получишь две тысячи золотых септимов, Кемату щедро вознаградит тебя, он никогда не скупиться на воздаяния.

- Договорились. Две тысячи монет, но хотелось бы получить задаток. Что ты скажешь на счёт одной четверти от названной тобой суммы?

Наёмники удивлённо переглянулись, не зная чем парировать столь неожиданное предложение, и принялись снова рассказывать какое оно блестящее, это золото, и как его много у них, но только Кемату распоряжается казной и ему решать когда и сколько платить.

Так, с пол часа базарной торговли, договорились о том, что наёмники отведут его к этому самому Кемату, для того чтобы подробно обсудить все детали сделки.

? отвели. Если бы он знал как долго придётся идти, то купил бы себе лошадь в конюшне. Алик`рцы водили его по всей долине, пока не привели к невзрачной пещерке. Наконец, когда он предстал перед тем самым Кемату, который по уверениям наёмников должен был сидеть на горе золотых монет, тот хмуро окинул довакина взглядом, оценивая его как кандидата в покойники. ? без восточных тонкостей пояснил:

- Нам нужна эта женщина. Выведи её из Вайтрана, мои люди заберут её там где не будет лишних глаз. ? мы больше никогда не побеспокоим тебя своим присутствием. Ах да, золото. Ты получишь его сполна. Сколько ты хочешь? Две тысячи? Договорились. А теперь слушай и запоминай, что тебе нужно сделать.

Но слушать и запоминать он не стал, благо вся банда Кемату была здесь, в маленьком пещерном гроте. Он выдал такой Фус, столько негодования было вложено в этот крик, что наёмников буквально размазало по стенам, оставалось только обойти всех и добить по одному, дабы никто не выполз впоследствии на свежий воздух.

Войдя в мрачный зал Высокого Хродгара, еле освещённый пламенем жаровен, Довакин остановился в нерешительности. Слишком величественно выглядело строгое убранство зала, казалось, сложенные из каменных блоков стены были оплавлены нестерпимым жаром и вылизаны ветрами, но это только на первый взгляд. Геометрия сводов, ступеней и анфилад была безупречна.
Чуть слышно шелестя своим балахоном из бокового прохода явилась темная фигура старца. Он словно невесомая тень, прошествовал на середину зала и замер там как изваяние.

- Довакин... - казалось шёпот на грани слышимости донёсся откуда-то из глубин коридоров, но сами стены завибрировали от этого еле уловимого звука и на мгновение их очертания расплылись, прежде чем снова застыть в своей мрачной тонко выверенной конструкции.

- Довакин, - произнёс старец стоящий в центре зала, - Меня зовут Арнгейр, я хранитель пути голоса, и я единственный, кто может говорить с людьми не причиняя им вред. Остальные не могут этого, и вынуждены молчать, ибо их голос слишком силён. Ты пришёл на Высокий Хротгар. Много поколений прошло с тех пор, как здесь появился последний драконорождённый. ? вот, время пришло. Ты снова здесь.

- Снова? Я?

- Нет, не ты. Я говорю о драконорождённых. Но прежде чем мы признаем тебя, покажи свою силу, продемонстрируй свой крик.

Довакин был на столько увлечён самим видом старца, что не заметил как в зале появились ещё три персоны. Теперь вокруг него стояли четверо седобородых, и молча ждали. Чего ждали? Что он будет на них кричать? Да вот совсем не давно, наёмники Кемату испытали на себе его крик в закрытом помещении, и хоть он уже имел опыт крика в доме ярла, но там он и не особо старался, однако.

- Покажи нам свою силу. - Напомнил Арнгейр.

- Я боюсь за последствия, - довакин оглядел седобородых, - не хочу причинить вам вред.

- О, ты не причинишь его нам, - улыбнулся Арнгейр.

Ещё рас с сомнением оглядевшись, довакин не решился кричать на кого-то из старцев что окружили его со всех сторон и крикнул в потолок:

- Фус!

Стены слегка вздрогнули, но совсем не так как некоторое время до этго, когда казалось всё начало расплываться от казалось бы неслышного шёпота.

- Отлично! - Арнгейр светился улыбкой. - Ещё раз. Крикни в полную силу, не сдерживай себя.
Второй крик выдался на славу, и седобородые даже отступили на шаг пытаясь удержаться на ногах.

- Ещё раз! - Попросил Арнгейр.

После третьего крика седобородые что-то одобрительно зашептали и от этого шёпота всё вокруг поплыло словно марево миража:

- Лингра кросис саран Струнду'уль, вот нид балан клов пран нау...

Довакина эти звуки не то чтобы качали из стороны в сторону, а он вдруг поймал себя на ощущение что сливается с вибрацией этих звуков, резонирует с ними, пропуская их через себя и даже начинает понимать их смысл, но точно понять пока не в состоянии. Догадки, миражи образов, но всё ещё закрытые от осознания.

- Довакин. - Арнгейр развёл руки в стороны. - Высокий Хродгар приветствует тебя. Мы, последние последователи Пути Голоса, рады принять у себя драконорождённого. ? рады учить тебя, но готов ли ты следовать пути голоса? Что хочешь ты сам?

Довакин серьёзно задумался. Всё ещё не совсем осознавая что он какой-то особенный, или стал таким или был от рождения, он понимал одно, теперь, его жизнь должна измениться.
Ведь он не обычный смертный. Все называют его Довакином, драконорожденным, а вот что всё это значит и как с этим жить, он не знает.

- Расскажите мне, что значит быть драконорождённым. Я случайно обнаружил в себе эту силу.

- Нуз ан суль, фент алок, Фод фин вуль дова нок... Я расскажу тебе всё Довакин, а потом, ты сделаешь свой выбор от которого будет зависеть, пойдёшь ли ты путём голоса, или изберёшь свой путь.

Повествование Арнгейра о драконорождённых походило на сказку. Если бы он сам не стал воплощением этой сказки. Довакин внимал каждому слову, и изредка переспрашивал старца, перебивая его рассказ.

- Ты говоришь, что дракон напавший на Хелген спас меня о плахи. Да, это так, но почему ты уверен что он прилетал из-за меня, или чтобы спасти меня? Может быть это случайное совпадение?

- Драконы, чувствуют свою кровь мой друг. Я не могу тебе сказать как, ведь я не драконорождённый как ты, но это факт. Алдуин, а это мог быть только он, почувствовал зов твоей крови. Зов тревоги, когда тебя собирались казнить. ? он примчался на этот зов. Другое дело, что он увидел не дракона, а человека. Драконорождённого. А с драконорождёнными у драконов свои взаимоотношения.

Но он действительно спас тебя, уничтожив при этом Хелген. Зачем? Я не знаю. Наверное Партурнакс может ответить на этот вопрос. В любом случае, наступают смутные времена. Драконы. Долгие сотни лет Скайрим не видел драконов, не знал Алдуина. Всё превратилось в легенду и обросло сказаниями. Но Алдуин вернулся. Скайрим снова наполняется свистом драконьих крыльев. Тебе нужно поговорить с Портурнаксом. Но путь к нему закрыт. Только слова силы могут открыть его, но эти слова мы можем дать только тому, кто изберёт Путь Голоса.

- У меня нет выбора. ? что больше меня занимает, так это то, что познания силы слов меняют меня, я ощущаю в себе не только силу, но и предназначение, какой-то скрытый смысл, смысл жизни. В этом столько тайн и догадок, что я уже не могу остановиться, меня влечёт эта сила, она проходит через меня или рождается во мне.

- Ты драконорождённый, и иного не может быть. Тебе нужно учиться не только драконьему языку, но и познать мудрость решений, ибо необдуманным поступком или не верно принятым решением ты можешь причинить вред. Драконы, могут позволить себе это в отношении людей, на то они и драконы, а ты - человек. Драконорождённый но человек. ? тебе придётся жить среди людей, а не парить в небе в обществе драконов. Подумай над этим. ? когда примешь решение, мы откроем тебе слова силы, с которыми ты пойдёшь на Глотку Мира.

- Я уже решил. ?наче, зачем мне было карабкаться по ступеням. Я пришёл учиться, пришёл за знаниями, пришёл для того, чтобы увидеть свой путь в жизни, которую, я пока ещё и не познал в полной мере.

- Тогда, следуй за мной во внутренний двор. Мы научим тебя крику Стремительный Рывок. Мне всегда хотелось увидеть, как драконорождённые осваивают слова силы, нам всем интересно будет учить тебя.

Седобородые находились уже там, на внутреннем дворе цитадели, словно знали о том, что Довакин направиться туда для обучения. В центра площадки, на вылизанных ветрами каменных плитах светилось слово на драконьем языке.
Арнгейр подвёл Довакина к светящемся на камнях слову и пояснил:

- Мастер Барри научит тебя крику Стремительный Рывок. Драконы используют его чтобы стремительно оторваться от земли и взмыть в небо. А так же, для того чтобы избежать опасности в бою, мгновенно перемещаясь в другое место.

Довакин шагнул ближе, слова светились небесно-голубым свечением, и это свечение начало вытягиваться в тончайшие нити света которые как трава на ветру принялись клониться в его сторону. Вот они уже свиваются в длинные пряди, ищут его, тянутся всё удлиняясь и наконец, они коснулись его тела и он почувствовал словно морозный ветер пронёсся сквозь всё его существо, вознося его куда-то в неведомую высь пространства где и самого пространства уже нет. Вулд... Вот то звучание, та высокая нота что разрывает сущее в пространстве от самого пространства. Это слово вошло в Довакина как глоток свежего воздуха, слово на камнях померкло и исчезло, и ветер присыпал камни порцией хрустящего снега, не замедлив смахнуть снежное крошево и умчать его в сторону.

- А сейчас, - произнёс Арнгейр, - мастер Барри покажет тебе как пользоваться этим криком. ? если у тебя всё получиться, то он научит тебя ещё двум словам. А пока, встань там, рядом с мастером Барри и смотри на него.
Довакин успешно повторил вслед за Барри его стремительный рывок. Он так же промчался дистанцию в два десятка шагов ен касаясь снежного наста. Снег завихряясь вздымался ему вслед миниатюрными метелями и смерчами.

Арнгейр не скрывал своего удивления и одобрения, он откровенно радовался тому как Довакин преуспевает в учении. А когда Барри открыл Довакину последние слова крика, и тот пролетел через весь внутренний двор. Седобородые только переглянулись, и сложно было выявить кто в какой последовательности заговорил, они сменяли друг друга, и это уже был не шёпот, эти звуки рождались в пространстве, они наполняли его собой и оно отзывалось на них дрожанием, скрытой мощью:

- Хузра ну, куль до од, Уа ан бок лингра вод, Арк фин тей, бозик фун, до фин геин!
Уо лост фрон уа ней дов, Арк фин рейлик до йуль, Вот ан сулейк уа ронит фаль креин!

? он начал понимать смысл этих слов, с удивлением обнаружив в себе это так, словно вспомнил давно забылое:
- О вы, дети снегов, Сказ далёких веков, Вы услышьте о витязе том!
Кто и драконам, ? расам людей был роднёй, Силы в ком, как в светиле златом!

Арнгейр слегка склонил голову перед Довакином:
- Готов ли ты к подъёму на Глотку Мира Довакин? Там ты узнаешь своё предназначение, но подумай ещё раз об ответственности за своё решение.

- Готов.

- Чистое Небо, зовётся этот крик. Сила его такова, что самую лютую пургу он заставляет замереть и успокоиться, буран в заснеженных горах или буря в степи, всё подвластно этому крику. Там, куда ты пойдёшь, свирепствует магический ветер, носящий мелкое крошево льда, способный сточить любой доспех с воина в минуты. Только Чистое Небо позволит тебе обуздать эту стихию и добраться до Глотки Мира.
__________________


Последний раз редактировалось Nertis; 29.01.2019 в 05:43.
Nertis вне форума   Ответить с цитированием
>
Старый 29.01.2019, 05:08   #3
Nertis
Chief Moderator
Аватар для Nertis
Казак
Начальник Пароходства

12-я должностная категория

 
Пол: Мужчина
В команде с 27.02.2010
Регистрация под № 9
Родина: СССР
Страна проживания:
Адрес: Владивосток
Сообщений: 4,478
Вес репутации: 18
Любимый тип судна:
Сказал(а) спасибо: 3,004
Поблагодарили 2,977 раз(а) в 1,746 сообщениях

Награды пользователя:

Nertis Репутация: Герой; 29%Nertis Репутация: Герой, 29%Nertis Репутация: Герой, 29%
По умолчанию

Добравшись до горного пика Довакин остановился в нерешительности. Снежная буря свирепствовала где-то далеко внизу, она только некоторый участок пути действительно представляла угрозу всему живому. Выше, подъём был достаточно сносным, если не зевать и смотреть куда ступаешь. Обходя по крутой тропе Глотку Мира он очередной раз убеждался что эта гора беспредельно властвует над всем миром, во всяком случае весь Скайрим распахнулся как на ладони. Далеко внизу кружились облака, а над головой распахнулось бездонной синью небо. Вот интересно, драконы могут летать на такой высоте? ? как бы это выглядело? Но делать нечего, вот он пик, Глотка Мира, а дальше что? Где этот Портурнакс? Может быть пещерка какая-то, а он её пропустил? Намёк на тропу вёл ещё дальше, обходя горный пик, что казалось пронзал небо своей острой вершиной и Довакин двинулся дальше.

? вдруг, тропа повернула налево в расщелину прорезающую скальный выступ и там, взору открывалась просторная площадка, лежащая у подножия горного пика. А дальше. Довакин остолбенел и словно прирос к земле. Там, находилась Стена Слов, такая же какую он видел в том зале где восставший из саркофага драугр заставил его бежать сломя голову. ? на этой стене сидел самый настоящий дракон. Но не тот, что разнёс Хелген, явно другой, какой-то он, потрёпанный временем что ли. Один рог целый, второй отломан. ? дракон, как застывшее изваяние ждал. Кого? Ветер взметал снежные метели на площадке, поднимая метущую пургу на десятки локтей и эта белёсая взвесь осыпалась на сидящего неподвижно дракона, скатывалась по его чешуе, а местами скапливалась сугробами.

Убедившись что дракон не проявляет агрессии, хотя и видит его, Довакин шагнул на площадку. Никаких пещерок или хижин не намечалось, где искать седобородого Партурнакса, может его дракон схарчил?
Довакин не смог уловить начала движения, как и самого взмаха крыльев, но он услышал слова исторгнутые из пасти дракона:

- Вулд На Кест...

? в тот же момент тот оказался высоко в небе где расправил крылья и заложив стремительный кульбит ринулся в центр площадки. Приземление дракона с расправленными крыльями породило настоящую снежную бурю, Довакину пришлось отступить назад прикрывая лицо от снега. Площадка расчищенная таким не хитрым способом блистала на солнце оплавленным камнем.

Голос дракона казалось заполнил собою всё пространство, оно вибрировало густыми раскатами словно горный водопад:

- Дрэм йол лок Дова. Давно я не встречал Довакина, кровь от крови дракона. Но прости мне моё нетерпение, я очень долго ждал тебя. Необходимо выполнить формальности, когда два дова приветствуют друг друга. Я Партурнакс, и я приветствую тебя силой своего естества.

Дракон не меняя положения изогнул свою длинную шею и повернув голову в сторону Стены Лов излил на неё пламя огня:

- Йол Тор Шул...

Пламя огненными буранами окутало стену и опало алыми искрами на землю, а на стене огненными сполохами проявились слова драконьего языка.

- Подойди к стене Дова, впитай мою суть, пробуди свою Бурмахи, которая долго спала в течении времени. Приветствуй меня как Дова и мы начнём Ваза, говорить о твоём предназначении.

Довакин заинтригованный таким поворотом событий уже ничему не удивлялся. Стена слов манила к себе, тем более что только сейчас он ощутил то, что совершенно продрог добираясь до Глотки Мира, а там, на стене жаром полыхали слова. ? они точно так же как слова Стремительного Рывка ринулись ему на встречу когда он приблизился к ним, но не тонкими невесомыми нитями, нет, это был жар огня, испепеляющий любой существо но только не истинную сущность Дова. Такого блаженства он не испытывал давно, вокруг искрился сугробами снег, подвывал ветер нося мелкое крошево острых как бритвы снежинок, а по его жилам растекалось тепло домашнего очага. ? где находился этот очаг, в каком измерении? Он осознавал что жар этого пламени запросто мог превратить в головёшки капитальный дом, а для него казался ласковым потоком тепла.

- Приветствуй меня Довакин, - прогудел дракон, - дай мне познать силу твоей крови, дай ощутить истинную сущность дова.

Довакин повернулся к дракону всё ещё наслаждаясь теми переживаниями которые происходили в его понимании. Дракон ждал. Ветер уже успел набросать на его чешую новые порции снега.

- Дрэм йол лок Портурнакс, Йол Тор Шул!

Прямо из ниоткуда перед довакином родилось жаркое пламя которое ревущим потоком ринулось на Пртурнакса. Но не причинило тому никакого вреда, он только блаженно прикрыл глаза и до жути оскалив зубастую пасть произнёс:

- Ал Фад Фрин! Наконец-то! Сколько лет я не ощущал приветствие Дова. Теперь, когда наши формальности соблюдены, мы можем поговорить. ? я знаю зачем ты пришёл. Ты хочешь узнать о своей судьбе, судьбе Дова и конечно же о том, почему Алдуин примчался на зов твоей крови. Да, странно начинается эта история, Алдуин сам не знал что спешит на помощь довакину. А когда узнал то не имел права бросить кровь дова в беде. Но теперь как и в прошлые эпохи, вам двоим придётся выяснять кто из вас станет править Миром. Алдуина не волнуют люди, он власть от власти драконов. Драконы и только они, интересуют Алдуина. Но, Довакин, не дракон, хотя и несёт в себе кровь Дова. Всегда так Дэз, это судьба Алдуина.
Он хочет безраздельной власти, но на свет появляется Довакин и мир превращается в Фрод, поле битвы.
Пойми и осознай одну концепцию Дова. Ты - драконорождённый. А это значит, что при встрече с другими дова, ты должен разговаривать с ними на их языке. Ты можешь сразить другого дракона, любым оружием, но не станешь Кванарин при этом. Дракона нельзя уничтожить, он всё равно вернётся в этот мир рано ил поздно, так Алдуин сейчас вызывает своих родичей, поднимая их по всему Скайриму. Только победив дракона силой Ту`ум ты сможешь поглотить его душу, которая усиливает твой крик.
В древние времена, ещё до эпохи людей наше племя сражалось в бесконечной борьбе, призом в которой была эта сила, и уцелевшие Дова напитанные силой поверженных сородичей пришли к пониманию что дальше война бессмысленна. Один только Алдуин собирался воевать до последнего дракона, хотел впитать в себя всю силу нашего племени. Но пришёл Довакин и положил конец этой войне. Драконы признали за ним право сильного. Алдуин не признал. Но, такова суть истинных Дова, они всегда смотрят на сильнейшего. ? чтобы завоевать их уважение, тебе придётся проявить себя. Завоевать признание Дова, когда они станут для тебя союзниками в битве Гра-зеймазин.
Ты - Кволас Дрем Довакин, вестник мира в нашем племени. Но наша кровь зовёт нас к вечной борьбе, и это вечная круговерть нашего бытия Довакин. Фрини Фрод Дем, пыл битвы и покой медитации. Но я увлёкся.
Ты ждёшь ответа на мучающий тебя вопрос, что тебе делать? Седобородые познают Путь Голоса. Довакин этот путь проходит обращаясь к своей Бормахи, памяти крови. Но время идёт по спирали, и на каждом витке дракон ловит свой хвост, так и твоя история, с каждым разом становиться сложнее. Нет необходимости вспоминать путь пройденный твоими предшественниками Довакинами, у них была своя Дэз и они её осознали.
Прежде чем сразиться с Алдуином, тебе придётся научиться сражаться как Дова, силой своего Ту`ум. А так же прославить своё имя среди других Дова, заслужить их уважение. Только тогда Алдуин обратит на тебя внимание и примет твой вызов. Он очень ревнив, когда кто-то кроме него претендует на власть над Дова.
Седобородые подскажут тебе где искать слова Ту`ум, я же, могу подсказать тебе где найти твоего первого Гра-зеймазин. Но даже я не знаю как закончиться эта история.
Когда на прошлом витке времён Голоса сражались с Алдуином, среди них не было Довакина. Как знать, может быть это была шутка Акатоша, и Довакин не родился в то время. Как бы то ни было, Алдуина изгнали из времени и пространства при помощи Кел, древнего свитка. Это случилось здесь, на том самом месте где ты стоишь. Алдуин исчез, Голоса пали приняв на себя Фейн Кель, проклятие свитка, а он остался лежать здесь.
В порыве неистовства один из самых сильных Дов схватил его и унёс далеко из этого мира. Так далеко, что сам не смог вернуться обратно. Я ощущаю его тоску и боль утраты. Но он был самым могущественным из Дов после Алдуина. Тебе придётся найти его и вернуть Кел сюда на Глотку Мира, чтобы узнать тот Ту`ум который даст тебе шанс принудить Алдуина сражаться.
На этом этапе твой путь - Путь Забвения. ?ди в Каирн Душ, найди древний Кел и вернись в этот мир, и Дова задумаются над тем, кто станет Кинбок, лидером в небе и на земле.

- Каирн Душ? Где это?

- Хм... Как это тебе сказать Довакин, это пристанище для тех, чья душа была захвачена после смерти в магический артефакт именуемый Камень Душ. Тоскливое место Дова, и если бы там не оказался мой сородич, я бы и не думал об этом мирке. Но там теперь тоскует кровь Дова, и там древний Кел. Даже для дракона туда нет прямых путей, пришлось бы заплатить великую цену, как сделал наш родич, но я заметил, последние годы кто-то могущественный, создал тонкую связь с Каир Душ, эта связь тонка но устойчива. По всей видимости маг некромант достиг такого уровня в своём ремесле, или владыки Каирн Душ приложили к этому свои силы. Не знаю, но связь имеется и тебе следует отправиться туда и воспользоваться этим путём. Мирад, портал в Каирн Душ, даёт возможность вернуться.

- ? где мне искать этот портал?

- На Севере. В замке лорда Харкона придётся найти этот путь.

- Ну, вроде не сложно. Остаётся договориться с лордом, думаю для Довакина он сделает одолжение.

- Кросис, Довакин, это будет не так легко. Дело в том, что лорд Харкон не человек.

- Хм, кто же он?

- Лорд вампиров, один из древних вампиров.

- Умереть не встать! Во имя Талоса, Партурнакс, ты всё это знаешь и так спокойно мне выкладываешь? ? что мне там делать? Сражаться с вампирами? Сколько их там может быть? Целый замок битком набитый вурдалаками. Ну, используя Ту`ум конечно есть шанс...

- Гех Довакин, но не всё так, как рисует твой ум. Кровь Дова смертельна для вампиров, она суть Йол Тов, пекло для них. Древний вампир знает это, но, возможно тебе придётся сражаться, а на пути войны встречаются не только враги, но и союзники. Начни их искать, научись предугадывать события. Тебе придётся спуститься в древнюю крипту Ночной Пустоты. Там ты найдёшь своего союзника и проводника, помогая друг другу вы сможете найти портал в Каирн Душ.
Но прежде чем идти туда, задержись у седобородых, они подскажут где искать слова нашего языка. Я же, могу научить тебя медитации, которая усилит твой Ту`ум. Вот, последние слова крика Безжалостная Сила. Фус - ты уже познал, но он лишь со слабой вероятностью может оттолкнуть истиного Дова, не забывай, мы впитали в себя силы своих родичей, а у тебя этой силы пока нет, если только, ты не начнёшь забирать её сам из поверженных тобою Дов, но это случиться только при одном условии, ты должен использовать свой Ту`ум в битве.
? так, впитай в свою суть ещё два слова Безжалостной Силы: Ро - увеличит твой Фус многократно, Дах - завершает Ту`ум и способен сбить дыхание даже для Дова.
__________________

Nertis вне форума   Ответить с цитированием
>
Старый 29.01.2019, 05:09   #4
Nertis
Chief Moderator
Аватар для Nertis
Казак
Начальник Пароходства

12-я должностная категория

 
Пол: Мужчина
В команде с 27.02.2010
Регистрация под № 9
Родина: СССР
Страна проживания:
Адрес: Владивосток
Сообщений: 4,478
Вес репутации: 18
Любимый тип судна:
Сказал(а) спасибо: 3,004
Поблагодарили 2,977 раз(а) в 1,746 сообщениях

Награды пользователя:

Nertis Репутация: Герой; 29%Nertis Репутация: Герой, 29%Nertis Репутация: Герой, 29%
По умолчанию

За мыслями скачущими как табун жеребцов в его бедовой голове, Довакин и не заметил как добрёл до Вайтрана. Столько всего свалилось сегодня на него. Глава седобородых оказался настоящим драконом. А сам он теперь уже полностью убедился что Ту`ум это не абстрактная магия, то есть не заклинания мастеров магии которые кичатся своими способностями и задирают носы от гордости. Нет, это совсем иное, это его суть, кровь, дыхание… Ну какое определение лучше подойдёт? Он явно ощущает, что сами по себе слова, звук, не несут в себе этой силы. Любой может воспроизвести Ту`ум и у него ничего не получиться. А здесь, в его случае, этот Ту`ум рождается где-то за пределами бытия, и через магию крови обретает невиданную мощь, просто материализуется в этом мире. Пока довакин спускался с Высокого Хротгара он то и дело пробовал новые крики. Коза, попавшаяся на свою беду, развеялась серым пеплом по скалам. А Портурнакс от его огня только блаженно поёжился. Чем же они, драконы воевали друг с другом, если не всякий крик их пробирает? Когти и зубы? Но, тогда как ему с драконом сражаться? Здесь даже прекрасный нордский клинок не поможет. Если только поколотить по чешуе, тупя сталь, чем вызвать у дракона замешательство, как знать, может он от удивления сам помрёт…

Нужно узнать, чем же довакины прошлых времён могли сражаться с драконами. А спросить Портурнакса не догадался, и назад на Глотку Мира наверное сил не хватит подняться. В другой раз.

Один из стражников на воротах сделал шаг в его сторону и многозначительно произнёс:

- Приветствую Довакин! Вайтран всегда открыт для тебя. ? вот ещё что, тобою интересовался Йорлунд Серая Грива, найди его в Небесной Кузнице.

- А кто он? Это срочно? А то я с самой Глотки Мира топаю, и рассчитываю что моих ног хватит только до Гарцующей кобылы.

- Ах-ха-х, да ты, правда, парень не промах, - стражник засмеялся, - нет ничего лучше той выпивки, что наливают в Гарцующей Кобыле. К сожалению, нам стражникам туда путь заказан. Не положено. ?наче, там было бы не протолкнуться. Но сейчас уже вечер, Йорлунда в кузне ты не найдёшь, думаю это не срочно, так что, иди, отдыхай. Надо же… Как ты сказал? Ты был на Глотке Мира? Вот это новость. ? как оно там?

- Красиво, - махнул рукой Довкин и побрёл по улочке в сторону таверны.

- Садия! Милая выйди из кухни, обслужи нашего гостя – голос Хульги журчал словно ручеёк, но, тем не менее, его было слышно по всей таверне.

Довакин устало опустился на лавку возле двери. Топать до стойки уже не было сил, хотелось дать ногам отдохнуть.

Садия выпорхнула из кухни и настороженно оглядела его с ног до головы. ? в этом взгляде было столько всего, вопрос, тревога, надежда, что Довакин пересилил себя и поднялся с лавки.

- Не здесь, - Садия схватила его за рукав и потащила за собой. – Пойдём наверх, нам нужно поговорить с глазу на глаз.

- Наверх? Садия, ну хотя бы ты будь милосердной. Я весь день на ногах, и когда я слышу что надо пойти наверх, у меня перед глазами возникает Высокий Хротгар и Глотка Мира.

- Нет, это не так высоко, - упиралась Садия, пытаясь тащить его за собой, всего-то второй этаж.

? стоило ему переступить порог её комнаты, накинулась на него как голодная тигрица:

- Ну? Что там с Алик`рцами?

Довакин смотрел в эти громадные васильковые глаза, и понимал, что просто так, за такой вот взгляд, он собрал бы по всему Скайриму всех этих Алик`рцев и спёк бы их до обгорелых костей, только за то, чтобы она так смотрела.

- Успокойся. Нет больше этих наёмников, и Кемату тоже. Лично проверил каждую глотку, вот этим клинком, - он коснулся рукояти меча.

?сторгнутый Садией возглас облегчения казалось обрёл свою жизнь. Девушка взъерошила руками свои чёрные как смоль волосы и в изнеможении опустилась на стул.

- Всё! Алик`рцев больше нет! Я свободна. Но, на долго ли? Они снова пойдут искать меня. Они не оставят меня в покое. Что же мне делать?

- Зачем? Во имя чего они ищут тебя? Ты говорила, что ты из знатной семьи, бежала от Альтмерского Доминиона, но зачем ты им? Женщина не может наследовать права собственности, так что, всё что у тебя отняли ты и так не смогла бы вернуть. Зачем прилагать столько усилий, ради того чтобы схватить тебя?

Садия подняла на него глаза, и этот взгляд уже не принадлежал симпатичной кухарке из таверны. На Довакина смотрела представительница знатного рода из Хаммерфелла. Она властно протянула руку и ухватив его за рукав усадила на свою кровать.

- Ты, довакин. – Утвердительно произнесла она. – Тебе я скажу больше.

- Эх, как жизнь меняется, последние дни я только и слышу это: довакин, довакин…

- Ты был у седобородых?

- Был.

- Они признали тебя довакином?

- Признали.

- Ну, вот. Ты значит и есть, тот самый довакин…

- Садия. Ты бы без загадок говорила, у меня сегодня их столько было, не успевал разгадывать.

- А что ты думаешь. Альтмерскому Доминиону пришла в голову идея гонять бедную девочку по всему Скайриму потому что им заняться нечем?

- Ну, вот и просвети меня на этот счёт, мне самому интересно.

- В нашем роду хранилась древняя реликвия. ? когда империя заключила мирный договор с Альтмерским Доминионом. Те истребовали себе права преследовать почитателей Талоса, и ещё много кого. ? моя семья была полностью уничтожена только за то, что у нас хранился этот артефакт. Отец видимо чувствовал что это произойдёт. Он велел мне уезжать прочь их Хаммерфелла, так как талморцы возможно и подумать не могли, что девушка может быть допущена до таких секретов. Но, они не остановятся, я чувствую. ?м что бы-то ни стало нужен этот коготь.

- Коготь?

- Ну, я сама его не видела. Я только знаю где он храниться, и знаю, что этот артефакт не уступает в своём могуществе Амулету Королей. Который был уничтожен последним представителем династии Септимов. Амулет Королей заключал в себе кровь Акатоша, а этот коготь… Отец сказал, что это коготь самого Акатоша, и он содержит в себе великую силу, но только драконорождёный может высвободить её, или воспользоваться ею. А ты. Ты ведь, правда, довакин? Драконорождёный? Я имею в виду, что седобородые являются мастерами Ту`ум, Голоса, о которых распевают менестрели. Но они не драконорождёные, и ты, если у тебя есть способность использовать Ту`ум, тоже можешь быть… В общем, я запуталась. Как узнать, действительно ты довакин или ты Голос?

- Сегодня я узнал это точно. – Довакин вздохнул, припоминая разговор с Портурнаксом.

- Седобородые признали тебя? Как-то проверяли?

- Седобородые? Да. Признали, но даже тогда, я ещё мог сомневаться. А вот Портурнакс. Все мои сомнения разметал одним своим видом, и он признал меня Довакином.

- Этот Портурнакс, он кто, один из седобородых?

- Он, дракон. Живущий на Глотке Мира.

- Дракон? Настоящий? ? ты его видел и разговаривал с ним?

- Да.

Садия вскочила, и метнулась к закрытой двери. Рывком распахнула её и, убедившись, что за дверью никого нет, вернулась на своё место.

- Тогда ты должен помочь мне. Мне одной не выжить. Талморцы не отступятся от меня. ?м нужен Коготь, а если он попадёт в руки драконорождёному, то они отстанут от меня. Они знают, что я знаю, где он храниться, и хотят сами наложить на него свои грязные руки.

- А что этот коготь из себя представляет? Большой он? – Довакин прикинул вес когтей Партурнакса, и сглотнул. Такой коготок ему не поднять, ну если только поднатужиться и взвалить на плечо с одного края.

- Я не знаю. Отец рассказал мне, где он спрятан, и ещё… - Садия поморщилась, - там, дело в том, что. В общем, там какое-то заклятие, на входе, и надо пролить кровь нашего рода, то есть, мою получается, чтобы добраться до Когтя.

- Да, дела. – Довакин качнул головой.

- Нашь род, каким то образом был связан с Акатошем, я мало что знаю, ведь меня не рассматривали на роль хранительницы. В общем, мои предки по обеим родовым линиям были Клинками, и служили императорам, а там у них, разные уровни посвящения что ли, кто-то мечом махал, кто шпионил, а мои предки охраняли часовни или храмы какие-то. Ну, вроде жрецов были. ? передавали из поколения в поколение этот Коготь.

В общем, только в руках драконорождёного этот артефакт на что-то способен, а вот на что я не знаю. Помоги мне, давай найдём его, и ты заберёшь его себе, если ты довакин, а талморцы оставят меня в покое, когда узнают об этом.

Садия тискала руками подол платья и молила о помощи. ? он понимал что не может отказать ей не то что в помощи, но даже более, он негласно принял её под своё покровительство. Покровительство? Коготь, кровь дракона, кровь Дова. Да, сейчас он почувствовал, как по всем его жилам помчалась горячая волна пламени. Ведь он не простой смертный. Как долго ещё будут жить в его понимании привычки прошлых лет? Кровь Дова, суть которой Йол, огонь дракона, и услышанное здесь не один раз имя Акатоша казалось вливают в него новые струи огня. Надо найти этот коготь. Просто потому, что он Дова, и он имеет право на него, а не талморцы, высокомерные, всеми ненавистные альдмеры.

Он посмотрел на притихшую Садию, дотронулся пальцем до кончика её носа и, улыбнувшись, заверил девушку в том, что все её страхи и опасения теперь его забота.

А та, приглушённо взвизгнув, вдруг сорвалась с места и кинулась ему на шею:

- Я знала! Я знала, что всё решиться, что найду того, кто мне поможет! ? я не буду у тебя обузой в пути, я тоже кое-что умею, я умею становиться невидимой, умею подкрадываться, я буду твоим шпионом!

Он спал как убитый, и проснулся только к полудню. Довакин лежал в комнатке Садии на её кровати, а не в комнате для гостей. Правда, ничего такого вроде бы вчера не было, она кормила его, таская с кухни одно блюдо за другим. Потом, уложила отсыпаться, на что он не возражал, и уже проваливаясь в сон, он почувствовал, как к нему прижалось что-то горячее, нежное, но усталость взяла своё, и он уснул.

Стоило ему спуститься в зал таверны, как с кухни выпорхнула Садия. ? он с удивлением заметил, что она как-то разительно изменилась. ?счезла настороженная сдержанность, взгляд девушки лучился радостью. Она замерла рядом, заглядывая ему в глаза:

- Что будете есть, пить? ? то и другое…

- Не сейчас Садия, я утром не ем.

- Так, уже не утро.

- Когда я проснулся, тогда у меня и утро, - ему захотелось приобнять девушку за плечи и может быть, даже чмокнуть её в щёчку, но он заметил, с каким жадным вниманием Хульга наблюдает за всей этой сценой, оглядел зал, в котором уже сидело человек пять. Всё внимание посетителей было обращено на него и Садию, ну как же, Довакин крутит роман, надо успеть всё заметить.

А Садия всё заглядывала ему в глаза, всё ждала чего-то, и мысленно махнув на всех рукой, он взял её за плечи, нежно стиснув их, прижал девушку к себе и шепнул ей на ухо:

- Если так случиться, что придётся драться, держись у меня за спиной, я не хочу чтобы ты попала под мой Ту`ум.

Наградой ему было жаркое дыхание и блестящие счастьем глаза. Он шёл к выходу, и который раз удивлялся, как быстро начинают завязываться узлы его судьбы. Неужели, Садия станет его женой? Редгардка. Да почему нет? Но, сколько ещё до того времени, когда мужчина вешает свой меч на стену и расслабляется в семейном кругу? Все испытания ещё впереди, а этой девушке придётся пройти с ним часть пути, и сколько сил придётся приложить, чтобы сберечь свою спутницу, когда в бою, прежде всего, нужно прикрыть её, и только после думать о себе.

Небесную Кузницу он нашёл быстро. Суровый норд гигантского роста с величественной седой гривой волос сосредоточенно обтачивал на точиле клинок, выводя на нём долы. ? сразу бросилось в глаза, что это великий мастер своего дела. Руки мастера, в которых полоска стали, была зажата как в тисках, плавно двигались вдоль точильного камня, и во всём этом облике, великой сосредоточенности над процессом, чувствовалось, что Йорлунд Серая Грива вкладывает в создаваемый им клинок всего себя, словно вершит магический и таинственный ритуал.

- Слушаю тебя, - не прерывая своего занятия и не обернувшись, пророкотал кузнец.

- Стражник на воротах сказал, что ты искал меня, ты Йорлунд Серая Грива?

Кузнец прервал заточку и, положив клинок себе на колени, медленно повернул голову. Оглядев Довакина с ног до головы, он словно прислушался к чему-то, прикрыв глаза.

Затем, встал во весь свой рост и, отложив в сторону клинок, ещё раз, внимательно оглядел Довакина. ? пристально вглядываясь тому в глаза, произнёс:

- Если я скажу, что ждал тебя много лет, то это будет красивая и помпезная фраза, за которой ничего нет. Я даже не думал, что Довакин может появиться в моей жизни. Но, это случилось. Ты явился. Драконы в небе Скайрима уже не легенда. Великая смута накрыла мой родной мир, империя и Братья Бури сошлись в великой войне за право обладать Скайримом. Нам нужно поговорить, а мне, есть что сказать тебе, если ты и вправду довакин.

- Опять, что-то доказывать? Слово седобородых для тебя не достаточно?

- Вполне. Седобородые никогда не призовут на Высокий Хротгар человека, если он не является довакином. Это свершилось, но у меня другие обязанности перед драконорождёными. ? я чувствую, что ты носитель благословения Акатоша.

- Чувствуешь?

- Да. А тебя это удивляет, Довакин? Прислушайся к своим ощущениям, ты находишься в Небесной Кузнице. Чувствуешь, что ни будь?

Довакин внимательно огляделся но, поняв о чём его попросил Йорлунд, прикрыл глаза и попытался прислушаться к своим ощущениям. Сначала ничего не произошло, гомон с городских улиц, возня и звон мечей с тренировочной площадки Йоррваскара, где Соратники проводили свой досуг. ? что-то знакомое, на уровне ощущений, начало пробуждаться где-то в крови, дыхание. Дыхание драконов, что создавали жар в кузнечном горне, вкладывали в него свою магию. Вот в чём секрет Небесной Кузницы, огонь этого горна несёт в себе частицу дыхания дракона.

- Драконы. – Произнёс он, - драконы вложили в горн этой кузницы свой Ту`ум.

- Да, Довакин. Небесная Кузница называется так не по тому, что она расположена высоко, Драконий предел ещё выше. А что тебе говорят такие названия как Храм Небесной Гавани, Храм Повелителя Облаков?

- Мало что, но, в Храм Небесной Гавани мне нужно попасть. Ты знаешь, как его найти?

- Вот как. ? что ты хочешь найти там? Кто тебе рассказал про него?

- Скажем так, человек, которому по родовой линии были переданы некоторые знания.

- А какое отношение, этот человек имеет к Храму Небесной Гавани? ?ли его род?

- Наверное, самое прямое. Там храниться нечто, что необходимо мне, необходимо Довакину.

Йорлунд очень серьёзно и хмуро посмотрел в глаза Довакину, и с сомнением произнёс:

- В Ордене Клинков никогда, и никто не предавал членство в ордене по наследству. Клинками становились и ими умирали, и дети не наследовали место отцов, они даже могли не подозревать, что их родитель был Клинком. За исключением, Рыцарей Акатоша. Но о них даже сами Клинки мало что знали. Орден пронизывали правила секретов и тайн. Но иерархию знали все. ? все знали, что есть Рыцари Акатоша, но никто не знал, сколько их и кто они. ?х знал только император. Драконорождёный император.

- Ну, как-то так, как ты говоришь, и обстоит дело.

- Тогда. Воистину, ты послан самим Акатошем, и мир должен изменится. Мне выпала великая честь быть свидетелем надвигающихся событий. А ещё, я исполню свой священный долг перед тобой Довакин, как последний Клинок императора. Последний, потому что Орден после гибели последнего драконорождёного императора по сути развалился. ?мператора не стало, вся суть Ордена была извращена, и Клинки погрязли в имперских интригах. Вдруг, они стали называть себя драконоборцами и взялись за это дело с рвением фанатиков. Я и ещё некоторые члены Ордена ушли. Мы не захотели принимать в этом участие. Клинки служили только драконорождёному императору, в его лице – Акатошу. На тебя снизошло благословение Ататоша, ты его выбор сейчас, ты его проявление в Скайриме, для меня это главное. Ты можешь всего не знать, но я восполню этот пробел. Что тебе известно об таких артефактах как Амулет Королей, Зубчатая Корона и Древний Свиток?

- Немного. Амулет Королей был разрушен последним драконорождёным императором, Древний свиток, находиться в Каир Душ, и мне придётся найти путь, чтобы добраться до него, а про зубчатую корону, и так известно, это корона Верховных Королей Скайрима, просто символ, корона или шлем, что-то такое. Похороненная, вместе со своим последним обладателем Боргасом.

- Да, это так. ? я слышал, что Ульфрик Буревестник, а так же имперцы, жаждут найти её, вернее, намереваются вытащить её из руин, где упокоился Боргас. Но опять же, она нужна им как символ власти, не более, хотя, наверняка они верят в то, что это могущественный артефакт, способный упрочить власть носителя. Однако, я тебе скажу то, о чём мало кто знает. Корону мог носить только Довакин, ибо если её бы вознамерился надеть не драконорождёный, то зубья короны смыкались как челюсти дракона и раздавливали дурную голову. Но именно Рыцари Акатоша, изъяли из неё какую-то важную часть, и унесли неизвестно куда, спрятали. ? корона превратилась в просто головной убор, ну, прекрасный шлем, если можно так сказать. Это случилось после гибели последнего императора, когда он разбил Амулет Королей.

- Коготь Акатоша?

- Что? О чём ты?

- Мне нужно найти Коготь Акатоша, в Храме Небесной Гавани.

- Вот значит как? Выходит, ты действительно встретил на своём пути потомка Рыцарей. Ну что же, тогда слушай, что я скажу тебе. Видимо именно для этого я и хранил все годы эти знания. Довакин это не просто шутка Акатоша, ты миротворец на земле и на небе, драконы слушаются тебя, повинуются тебе как представителю Акатоша, но только если на тебе надета Зубчатая Корона, ибо только кровь Акатоша может носить этот артефакт. Тебе придётся восстановить и надеть Зубчатую Корону, чтобы драконы признали в тебе своего лидера, а после этого, ты можешь восстановить мир в Скайриме, ибо ни Братья Бури ни империя не встанут против Довакина за которым сила и могущество драконов.

- Могу ли я попросить у тебя помощи? Я нуждаюсь в доспехах и оружии для моей спутницы, да и у меня как видишь, один меч, который я прихватил в Хелгене, и никакой брони, кроме наручей.

- Спутницы? Ох, Довакин, боги улыбаются тебе, если избрали в качестве компаньона женщину. Значит, она дочь Рыцарей Акатоша? Не отвечай, я почту за честь одеть и вооружить вас в самую лучшую броню, и клинок для тебя я подберу такой, что никогда тебя не подведёт.
__________________


Последний раз редактировалось Nertis; 29.01.2019 в 05:46.
Nertis вне форума   Ответить с цитированием
>
Старый 29.01.2019, 05:11   #5
Nertis
Chief Moderator
Аватар для Nertis
Казак
Начальник Пароходства

12-я должностная категория

 
Пол: Мужчина
В команде с 27.02.2010
Регистрация под № 9
Родина: СССР
Страна проживания:
Адрес: Владивосток
Сообщений: 4,478
Вес репутации: 18
Любимый тип судна:
Сказал(а) спасибо: 3,004
Поблагодарили 2,977 раз(а) в 1,746 сообщениях

Награды пользователя:

Nertis Репутация: Герой; 29%Nertis Репутация: Герой, 29%Nertis Репутация: Герой, 29%
По умолчанию

Остаток дня Довакин бродил по городу, заглянул в лавку Белетора, где не в меру болтливый Белетор доканал его своими речами, расхваливая свои товары. В «Котелке Аркадии» он задержался, прицениваясь к различным микстурам и зельям, здесь уже было интереснее. Во всяком случае, для человека который собирается в длительное путешествие, набор нужных эликсиров, просто жизненная необходимость. Аркадия подробно рассказала для чего и в каких случаях необходимо использовать ту или иную микстуру, а то и какой из ингредиентов, можно употребить прямо в пути, если удастся его найти.

Осталось решить вопрос с наличием денег, ибо их было не густо, и на аптекарский набор зелий было потрачено почти всё, что у него оставалось. А значит, придётся идти за город. Самый распространённый вид заработка в Скайриме был именно там, любой мужчина с детских лет знал эту не хитрую тонкость нордского бытия.

Путников по дорогам хватало, туда сюда таскались торговцы и прочий люд, и естественно их поджидали разрозненные ватаги грабителей и мародёров. Вот именно такие шайки и являлись лакомым заработком для истинного норда. Этакий круговорот награбленного добра в Скайриме. ? многие даже знали, где, в каких пещерках, расщелинах, оврагах, прячутся банды мародёров, но, рассматривали такие лагеря как накопитель богатств. Вот грабят они на дорогах, и пусть. А время от времени, суровые мужчины, в каком либо Ривервуде или Хелгене собирались и решали, когда пойти проверить лагерь того или иного бандитского вожака. ? устраивали налёт на такой лагерь, при чём, если мародёры предпочитали ретираду, то их никто не преследовал, цель была не в том чтобы очистить район от бандитов, а самим поживиться. Грабь награбленное, вот так можно было прибарахлиться, а потом, в таверне пить мёд и восхвалять друг друга, распевая победные песни.

Оставалось решить один вопрос, в одиночку рыскать по округе, в поисках удачи, или примкнуть к местным воителям. Ответ на этот вопрос пришёл сам собой, когда он ради интереса поднялся по ступеням, ведущим к огромному дому Соратников Йоррваскару.

Перед входом стояла группа соратников. Две молодые женщины воительницы, и широкоплечий, грозного вида соратник о чём-то жарко спорили, не без употребления крепких словечек и язвительных выпадов, которые понятное дело, пропускались мимо ушей, если были произнесены своими товарищами, а вот если бы кто чужой вознамерился повторить сказанное, то отхватил бы тумаков до кровавых соплей.

Довакин остановился в нескольких шагах от спорящей компании и с улыбкой прислушался к их спору.

Воинственная соратница с раскрашенным боевым рисунком лицом, держалась с напыщенной гордостью, выцеживая короткие фразы не разжимая зубов:

— Когда уже ты научишься думать до того, как что-то сделаешь отморозок?

— Фаркас всегда думает! — прогудел здоровяк, — просто я человек дела, а не пустозвон, мне важнее сделать, хотя я всегда думаю.

— Вот-вот! Думает он, тупица! Тебе что было поручено?

— Я думаю, нам надо замолчать. Тут, человек подошёл.

Соратница хмуро зыркнула на Довакина, оглядела его с ног до головы и, изогнув бровь, хищно улыбнулась:

— А ты ничего. Видок конечно потрепанный, но, судя по всему, ты можешь за себя постоять, раз дожил до сегодняшнего дня. Что, так и бродяжничаешь без доспехов?

Довакин не стал отвечать, лишь улыбнулся в ответ и развёл руки в стороны, дескать, сама видишь, всё что есть, ношу с собой.

— Ну-ну, не очень-то задавайся здесь. Если хочешь примкнуть к Соратникам, поговори с Кодлаком, только он решает, кто достоин вступить в наши ряды. ?ли у тебя кишка тонка? Меня зовут Эйла Охотница, это Фаркас, — она махнула рукой на громилу.

— Рия, — представилась вторая воительница и, придав лицу суровый вид прошлась по площадке давая понять, что не хочет вступать в полемику, и просто побудет рядом.

— ? так, что привело тебя в Йоррваскар? ?ли ты так, мимо проходил? Тогда ступай мимо, это место для воинов, — Эйла Охотница по всей видимости занимала достаточно высокое положение среди Соратников, так как командные нотки в её голосе не умолкали ни на миг.

— Я хочу примкнуть к какой либо компании, — начал Довакин, — а то, поиздержался в дороге.

— Ясно. — Коротко бросила Эйла. — Тогда ступай мимо, Соратники это не твоя компания. У нас только лучшие воины, и мы не ищем наживы, мы сражаемся во имя славы.

— А я слышал, что Соратники не плохо зарабатывают, своими подвигами.

— Слышал он. Вот когда станешь Соратником, тогда и будешь говорить об этом, а пока…

— Я думаю, — начал Фаркас, но Эйла не дала ему продолжать.

— Ладно, недоумок, пока ты думал я уже всё решила. Проверь этого, нам всё равно не помешают лишние руки. Посмотрим, на что он способен, а там видно будет.

? уже обращаясь к Довакину, добавила:

— ?ди с Фаркасом на внутренний двор, он проверит тебя, если покажешь себя с лучшей стороны, так уж и быть, возьмём тебя на охоту.

— ?ди за мной, новичок! — Прогудел Фаркас и, встряхнувшись, поправил двуручный меч на своей могучей спине. — Кто ты, к стати? Как тебя зовут?

— Довакин.

Это слово словно магический взрыв заставило всех замереть на месте. Эйла Охотница, Рия, Фаркас, словно приросли к месту. У Эйлы даже брови изогнулись от изумления и она уже совсем иначе глядела на Довакина.

— Как ты сказал? Ты, Довакин? Клянусь бородой ?сграмора, это правда? Тогда, это меняет дело. Фаркас! Отставить проверку!

— Есть, отставить! — отрапортовал Фаркас, и уже обращаясь к Довакину, прогудел — Некоторые думают, что я дурак. Они получают в рыло! Но ты мне нравишься!

Они шли по дороге, обходя Вайтран. Довакин шагал рядом с Эйлой, Фаркас с Рией шли следом. Мрачный, устрашающего вида Фаркас оказался на редкость дружелюбным и милым компаньоном, за его внешне суровой внешностью скрывалась на удивление детская непосредственность во всём, во всяком случае, когда он не держал свой внушительного вида двуручный меч в руках, это был приятный во всех отношениях увалень.

— Скьор и Эйла любят меня дразнить, но они хорошие люди. Они заставляют нас стать лучше.

Эйла только ухмылялась на подобные тирады, и украдкой, как ей казалось, поглядывала на Довакина.

— Ярл назначил награду, — пояснила она, перехватив его взгляд, — в местечке, которое называется Водоём Холодный Ветер, опять появились великаны. Любят они это место. Да всё бы ничего, если бы выпасая своих мамонтов, они не гоняли путников на дороге. Ни как не доходит до этих тупиц, что не одни они здесь живут. Вот и приходиться, время от времени, преподавать им урок.

— Ясно. Согнать их нужно, или убить?

— Этих не сгонишь. Приходиться убивать, а там, ещё мамонты нападают. В общем, охота будет не лёгкой, но мы справимся. Главное быстро расправиться с великанами, тогда, их мамонты могут просто уйти, а если не выйдет, быстро убить великанов, тогда придётся побегать. Мамонта просто так не завалишь.

Когда они добрались до Водоёма Холодных Ветров, солнце уже касалось вершин далёких горных пиков. Мамонты, в количестве трёх голов паслись в отдалении от местечка, на котором горел огромный костёр из приваленных друг к другу, шалашиком вырванных с корнями деревьев. ? два великана бродили вокруг костра, что-то выискивая на земле. То один, то другой, вдруг наклонялся и что-то поднимал с земли, запихивал в импровизированную суму, закреплённую на поясе и, продолжал свои поиски.

— Что они там ищут? — Спросил Довакин, обращаясь в Эйле.

— Стоянка была долгое время покинута, после того как мы здесь зачистили прошлый раз. ? тут много кто останавливался, бандитские шайки, путники. Возможно, великаны кого-то здесь застали и сейчас подбирают трофеи. Так что, на вознаграждение ярла ты не рассчитывай, ты не соратник, а то, что нам достанется здесь, поделим поровну.

Довакин кивнул, и уточнил план действий:

— Ты главная. Говори что делать.

Эйле это явно польстило, она трогательно словно мать на любимое чадо, посмотрела на Довакина и, оглянувшись на Фаркаса и Рию, скомандовала:

— Подкрадываемся, тихо, Фаркас, это тебя особо касается. Тихо как мышки, на сколько можно. ? атакуем разом. Я и Довакин берём одного великана, Рия и ты второго. ? не рассусоливать, всё делаем быстро, чем быстрее мы их убьём, тем меньше шансов танцевать с мамонтами.

Подкрадываться к великанам оказалось пустяковым занятием, порою даже особо не скрываясь в траве, они преодолели разделяющее их расстояние. Возможно, ограниченный ум этих созданий не рассматривал в людях особой угрозы, и те просто не обращали особого внимания на группу мелких людишек, что тихонечко приближаются к их лагерю.

Однако, когда расстояние до утоптанной площадки сократилось до двадцати шагов, один из великанов начал притоптывать ногами, потрясая огромной костью, которую он использовал как оружие.

— Вперёд! — Выдохнула Эйла и, натянув тетиву лука, выпустила стрелу. ? не успела та ещё долететь до великана, как уже вторая стрела сорвалась с тетивы и понеслась, разрезая воздух заточенным наконечником.

Фаркас и Рия с мечами в руках, молча ринулись вперёд. Довакин тоже не стал дожидаться особого приглашения к битве и, перемахнув через куст, бросился на ближайшего великана, в глазницах которого торчало оперение стрел выпущенных Эйлой.

Он боковым зрением зафиксировал, что и второй великан ослеплён, Эйла мастерски стреляла из лука и тактика избранная Соратниками имела смысл.

Теперь, великаны могли лишь топтаться на месте и, подвывая в слепую размахивать своими импровизированными палицами.

Подскочив к "своему" великану, он заскочил ему за спину и с размаха, рассёк тому сухожилия под коленкой. Увернувшись от просвистевшей костяной палицы, он подскочил к другой ноге великана, но тот уже заваливался на подрубленную конечность, издавая трубный рёв.

Рубанув ещё раз другую ногу, Довкин попытался с разбега толкнуть великана, но ничего не получилось, стоя на коленях, тот оставался массивным противником.

А подскочить к нему спереди, чтобы добраться до горла было невозможно, великан неистово размахивал своим оружием и свободной рукой.

Краем глаза Довакин заметил, что Фаркас с Рией тоже не добились успеха в предпринятом деле, они так же обезножили своего великана, и теперь с шумом и гиканьем пытаются добраться до его головы или шеи.

А тем временем, земля задрожала под могучими ногами мамонтов, которые спешили на помощь своим пастухам. ? эта дрожь с каждым мигом становилась отчётливей.

— Быстрее! Ситис вас побери — взвыла Эйла где-то у него за спиной, — сейчас нам зададут жару! Ну, что вы возитесь?

Она с разбегу взбежала по согнутой спине гиганта и с воинственным кличем рубанула того по затылку. Великан дёрнулся так, что Эйла слетела с его спины, но словно дикая кошка, извернувшись в падении, приземлилась на ноги.

Довакин видел, что и второго великана Соратники явно дожмут, им не впервой, а вот появившиеся на площадке мамонты…

Это уже была угроза, и перевес явно не в пользу Соратников. Три громадных зверя, с огромными бивнями и налитыми кровью глазами, могли запросто раскидать и втоптать в землю целый отряд.

Он даже не задумывался что предпринять, суть Дова уже взяла своё в его естестве, и ринувшись на встречу мамонтам, он только со стороны казался сумасшедшим самоубийцей. На встречу силе и массе, шёл Довакин, кровь Дова кипела в его жилах, и первый Ту`ум был предназначен всего лишь для того, чтобы остановить бег разъярённых зверей:

— Фус-Ро-Дах! — от которого дрогнула вся площадка, был направлен прямо на мамонтов, и те, испытав на себе всю силу Ту`ум, не просто остановились, и даже не попятились. Они сели на пятую точку, проехавшись несколько шагов на своих задницах по траве. Затем, трубно огласив долину своим криком, поднялись и, развернувшись, бросились наутёк, соревнуясь, друг с другом в скорости.

— Вот это было зрелище! — Восхищённо произнесла Эйла. — Без тебя наша победа не была бы полной, пришлось бы ждать, когда мамонты сами уйдут.



Осмотр трофеев не занял много времени, два шлема в не плохом состоянии, стальная секира с зачарованием, двемерский щит и так, по мелочи, зачарованные сыромятные наручи, пара зачарованных колечек и пол сотни септимов.

— Всё это продадим в Доме Воительницы, а деньги поделим, — подвела итог Эйла.

Фаркас упаковал всю добычу в один куль и взвалил его себе на плечи. Рия всё ещё пыталась что-то найти, рыская по деляне, но Эйла оборвала её поиски:

— Уходим Рия! Бросай это дело!

Солнце почти село за вершину горной гряды и на фоне чуть подсвеченного неба Драконий Предел, смотрелся особо величественно, он словно парил в небе.

Эйла приблизилась практически бесшумно, но он почувствовал её присутствие, словно волна тепла накатила на него. Она с интересом наблюдала за ним, а когда он чуть повернув голову, переключился с созерцания Драконьего Предела на неё, загадочно произнесла:

— Если ты хочешь отправиться со мной на охоту, твои ноги должны быть быстрыми, а руки сильными.

— Такие вот вылазки ты называешь охотой?

— Да не только. Если вдруг ты захочешь присоединиться к нам, и станешь Соратником, я назову тебя своим братом по оружию. Ну, а пока, пошли, скоро совсем темно станет.

— Эйла! — Фаркас мялся рядом как медведь, — мы с Рией сами дотащим барахло до города, а ты бы сходила на ферму Лорея. Скьор говорил, что он просил там помощи в каком-то деле.

— Конечно, недоумок, я так и сделаю, — Эйла ехидно улыбнулась Фаркасу, — идите уже, не надорвись по дороге.

Фаркас и Рия отправились в обратный путь, а Эйла грациозно, словно матёрая волчица обошла Довакина по кругу и остановилась перед ним, лёгким, неуловимыми движениями перемещая вес тела с одной ноги на другую.

— Так куда мы идём? — уточнил Довакин.

— Я на ферму Лорея. А ты? Со мной? ?ли по ночам предпочитаешь спать в кроватке?

Довакин хмыкнул, Эйла явно ему нравилась, как компаньон, и самое главное, не было нужды в лишних словах, они понимали друг друга с одного взгляда. Один жест, мог заменить целую фразу.

— Веди, — кивнул Довакин, — я плохо знаю окрестности.

— ?ди за мной, — Эйла круто развернулась и пошла. Но, провалиться в Обливион, как она пошла. Довакин только головой покрутил, и попытался отвести взгляд в сторону. Эйла вышагивала, не торопясь, намеренно вихляя бёдрами, отведя локти назад всем своим видом демонстрируя, какая она, невообразимая и привлекательная самка.

— Эйла!

— Да, Довакин? — она даже не обернулась.

— Какая странная у тебя походка, это походный шаг Соратников?

— Ха! Насмешил! Это я проверяю тебя на прочность. С какого теста ты сделан.

— Ага, ну ты тогда проверяй дальше, я не хотел тебе мешать, мне приятно за тобой идти.

Эйла остановилась и, развернувшись, залилась весёлым смехом.

— Ну, нет уж, дудки. А то расслабишься совсем, и вытаскивай тебя с ловчей ямы. Тем более, что впереди как раз одна такая имеется. Лагерь Чистых Рудников, у нас прямо на пути, а рядом с ним ловчая яма. Зазевавшиеся недотёпы проваливаясь туда прямиком отправляются в гости местной банде. А что? Может быть, причешем их, а? Ты со мной? Там можно знатно поживиться.

— Да с тобой я, куда ты, туда и я, во всяком случае, пока мы не вернёмся в Вайтран.

— Кровью пахнет, — втянула ноздрями воздух Эйла, — я чую, нас ждёт добрая охота.

Они сидели на взгорке, не далеко от лагеря разбойников и наблюдали. Лагерь был окружён добротным частоколом и охранялся. НА импровизированной вышке сидел часовой, который порою зевал, и боролся со сном, где-то за частоколом кто-то явно колол дрова, слышался звук колуна и треск расколотых поленьев.

— Этот недотёпа не проблема, — шепнула Эйла, — одна стрела и он нам не помешает, но вон там, — она указала в темноту лагеря, — там прямо к скале примкнут длинный помост, на котором любят сидеть магики, так мы называем этих недомерков. Бандиты или мародёры, но среди них всегда находятся особи, знакомые с колдовством или боевой магией, стихийники. Они, конечно, не такие матёрые маги как представители Коллегии Винтерхолда, но, тем не менее, это самые опасные противники. Сам понимаешь, от ожогов или обморожения лечиться приходиться долго.

— Тогда, снимай этого соню, без шума, а я махну внутрь, там я вижу, растяжка с погремушками, я её перемахну, и возьму того, кто там колет дрова. Если маг насторожиться, то проявит себя, я постараюсь отвлечь его на себя, а ты уж не промахнись.

Эйла только мягко толкнула его в бок, усмехаясь:

— Не промахнись, это не про меня.

Когда Довакин переступил через растяжку, он только потому, что ждал этого, услышал лёгкий хлопок тетивы, а затем шорох сваливающегося со стула тела. Бандит, колющий дрова даже носом не повёл, продолжал своё занятие. Подкравшись к нему сзади, Довакин выпрямился и шлёпнул ладонью левой руки того по лицу, от чего бандит дёрнулся назад, откидывая голову, и подставляя тем самым, горло калёной стали. Прижав голову мародёра к своему плечу, Довакин одним росчерком ножа отправил того к праотцам. ? не давая дёргающемуся телу упасть, придерживая, опустил его на землю.

Однако, кроме ожидаемого мага, в лагере оказалось ещё два бандита. Один занимался разделкой мяса под центральным навесом, второй сидел у костра, по всей видимости, занятый починкой снаряжения, и вот он-то и узрел, как рубщик дров отбыл в мир иной.

Бандит вскочил на ноги и, отбросив в сторону то, над чем трудился, схватился за оружие:

— Это кто у нас тут такой герой? А? Смотри-ка!

Его товарищ, под навесом мгновенно отреагировал на крик тревоги и с топором в руке бросился к Довакину.

Этих двоих Довакин спокойно принял на себя, раскручивая восьмёрки клинком, он просто парировал их выпады, не особо стараясь атаковать. Больше всего его занимал маг, который должен был сейчас появиться, и вот магическую атаку пропустить было нельзя.

А маг явно выжидал, ничем себя не выдавая, видимо единственный из мародёров, кто сначала думает, а потом делает. Он выжидал, не появятся ли на сцене ещё нападающие на лагерь. Но и Эйла тоже, ничем себя не выдавая, ждала.

Отбивая сыплющиеся на него удары, Довакин постоянно маневрировал, стараясь держать нападающих между собою и тем самым помостом, на котором скрывался маг. ? вот, наконец, маг не выдержал, и выступил на сцену. Его фигура, подсвеченная костром, появилась на помосте, в выставленных вперёд руках плясали сполохи молний, и оставались мгновения до того момента, когда он разрядит заклинание в Довакина. Но, хлопнула тетива, и маг принял в гортань тонкую стрелу, которая завершила его бытиё.

? в тот же миг, Довакин сделав обманный шаг в одну сторону, метнулся в другую и рубанул зазевавшегося бандита по руке. Не обращая более на калеку внимания, он ринулся на оставшегося противника, крестя его клинком слева на право, тот попытался отступить, но запнулся на поленьях и, не успев найти точку опоры, грохнулся на спину, и последнее что он увидел, было лицо Довакина и клинок, пробивающий грудную клетку.

Развернувшись к первому бандиту, который выронил из перебитой руки топор, он с удовлетворением обнаружил оседающего со стрелой в глазнице противника.

Эйла впорхнула из темноты, хищно пригибаясь к земле, с наложенной на тетиву стрелой, и убедившись, что воевать не с кем, выпрямилась и убрала лук. Грациозно переступив через мёртвого бандита, она потянулась, и встряхнула руками:

— Обожаю ночную охоту! А ты?

— Я это называю простыми стычками.

— Ха! Стычками, ну разве в этом нет романтики? Мужчина и женщина, вдвоём, при луне? ? кровь… Но нам нужно ещё сделать одно дело. Здесь не вся банда. Так что, не расслабляйся, идём в их логово, вот там будет веселье!

— Ага, — усмехнулся Довакин, — какой план?

— ?ди за мной, ты сам поймёшь, когда и что делать.

Под помостом виднелись двустворчатые, массивные двери, прикрывающие горную выработку. Ночные звуки долины исчезли, и сменились гулкой тишиной, в которой эхом отдавались совсем иные звуки. Кто-то усердно долбил киркой горную породу, что-то бурча себе под нос.

Крадучись, они преодолели несколько метров пути, когда Эйла тронула его за локоть, и молча указала на какой-то металлический блин, лежащий на земле. По характеру её жестов, Довакин понял, что наступать на него нельзя, ловушка. Он кивнул и сместился ближе к стене. Так миновав опасный участок, они прошли ещё дальше, пока не разглядели в конце тоннеля пламя светильника, рядом с которым кто-то лениво махал киркой, отбивая куски руды от стены.

Эйла по звериному принюхалась и хищно оскалилась. Довакин кивнул, давая понять, что предоставляет инициативу ей, и с удовольствием наблюдал как неуловимым движением, в её руке появился лук, как плавно он изогнулся, и коротко тренькнула тетива, бросая в глубину штольни посвист смерти.

Звякнула кирка, и стукнулся о рудную породу видавший виды железный шлем бандита.

Эйла скосила глаза на Довакина, и была вознаграждена одобрительным взглядом.

— Пошли, — шепнула она, — там дальше тоже могут быть маги, так что не расслабляйся.

Пробравшись в глубину шахты, они обнаружили достаточно объёмный зал, вырубленный в горной породе, в котором уместилась половина туши мамонта, которую бандиты сноровисто свежевали. Довакин мысленно пересчитал врагов. Трое возились возле туши. Один спал на сбитых из досок койке. А самый главный из бандитов, вожак, расхаживал возле длинного стола примыкающего к стенам зала, и властно покрикивал:

— Живей вы, скоты, нам ещё дело делать. Лорей там, сладкие сны смотрит. Я не хочу ждать до утра, пока вы тут возитесь. Я его бабу сегодня оприходую лично, а он будет на это смотреть.

— Гы-гы-Гы — заржал один из бандитов, — после тебя там делать нечего, но ты хоть маленечко нам оставь.

Довакин прихватил Эйлу за руку, привлекая её внимание, но она попыталась отмахнуться, тогда он обнял её за шею, зашептал на ухо:

— Стреляй отсюда, когда я спущусь вниз, и только после того, как я их зажарю, до этого даже не высовывайся, если не хочешь брови опалить.

Эйла сначала задёргалась, пытаясь вырваться, но когда поняла, о чём он говорит, с любопытством заглянула ему в глаза и хищно улыбнулась.

А когда он крадучись попытался миновать её, то так же схватила его за шею и, прижав к себе, прошептала:

— Никогда так не делай больше, а то я тебя укушу. — ? толкнув Довакина, показала ему язык.

Спустившись вниз по деревянным конструкциям, Довакин выбрал наилучшее место, для применения Ту`ум, выпрямился и, не скрываясь, спокойно пошёл на бандитов.

Те не сразу обратили на него внимание, мало ли, кто из своих спустился в шахту. Пришлось легонько свистнуть, чтобы привлечь к себе внимание. Реакция мародёров была вялой и предсказуемой, они по-хозяйски, вальяжно оставили своё дело и скучковались перед Довакином.

— ? кто у нас тут такой свистун? Ты откуда взялся? В яму упал?

Довакин не стал затягивать представление:

— Йол Тор Шул! — звук Ту`ум отразился от сводов, но сам по себе он ни как не влиял на окружающее, а вот струя пламени, возникшая из ниоткуда, охватила бандитов и остатки туши мамонта, достала и до противоположной стены, где мирно посапывал один из мародёров, и даже вожак не миновал этого жара. По сути, Эйле даже не пришлось стрелять, температура в шахте подскочила в разы, обгорелые трупы сложно было опознать, только тонким фальцетом верещал вожак, зажаренный в своей резной нордской броне как в кастрюле. Но и он быстро умолк.

— Довакин! — крикнула откуда-то сверху Эйла, — не делай так больше! Я еле успела убраться в проход, это же пекло какое-то! Ты там сам как? Не сгорел?

Она выглянула с верхней галереи и, убедившись, что с Довакином всё в порядке, оглядела зал. Демонстративно зажала нос, показывая что, думает об этом деле, и не торопясь, двинулась вниз.

— Дело даже не в том, что ты их зажарил, — буркнула она, проходя мимо, — ты же спалил тут всё, можно было поживиться снаряжением, а теперь, — она махнула рукой.

— Ну, извини. — Довакин виновато пожал плечами, — не удержался.

— А, ну да, я ж забыла, с кем связалась. Довакин. — Эйла искоса бросила взгляд на Довакина, но в этом взгляде плескалось веселье и смех. ? они дружно рассмеялись.

Собрав что можно было продать, а в шахте этого добра оказалось предостаточно, они вышли в ночную прохладу долины и блаженно вдохнули свежий воздух.

— Красота, — блаженно промурлыкала Эйла.

— ? тишина какая, — Довакин посмотрел на звёзды, — Луна и звёзды, и небо.

— О чём это ты? — В голосе Эйлы послышалось кокетство.

— О небе, — вздохнул Довакин, — с недавних пор, для меня небо стало чем-то родным, но, как жаль, что у меня нет крыльев, а так хочется улететь туда, высоко, выше Глотки Мира, и от туда закричать, так, чтобы весь Скайрим меня услышал.

Эйла сделала вид что отодвигается от него как от чумного, хотя в её взгляде мелькали искорки веселья, потом, усмехнувшись, схватила за руку и прильнув заглянула ему в глаза:

— А для этого, нужно быть или драконом, или, оседлать дракона.

— Оседлать? — Довакин взглянул ей в глаза, — а ведь это мысль!

— Ты что, серьёзно?

— А почему нет?

— Дракона? Оседлать? Как ты себе это представляешь?

— Ну, просто попросить его, сделать такое одолжение, и полететь.

— Ага. Попросить, — Эйла покачала головой и загадочно улыбнулась, — много ты видел драконов?

— Пока двух, Алдуина и Портурнакса.

— Ты что, познакомился с ними? Я к тому, что ты даже имена их знаешь.

— Ну, можно так сказать, Алдуин меня спас от плахи, а Портурнакс, С ним мы немного поговорили. Как два Дова.

— Поговорили. — Эхом отозвалась Эйла.

Довакин приобнял её за плечи и качнул к себе:

— Смирись боевая подруга, не одна ты особенная.

Эйла фыркнула и, встряхнув плечами, усмехнулась:

— Много ты обо мне знаешь, Довакин.

— Ну, так пошли? Куда дальше? Ферма Лорея?

— Да, здесь не далеко, и я чую, мы уже выполнили задание Скьора, судя по тому, что я слышала в шахте. Пойдём, обрадуем бедолагу.

Прогулявшись до фермы Лорея, они остановились возле мельницы, любуясь ночным пейзажем. Где-то далеко, в низине, просматривался чуть заметный огонёк костра.

— Что там такое? — указал на огонёк Довакин.

Эйла присмотрелась, и неопределённо хмыкнула:

— Возможно, где-то в районе Корваньюнда, да, где-то там. Скорее всего, очередная банда.

— А ведь, Корваньюнд, это то место, где захоронен Боргас?

— Да, это место его захоронения.

— Мне надо туда, — Довакин задумался.

— Куда? Зачем тебе эти руины? Ты не похож на искателя сокровищ, или потрошителя могил.

— Я Довакин. А там, Зубчатая Корона, которую я должен восстановить.

Эйла с сомнением заглянула ему в глаза и переспросила:

— Восстановить Зубчатую Корону? Зачем?

— Чтобы остановить войну, — Довакин посмотрел в глаза Эйле и, убедившись, что она его внимательно слушает, коротко пояснил в чём заключается его путь, путь Довакина.

— Вот оно что, — Эйла была ошарашена, — это драконы тебе сказали, что они станут тебя слушать?

— Йорлунд Серая Грива.

— Борода ?сграмора! Что ж ты мне ни разу не сказал, что разговаривал с ним? Йорлунд ни с кем не разговаривает, только по существу, ковка, заказ, ремонт, и только с Соратниками Круга он позволяет себе сказать нечто важное, и то, скуп на слова как ни кто другой. Даже Кодлак преклоняется перед его мудростью. Выходит, для тебя он снизошёл до разговора, почему?

Довакин участливо посмотрел ей в глаза, и взяв её за руку произнёс:

— Эйла, мне очень сильно хочется тебе рассказать всё, но боюсь, есть вещи, о которых пока рано говорить.

— Тогда. Веди ты. — откликнулась Эйла, не пытаясь вырвать свою руку из его ладони, — я не знаю зачем тебе это нужно, но у меня ощущение, что меня ждёт добрая охота в твоём обществе, тем более, что ты наверняка выполняешь какое-то задание от Йорлунда, и если даже не задание, а идёшь с его благословения, для меня это знак.

— Да, но этот поход лучше отложить на завтра, хотелось бы выспаться, да поесть.
— Да, конечно. Выспаться, как я тебе завидую, но ни о чём не жалею.
— О чём?
— Ни о чём, забудь. Пошли в Вайтран, и не растеряй по пути нашу добычу.
__________________

Nertis вне форума   Ответить с цитированием
>
Старый 29.01.2019, 05:12   #6
Nertis
Chief Moderator
Аватар для Nertis
Казак
Начальник Пароходства

12-я должностная категория

 
Пол: Мужчина
В команде с 27.02.2010
Регистрация под № 9
Родина: СССР
Страна проживания:
Адрес: Владивосток
Сообщений: 4,478
Вес репутации: 18
Любимый тип судна:
Сказал(а) спасибо: 3,004
Поблагодарили 2,977 раз(а) в 1,746 сообщениях

Награды пользователя:

Nertis Репутация: Герой; 29%Nertis Репутация: Герой, 29%Nertis Репутация: Герой, 29%
По умолчанию

В город они пришли уже за полночь. Скинули в Йоррваскаре трофеи. Зал Соратников был огромным, но целая полоса в его центре была отведена для разведения огня, вокруг которого простирались длинные столы для пиршества. Объедки и кости, естественно бросались в огонь, и сейчас, остатки головёшек и костей, не слабо чадили, наполняя зал смрадным запахом.

— Утром Фаркас заберёт всё и отнесёт на продажу, — подвела итог Эйла, — за своей долей подойдёшь ко мне. ? не забудь, ты обещал мне хорошую охоту в Корваньюнде, я буду ждать.

Довакин махнул ей на прощанье рукой и вышел на свежий воздух.

С Йорлундом Серой Гривой он договорился, что явиться к нему домой по ночью, чтобы не привлекать внимание. Лишние сплетни в таком деле не лучшее подспорье. А в городе хватало болтливых языков.

Появившись в Гарцующей Кобыле, он только поприветствовал Хульгу, и сразу отправился наверх, в комнатку Садии. Та, уже спала, но стоило ему скрипнуть дверью, рывком приняла сидячее положение и, щурясь спросонья, пыталась рассмотреть, кто вошёл. При этом, она достаточно ловко держала в руке кинжал.

— Это я, — Довакин прикрыл за собою дверь и, подкрутив фитиль в светильнике, сделал огонёк ярче.

— Слава богам, — Садия бросила кинжал на одеяло и протёрла глаза, — куда ты пропал? Я места себе не нахожу, ушёл и исчез.

— Ходил с Соратниками за город. А сейчас, мы с тобою ещё погуляем, так что, одевайся, я подожду внизу. Мы с Йорлундом Серой Гривой договорились встретиться ночью, у него дома.

— Зачем?

— Ты со мной в своём платье путешествовать будешь? С полотенцем на поясе? Йорлунд обещал, подобрать тебе оружие и броню.

— Я готова. В любой момент. — Садия откинула одеяло и соскочила с кровати. В длинной ночной рубашке, и кинжалом в руке она смотрелась комично и грозно.

— Ты, иди пока, — Садия положила кинжал на стол, досчитай до ста и поднимайся обратно, я тебе хочу кое-что показать.

Довакин кивнул и вышел из комнатки. Считать до ста, он счёл не мужским занятием, по этому заказал себе приличную порцию мёда и тушёных крабов. Но пустой желудок рассудил иначе, он проглотил всё это быстрее, нежели досчитал бы до полусотни.

Где-то на втором этаже скрипнула дверью Садия и, выглянув с лестницы, состроила недовольную мину. Дескать, ну где ты там пропал.

— Уже иду, — буркнул Довакин, поднимаясь со стула, — ну прямо, тайны какие-то, куда деваться.

Садия подождала, пока он закроет за собою дверь и, поднеся указательный палец к губам, дала понять, чтобы он молчал. За тем, сложила ладошки перед собою, приблизила их к подбородку и, дунув на них, загадочно улыбнулась. Разведя руки в стороны, она крутанула пальцами, и в каждой её ладони появилось нечто, необычайно красивое, казалось, она держит в руках прозрачные камни, которые светились мягким фиолетовым светом, который мерцал и вспыхивал чуть заметными ниточками красного света. Довакин засмотрелся на эти несуществующие, или существующие в виде фантомов светящиеся предметы, как вдруг, Садия сжала пальцы в кулаки и, исчезла.

У Довакина брови полезли вверх от неожиданности. Он слышал, конечно, что маги умеют так делать, становиться невидимыми, но, пока не увидишь, не поверишь, как говориться. А здесь, вот она, Садия была, и нет её. Он оглядел комнату, в надежде обнаружить её в каком либо тёмном углу, но только услышал весёлый смешок за спиной. Резко развернувшись, он попытался проверить рукой пространство перед собою там, где слышался смех. Но Садия сама проявилась, чуть левее его, она стояла, пританцовывая, покачиваясь и выделывая какие-то манипуляции руками. Вроде бы в Хаммерфелле так танцуют женщины, некий танец живота.

Садия вдруг спохватилась и, ойкнув, смущённо обхватила себя руками:

— Надо поддерживать заклинание, а я увлеклась. В общем, как ты можешь убедиться, у меня очень серьёзная магическая подготовка. В семье этому уделялось много внимания. Я владею практически всеми заклинаниями школы ?ллюзии. Ну и конечно, бой короткими клинками. К сожалению, у меня только этот кинжал, и он совсем не соответствует моим требованиям, нет нужного баланса, но если удастся найти кинжалы из драконьей кости, я могу удивить тебя.

— Ну что, тогда пойдём к Йорлунду, не будем затягивать до утра.

Йорлунд не спал. Он сидел за столом с видом мыслителя, и отреагировал на появление Довакина только тогда, когда тот приблизился. Он молча оглядел Садию, затем, перевёл взгляд на Довакина, и казалось, снова ушёл куда-то в свои размышления.

Когда Довакин уже собирался тактично кашлянуть, Йорлунд неуловимым движением поднялся и, обойдя стол, властно произнёс:

— Ступайте за мной.

В доме Йорлунда обнаружился громадных размеров подвал, в котором нашлось место всему, от съестных припасов, до стальных заготовок и тюков кожи.

К разочарованию Садии, кинжалов из драконьих костей не нашлось. А когда она узнала, что всё что выходит из горна Небесной Кузницы несёт на себе магию драконов, то тут же смирилась с отсутствием столь любимого ею оружия, и с любопытством примерила лёгкую кольчугу, тонкого плетения.

Довакин хмуро перебирал то, что ему предлагал Йорлунд, пока не решился высказаться, чтобы не оскорбить кузнеца отказом:

— Прости, мастер. Если бы ты предложил мне всё это до того как я стал Довакином, я бы взял всё и, наверное, ещё что ни будь. Но, сейчас, у меня изменился стиль боя, совершенно другой подход. Если хлопотно достать клинком, достанет Ту`ум, мне важнее скорость и ловкость, а значит, крепкая броня меня просто сделает неповоротливым. Мне уже нет необходимости уходить в глухую защиту, да я и никогда не носил тяжёлых доспехов. Если найдёшь для меня что-то подходящее, не стесняющее движений.

— Есть, кое-что, — не раздумывая, отозвался кузнец.

Он ушёл в глубину подвала и, покопавшись там, вернулся, держа в руках нечто оригинальное.

— Я попытался совместить древний нордский доспех с современными технологиями и, конечно же, все детали не имеют к древности никакого отношения. Здесь всё новое, но я постарался придать ему облик близкий к древним доспехам.

Выложенная на столе кольчуга сразу привлекала внимание, ибо кольчужные участки доспеха перемежались с пластинами, а те в свою очередь имели дополнительные детали, выполненные в виде чешуи, при чём, всё это было старательно разукрашено травлением, отполировано и смазано маслом. Довакин сам не заметил, как его руки потянулись к броне и начали перебирать звенья кольчатых соединений. Йорлунд, довольный произведённым эффектом, довольно улыбнулся в усы.

Садия, переодевшись в соседнем помещении, вышла показать себя. Йорлунд только удовлетворённо кивнул, мол, я знаю что предложить, и отвечаю за качество, а Довакин с интересом обошёл девушку, разглядывая необычный фасон брони. Сапоги, обшитые тончайшими пластинками, кольчужные штаны из тончайших колечек, и приталенная укороченная куртка, в которой набор самого разного размера пластин надёжно защищал даже от удара стелы.

— Женский комплект, — пояснил Йорлунд, — делал по заказу Ярла Элисиф Прекрасной, но ей не к спеху, так что, я ей потом сделаю другой набор.

К Корваньюнду выдвинулись после полудня. Шли по дороге, втроём. Эйла не скрывая зависти, разглядывала Садию.

— Кто бы мог подумать? Садия, кухарка с таверны, и вдруг. Да ты у нас, оказывается, боевая девчонка? А доспех-то, какой! Даже не думала, что Йорлунд такое может сотворить! Но, ты хоть сражаться умеешь? Дралась, когда ни будь? Кровь врагу пускала?

Садия отвечала нехотя, отговорками, не обижаясь на порой язвительные уколы Эйлы. Порой, даже мило улыбалась ей, подзадоривая, и к тому моменту, когда они проходили мимо Белой Сторожевой Башни, они уже болтали как две закадычные подружки.

— Эй! Дамочки! — крикнул им стражник, — Может быть, вам нужен здоровый, сильный мужчина?

Эйла только фыркнула, а Садия, повысив голос, нежно воскликнула:

— Здоровый и сильный мужчина!? Если такого увидишь, дай нам знать!

? обе заливисто засмеялись.

— Стервы! — Крикнул им вслед стражник и вернулся к своему прежнему занятию, ходить туда сюда возле башни.

Корваньюнд скрывался в складках местности. Вернее, он сам по себе был этой складкой, глубокий разрез в толще земли можно было бы назвать оврагом, если бы не каменная кладка и многочисленные лестничные переходы. Чтобы дойти до входа в Корваньюнд, нужно было спуститься по ступеням на дно этого искусственного оврага, и пройти по всей его длине, до ступеней, ведущих вверх, к самому входу. А вот там, на площадке, разбили бивачный стан местные головорезы.

Довакин и Эйла даже не сговариваясь, ещё за сотни две шагов до Корваньюнда принялись перемещаться крадучись и с оглядкой. Садии оставалось только последовать их примеру.

Банда оказалась не многочисленной, Трое мародёров сидели возле костра, о чём-то вяло переговариваясь. Не исключено, что где-то по дороге бродили их товарищи в поисках жертвы, а эти, как заслуженные ветераны воровского дела, отсиживались в убежище.

Задача для таких бойцов как Эйла и Довакин была плёвая, но Эйла заартачилась, ей кровь из носу, но надо бы испытать в деле Садию.

— Я должна знать, что от неё ожидать, — шипела Эйла, — там всего трое, ну если что пойдёт не так, я всегда их могу подстрелить, да ты тоже не промах, я знаю. А Садия что? Если она волшебница, пусть покажет, что умеет. Клинок проверяется в деле, вот пусть идёт и проверит свои кинжалы.

Довакин понимал разумность предложения Эйлы, но мужская гордость протестовала, как так, отправлять вперёд женщину, а самому, дескать, прикрывать?

Садия, видимо уловив его настроение, не стала возражать, они с Эйлой уже выстроили своеобразные отношения, где Эйла взяла роль ведущей, а Садия ей вторила и всячески поддерживала.

Когда Садия скрывшись в прилегающих зарослях, отправилась к входу в проход, Эйла толкнула Довакина в бок:

— Ну, а мы тоже ждать не будем, я подберусь ближе к краю, присмотрю за ними, если что, перестреляю и всех делов.

— Да что там стрелять? — Бурчал себе под нос Довакин. — Там высота детская, спрыгнуть им на головы и всех делов, три раза мечом махнуть, они даже вскочить не успеют.

— Ну, вот и сиганёшь, когда твоя ненаглядная красотка там появиться. Я вот, всегда хотела посмотреть, как маги используют свои чары. Сейчас будет зрелище, я не сомневаюсь.

? зрелище не заставило себя ждать. Садия в невидимости прокралась к самому костру, ничто не выдало её присутствие. Покров невидимости с неё слетел в тот момент, как она лезвием кинжала махнула по горлу одному из бандитов. Оставшиеся в живых, молча вытаращились на незнамо откуда явившуюся воительницу. А та, с залихватским визгом ринулась к ним, ухитряясь, вертеться юлой сама, и выписывая кинжалами сложный орнамент вокруг себя. Она как добротная швея прострочила обоих, можно сказать на подъёме, когда они пытались оторвать свои пятые точки от сложенных для сидения спальниках. Так они и встретили свою смерть, молча, с наполненными суеверным удивлением глазами.

Эйла толкнула Довакина:

— А ты не верил. Я же говорю, будет зрелище. Садия, она такая, всегда тихая, мирная, но я всегда чувствовала за ней, что-то такое. — Не найдя подходящих слов, Эйла прищёлкнула пальцами.

Некоторое время потратили на осмотр трофеев, ничего особо ценного не нашли, а то, что можно было продать, припрятали. ? можно было бы начинать скоротечный военный совет, по выработке тактики взаимодействия в подземельях, как внезапно, в проход, ведущий к Корваньюнду, вступил значительный отряд вооружённых людей.

Остроглазая Эйла мигом определила их принадлежность:

— Братья Бури, пожаловали. Неймётся Ульфрику.

Солдаты Ульфрика Буревестника быстро преодолели проход и с ходу принялись распоряжаться:

— Что здесь делают гражданские? Соратники что ли? Когда уже Вайтран определиться с кем он? Отойдите и не мешайте нам. Государственное дело!

— А что ты имеешь против Соратников вояка? — Эйла закусила удила, и её голос приобрёл металлический оттенок, она оскалилась так, что ближайший к ней солдат даже отскочил.

— Не мешайте нам, — распорядился командир отряда, — наваляли мародёрам, молодцы. Но в наши дела не лезьте.

Эйла демонстративно фыркнула, выражая своё мнение относительно бойцовских качеств солдат, и с независимым видом отошла в сторону. Довакин и Садия последовали её примеру. С деланным безразличием, взирая на то, как солдаты готовятся войти в Корваньюнд.

Не успел ещё смолкнуть топот армейцев Ульфрика, как в проход втянулся новый отряд.

— Эйла, — Довакин скосил на неё глаза, — ты ведь любишь зрелища?

— Вот это будет зрелище, — эхом отозвалась Эйла, — но жаль, нам не придётся это видеть, я не хочу соваться туда, где двое дерутся, пусть выясняют друг у друга, что у них наболело. Но, следом, осторожно, мы можем пройти.

— Ага, — согласился Довакин, наблюдая, как к ним приближаются легионеры имперцев. С некоторых пор, он не питал к ним тёплых чувств.

— Эй Вы! — По всей видимости, командир легионеров не отличался учтивостью, — что вы тут забыли?

— А ты ничего не перепутал, солдат? — Эйла снова взяла на себя роль старшей, тем более, что как Соратник, она имела на это право. Мало кто в Скайриме мог себе позволить неучтивое обращение с Соратниками, как говаривал Фаркас, такой невежа сразу же получал в рыло, и это было самое малое, что можно было получить от Соратников, если была затронута их честь.

— Ты о том, что эта территория временно под рукой повстанцев? — Легионер пыжился, но тщательно пытался скрыть неуверенность.

— А ты иди и спроси у них сам, — Эйла прошлась по площадке, всё ещё пыхтя от негодования.

— Ух-ты! Так это они значит сюда припёрлись? Натоптали как стадо мамонтов. Сколько их?

— ?ди, и посчитай, мне не досуг.

— Вот как! — Легионеры как-то сразу приуныли, но их командир взялся пламенными речами вселять в них боевой дух. Он рассказал какие они все молодцы, как дисциплина легиона создаёт из обычных людей, бронированный кулак империи, и не давая личному составу расслабиться, погнал всех в Корваньюнд.

Садия дёрнула плечами, прошлась по площадке и высказала мнение, что она могла бы проследить за ушедшими, но, Эйла её оборвала:

— Ждём пол часа, потом идём следом. На пятки не наступаем, в драку не лезем. Посмотрим, чем у них там всё закончиться, а там видно будет.

Войдя в Корваньюнд, они на минуту замерли, прислушиваясь к звукам. Однако, кроме шороха пыли и сыплющегося откуда-то сверху песка, ничего не нарушало гробовой тишины древнего строения.

— Первые залы, всегда принято называть храмом, — тихо уведомила Эйла, — возможно, некогда здесь проводились погребальные обряды, прежде чем покойных переносили дальше, в места захоронения. После храмовых помещений должны находиться залы, с захоронениями, а дальше, Крипта. Но я никогда не забиралась дальше храмовых помещений.

— Ясно, — отозвался Довакин, настороженно осматриваясь, — здесь кого-то убили не давно, — он подобрал чадящий на полу факел и огляделся.

Внезапно, над Садией вспыхнул источник белого света, озарив всё вокруг. Эйла от неожиданности крутанулась на месте, готовая отражать нападение но, поняв в чём дело, шикнула на подругу:

— Предупреждать надо.

Та, только мило улыбнулась в ответ, пожав плечами:

— Эйла, не напрягайся ты так, если на тебя вдруг, нападут мертвецы, я их испугаю, и они убегут от тебя. А хочешь? Заклинание ободрения?

— Что? — Эйла больше внимания уделяла звукам в Храме, и не успела отреагировать на предложение Садии. А та, не ожидая ответа, наложила на соратницу заклинание.

Вокруг Эйлы на мгновение возник бледно-голубой ореол, и беззвучно растворился в пространстве. А сама воительница, словно взбодрилась, повела плечами, встряхнула руками и, разминая тело, сделала несколько разворотов корпуса слева на право:

— Руки, так и чешутся подраться! — Воскликнула Эйла, — ты, что такое на меня наложила?

— Ободрение. Увеличивает выносливость, силу, внимание.

— Отлично! Тогда, пошли. Эти солдафоны протопали здесь, не останавливаясь, и я думаю, мы услышим их издали. Чую, нас ждёт кровавое зрелище.

В самом Храме было сравнительно пусто. А вот дальше, начали встречаться трупы солдат. ? особенно большое количество, просто завал трупов находилось в обширном, двух ярусном зале, с полуразрушенными переходами верхнего яруса и огромным, круглым колодцем, закрытым железными решётками в центре. Здесь, по всей видимости, обе группы солдат устроили серьёзный бой. ? если Братья Бури, могли тихо устроить засаду на легионеров, то в ход самой баталии явно вмешалась третья сторона. Среди трупов людей, тут и там, валялись и тела драугров. Которые пробудились от шума битвы и присоединились к сражению.

Путь дальше в глубину Корваньюнда был виден, и судя по всему, выжившие победители ушли именно туда. О чём свидетельствовали следы крови, раненных солдат. Какая сторона победила, Довакина не интересовало. Его заинтересовало нечто, что ни как не вписывалось в окружающую картину. Ведь в подобных местах, ему уже приходилось бывать. Скелеты, драугры, саркофаги, урны и прочий антураж подобных мест был всегда однотипным. Но вот, сложенные штабелями, стоящие особняком гробы, не относились к числу древностей. Гробы были качественно сколоченными, и если не сказать, что новые, то, во всяком случае, и не разваливались от тлена. Много гробов, в три яруса, составленные друг на друга. Несколько гробов были отброшены от места складирования, по всей видимости, драконьим криком драугра. А один, даже распахнулся и из него вывалился покойник.

Довакин подошёл рассмотреть мертвеца и, был сильно удивлён увиденным. Никогда, ничего, или никого подобного он не встречал. Мертвец был одет в странную одежду, которую можно было бы даже отнести к роду доспехов, длинный до колен редингот, приталенный и стянутый широким поясом. Но больше всего поражало лицо покойника. Его, казалось бы, не коснулся тлен, это было иссушённая до состояния мумии маска невообразимого уродства, где над переносицей кожа бугрилась, словно в этом месте черепа существовал некий нарост. А под тонкими губами выделялись выступающие вперёд клыки.

— Даже орки, и те, привлекательнее, — высказала Эйла своё мнение, она подошла к Довакину, подсвечивая себе факелом.

— Я слышал, — Довакин даже перешёл на шёпот, — про вампиров. Может быть это они?

— Да, ходят слухи, что где-то они появились, но никто их не видел, может это и они, но уже дохлые. Пошли дальше.

Уже направляясь вслед за Эйлой, Довакин обернулся, и некоторое время созерцал, как тонкая струйка крови от погибших солдат, медленно пробирается к вывалившемуся из гроба мертвецу. От чего-то, его передёрнуло, какое-то нехорошее ощущение, и он, встряхнувшись, зашагал быстрее, чтобы не отставать от Охотницы.

?дя по кровавым следам, по длинным и запутанным коридорам, им стало очевидно, что ушедшие вперёд солдаты, буквально ползли. По всей видимости, никто не покинул место боя более-менее уцелевшим. ? когда, наконец, они вышли в длинный зал с полукруглым потолком, эти самые уцелевшие обнаружились. Два солдата Братьев Бури, лежали не далеко друг от друга. Оба с серьёзными ранениями и, по всей видимости, жизнь оставила их только что. Пройдя до конца этого странного зала, стены которого украшали великолепные панно, вырезанные в камне, они остановились перед странного вида дверью. ?ли, как можно было назвать огромную плиту из природного камня, в которую были вмонтированы каменные кольца, которые, судя по всему можно было провернуть. В центре этих колец находилась ещё одна деталь, каменный кругляк с выдавленным на нём оттиском какой-то куриной лапы, но невероятной величины.

— Смотрите, — Садия подобрала с пола предмет, очень напоминающий эту самую куриную лапу, — как изящно сделана, что это за материал?

— Похоже на эбонит, — высказала предположение Эйла, — это что, ключ к этой двери?

— Странная лапа, — продолжала рассуждать Садия, — у птиц не такие. Похоже…

— На драконью, — вставил Довакин. — Да, у драконов такие лапы, и когти, видишь, как они изогнуты.

— Когти, — эхом отозвалась Садия. — А вдруг, тот коготь тоже такой? Ну, я не знаю, конечно, но почему бы и нет? Есть настоящий Коготь Акатоша, а это, может быть его подделка? Во всяком случае, никакой магии в нём нет. Но, есть рисунки, похожие на те, что изображены на этих кольцах.

Довакин взял у Садии эбонитовую лапу и повертев в руках, сравнил изображения.

— Думаю, надо держать эту лапу когтями вверх. Так здесь выглядит отпечаток этой лапы, и да, вон там есть углубления для когтей. ? тогда, эти три рисунка должны соответствовать тем, что изображены на кольцах.

Общими усилиями, им удалось сместить огромные каменные кольца, которые издавали зловещий скрежет, когда камень трётся о камень. ?зображения на кольцах заняли нужное положение, и Довакин торжественно вжал когтистую лапу в то место, где она точно вошла в соответствующие углубления.

Каменные врата содрогнулись, и со своеобразным звуком хрустящего в жерновах песка поползли вниз.

— Вот это да! — Восхищённо молвила Эйла. Но, не стоит расслабляться, нас ждут неприятности. Я это носом чую.

Неприятности могли бы быть серьёзными, если бы они просто вломились в Крипту. Но они туда тихо прокрались и успели осмотреться. В центре зала располагался древний трон, выполненный из камня, по бокам от него, вертикальным образом стояло два настенных саркофага. Такие всегда вмуровывались в стены и иногда, имели секреты, сквозной проход в соседние помещения. А на троне сидел, и как бы спал драугр, в некогда шикарных, древних нордских доспехах. ? его череп венчала Зубчатая Корона.

— Ну, что? Будем будить короля? — Шепнула Эйла.

— А иначе никак? — Довакин всё ещё осматривался, пытаясь определить, не пропустили ли они какой неприятности. Что-то будоражило его, и он не торопился бежать вперёд. Присмотревшись к обстановке, он начал понимать, что его так взволновало. Там, дальше, за троном, во тьме Крипты пульсировало нечто, что мог определить только Довакин. Её не было видно в темноте, но он уже распознал знакомую вибрацию. Там должна была быть Стена Слов. Что было вполне естественно. Зубчатая Корона, Стена Слов, всё одно к одному.

Эйла терпеливо ждала. Дисциплиной у Соратников не пахло, но их объединяло особое свойство, люди привыкшие сражаться приобретают особенное чутьё, и интуитивно понимают своих товарищей.

— Давай покончим с драуграми, — предложил Довакин, — но, не идём в лоб. Садия, остаёшься в стороне и пока не лезешь вперёд. Лучше, если ты вообще скроешься в невидимости. Эйла, просто помаячь перед ними, отвлеки их на себя, но не суйся к ним. ? не подставляйся под Ту`ум драугра, а он будет. Дай мне время проскочить к Стене Слов.

— Куда?

— Там, — Довакин указал в темноту зала, — Стена Слов, я её чувствую, мне надо туда проскочить и прочесть слово силы. Не знаю, что это за слово, но думаю именно сейчас, оно нам понадобиться.

— Не беспокойся. Я всё сделаю как надо. Садия, девочка, — Эйла обернулась к Садии, — наложи на меня ещё раз своё, это, что ты там на меня накладывала.

Дождавшись когда девушки закончат свои магические приготовления и убедившись, что Садия исчезла из поля зрения, Довакин крадучись, прошмыгнул мимо центральной композиции Крипты, состоящей из Трона и саркофагов. Однако, его манёвры не прошли незамеченными и две тяжеленные крышки саркофагов с грохотом рухнули на пол, подняв тучу пыли. ?менно этими клубами пыли он и воспользовался, чтобы незамеченным, метнуться в глубину зала, откуда всё явственней и чётче доносился до его внутреннего слуха зов драконьего языка.

Уже где-то за спиной раздались утробные и скрипучие голоса драугров, и воинственные выкрики Эйлы, которая принялась отстреливать тех из лука.

Т?Д КЛО УЛЬ — прозвучало внутри него, и на встречу ему тонкими змейками ринулись нити бледно зелёного света, окутали его и словно впитались в его тело.

Тид Кло Уль, Вегунтар воздвиг этот камень в память о его отце, Хунгунтаре Поедателе Времени, убийцы короля Востока, Завоевателе Данкрита. Сознание Довакина постигло суть одного из самых невероятных слов Ту`ум, слов останавливающих само время. ? он, окрылённый осознанием новой силы, метнулся на помощь Эйле. Она уже с трудом уворачивалась от троих драугров, которые оперативно брали её в кольцо.

Драугр, чей череп украшала Зубчатая Корона, уже собирался применить свой Ту`ум в отношении Эйлы, он выгнул свою костлявую грудь, и может быть, мгновения оставались до его крика Безжалостной Силы, которой владели военачальники драугров.

Довакин не дал ему этого сделать, и опробовал новый Ту`ум:

— Тид Кло Уль! — Произошло нечто странное, во всяком случае, ему так показалось. Что рождённые в нём и выброшенные во вне слова силы, наполнили собой всё пространство Крипты, отразились от стен, и само это пространство замерцало нежно зелёными оттенками, чуть уловимыми, но за то позволяющими рассмотреть даже тёмные уголки зала. Эйла замерла словно изваяние. Хотя, нет, она чуть заметно двигалась, так как была быстра от природы и не выжила бы в мире Скайрима, если бы не была ловкой и быстрой. А вот драугры явно застыли, словно попали в густой раствор цемента. Для себя лично, Довакин не обнаружил никаких препон для действий. Он всё так же бежал по залу, к застывшей во времени сцене боя, на ходу выхватывая выкованный Йорлундом клинок.

Всего три взмаха мечом. ? три головы, отделённые от тел, плавно и торжественно начали свой путь к бренной земле. Он ещё успел оглядеться вокруг, поискав Садию, но её не было видно. Как в прочем и опасностей или неожиданных осложнений.

Действие Ту`ум закончилось неожиданно. Слабо светящаяся пелена исчезла, Эйла издала свой коронный боевой вскрик, нечто между кряхтением и тем выдохом, который можно услышать от человека колющего дрова. Она успела убрать лук и уже выхватывала меч, когда Довакин своим криком остановил время. Теперь же, выхватив клинок, она с изумлением смотрела на отваливающиеся у драугров головы:

—Клянусь ?смиром! Я этого не делала!

— Я знаю, — участливо буркнул Довакин, осматривая свой меч.

— Ты?

— Ага. — Он нагнулся к упавшей и откатившейся по полу Зубчатой Короне.
__________________

Nertis вне форума   Ответить с цитированием
>
Старый 29.01.2019, 05:13   #7
Nertis
Chief Moderator
Аватар для Nertis
Казак
Начальник Пароходства

12-я должностная категория

 
Пол: Мужчина
В команде с 27.02.2010
Регистрация под № 9
Родина: СССР
Страна проживания:
Адрес: Владивосток
Сообщений: 4,478
Вес репутации: 18
Любимый тип судна:
Сказал(а) спасибо: 3,004
Поблагодарили 2,977 раз(а) в 1,746 сообщениях

Награды пользователя:

Nertis Репутация: Герой; 29%Nertis Репутация: Герой, 29%Nertis Репутация: Герой, 29%
По умолчанию

Отправившись к выходу из Крипты, они шли, насторожено, на случай, встречи с неожиданно восставшим драугром или ловушки, которых было предостаточно.

Приближаясь к тому месту, где в жестокой свалке схлестнулись три противоборствующие стороны, Довакин и Эйла не сговариваясь, перешли на самый осторожный шаг, можно сказать, они шли крадучись, потому что оба, интуитивно ощущали скрытую впереди угрозу.

От туда, эхом, доносился невнятный шум, пока не объяснимо чем и кем производимый, но зловещий, и не предвещающий ничего хорошего. Когда же, они достигли входа в зал, и Довакин осторожно выглянул…

Он мягко оттолкнул Эйлу обратно, его лицо красноречиво выражало максимальную сосредоточенность.

Отойдя на несколько шагов в глубину коридора, он, наконец, пояснил:

— Вурдалаки. Вампиры или нечто такое, может быть, ожившие мертвецы или людоеды, я не знаю. Но, они поедают убитых.

— Сколько их? — Эйла проверила, как выходит из ножен клинок её короткого меча.

— Сложно сказать. Но, очень много, может быть, не один десяток. А я не знаю, можно ли их убить ещё раз? Ведь, это они лежали в тех гробах, когда мы здесь проходили.

— Я могла бы, в невидимости прокрасться и посмотреть, — предложила Садия.

— Нет смысла смотреть, — отрезала Эйла, — нам всё равно нужно туда. Значит, будем пробиваться.

Довакин молча кивнул, и внимательно оглядел своих спутниц:

— Садия. Держись всегда у меня за спиной, никуда не лезь. Что бы ни случилось, я должен знать, что ты там и ни где иначе.

Садия только кивнула, и сделала попытку приблизиться к Довакину, минуя Эйлу, но та стояла и ждала, что он ей скажет. В светло голубых глазах Охотницы застыло выражение глубочайшего внимания.

— Эйла. Выбирай самостоятельно, что тебе делать, но не лезь вперёд, первым Ту`ум я попытаюсь их накрыть Огненным дыханием, потом, как получиться.

Глаза Эйлы засветились боевым задором, она хищно улыбнулась, продемонстрировав идеально ровный оскал молодой волчицы.

Они вышли в зал, этаким, боевым порядком, где первым шёл Довакин, сзади к нему жалась Садия, готовая прикрывать ему спину своими кинжалами.

Эйла избрала необычную тактику, она словно дикая кошка, грациозно и стремительно обходила Садию, то с лева, то справа.

Увиденное зрелище, застало их врасплох, ибо даже в страшном сне, такое не может присниться. Трупы павших, уже частично объеденные, были растасканы по всему залу, и над каждым из них, присели, или стояли на коленях мерзкие существа, с виду похожие на людей, но вряд ли, это были люди, во всяком случае, уже не сейчас. Морды этих существ, испачканные в крови, с горящими красным огнём глазами, перестали чавкать и сопеть, и разом повернулись в сторону Довакина и девушек.

— Еда сама приходит сюда! — Возвестил один из вампиров и, оттолкнув от себя недоеденный труп, быстро встал на ноги. Вся остальная масса вурдалаков зашевелилась и в этот момент, Довакин нанёс свой удар.

— Йол-Тор-Шул, — прозвучало под сводами зала, и драконье пламя вылизало самый насыщенный вампирами участок помещения. Вой вампиров перешёл некий звуковой рубеж, он заполнил собою всё и вся, давил и не давал расслышать ничего более.

Всё вокруг завертелось как в вихре. Тёмные, окровавленные облачения вурдалаков, их оскаленные морды, когтистые пальцы.

Довакин только успевал отбиваться, отсекая то, чем к нему пытались дотянуться. За его спиной повизгивала Садия. Так, спиной к спине, они заняли круговую оборону.

— Скайрим для Нордов! — Клич Эйлы слышался где-то в стороне и, судя по всему, девушка решила воплотить его в жизнь, потому что по характеру боя она явно перешла в наступление и куда-то пробивалась.

— Магия! — Не то взвыла, не то застонала Садия, толкнув Довакина локтём в спину. — Меня берут Довакин! Меня берут под контроль!

Тем временем, напор вампиров сошёл на нет, и он, смог оглянуться на Садию. Та, уже вяло размахивая кинжалами, начала наваливаться на него спиной, с трудом держась на ногах.

В десятке шагов от них, широко расставив ноги и согнувшись в спине, стоял вампир. Выставив в их сторону руки, он явно колдовал. Садия находилась уже в полуобморочном состоянии, и он, перехватив её за талию левой рукой, прижал девушку к себе и развернулся так, чтобы закрыть её собой от колдуна. Тут же, он почувствовал, эту магию, словно из него принялись высасывать силы, однако, именно его сила вампиру явно не понравилась, тот скривился, будто от отвращения и, схватившись за горло, закашлялся.

Однако, таких колдунов оказалось несколько. Те вурдалаки, которым досталось от меча и кинжалов, подвывая, мельтешили вокруг, а вот колдующие какую-то свою магию, напротив, держались в стороне, и собирались совместными усилиями сломить сопротивление живых.

Эйлы уже не было слышно, и буквально интуитивно, Довакин отметил себе, что она, забрав с собою часть вурдалаков, ушла куда-то в боковой коридор. Вроде бы, или это только казалось. Какие-то звуки доносились с той стороны. Нужно было пробиваться за Эйлой. Нельзя бросать её одну, среди тварей, а ещё, Садия, безвольно обвисшая у него на руках.

Крик Безжалостной Силы отбросил колдующих вампиров далеко в угол зала. Прицепом с ними улетели и покатились недобитые твари. Довакину ещё хватило запасов сил, на второй Ту`ум, не такой концентрированный, однако достаточный, для разгона вурдалаков. Он забросил Садию себе на плечо и бегом устремился в тот коридор, в который, по всей видимости, отступила или ушла Эйла.

По пути, попадались убитые или не добитые вампиры. Сложно было определить, чем и как их можно убить, так как к миру живых они не относились, и даже изувеченные, продолжали двигаться, скалили зубы и тянулись к Довакину. Не обращая на них внимания, он рвался вперёд, туда, откуда доносился какой-то шум, по всей видимости, Эйла ещё сопротивлялась. Но, как она могла там держаться? По пути он заметил её куртку, подбитую волчьим мехом и отделанную снаружи стальным пластинами. Куртка была на вид целой, не сорванной, но тем не менее. Лук и колчан со стрелами, сапоги… Меч… До его сознания не могло дойти, почему, как это всё может быть брошено, или обронено? Что с Эйлой?

А на встречу ему выскочил вампир. ?зувеченный так, словно его рвала стая голодных тигров. Вампир не разбирая дороги нёсся прямо на Довакина и, наскочив на острие меча подбородком, лишился целостности того, что именуются мозгами.

Пробежав ещё немного по коридору, и сбежав по крутым ступеням на промежуточную площадку, Довакин резко остановился, и еле удержался на ногах, так как вес Садии не добавлял ловкости.

На площадке, среди растёрзанных тел вампиров, стояло странное существо. Огромный волк, но в отличии от обычных зверей, прямоходящий, то есть, стоящий на двух задних лапах ни чуть не хуже человека. Ростом зверь был на пол головы выше Довакина. Зверь коротко рыкнул, и обратив внимание на Довакина, словно стушевался, ссутулился, метнул взгляд куда-то в сторону, а затем, изобразив низкий поклон, начал менять форму. Миг, другой, и изумленный Довакин смотрел на абсолютно обнажённую Эйлу Охотницу. Видимо его изумление было на столько очевидным, что та, мягко переступая через тела и фрагменты тел вампиров, подошла к нему вплотную. ? нежно заглянув в глаза, пальцем подтолкнула ему отвисшую от удивления челюсть:

— Не один ты, такой особенный. — Проворковала она. — Ты, там мою одежду не видел? Не украли? Что с Садией? Не ранена? — Эйла обошла Довакина кругом, проверяя жизнеспособность девушки.

— Вроде в порядке? Что с ней?

— Магия. — Довакин бережно опустил Садию на пол, выбирая место по чище.

— Ясно. Слышала, что у вампиров есть такое свойство, они умеют очаровывать свои жертвы или высасывать с них силы.

— Это опасно?

— Не знаю. Но она вроде оживает, смотри, глаза открывает, — Эйла не сколько не стесняясь Довакина присела рядом с Садией, заглядывая той в глаза, — Садия, девочка моя, ну-ну, открывай глазки. Что с тобой?

? коротко метнув взгляд на Довакина, как бы смутившись, попросила:

— Ты бы не стоял столбом, а принёс девушке одежду. Здесь, между прочим, прохладно.

Довакин, буркнув что-то в оправдание, двинулся выполнять просьбу Эйлы. Поднявшись на несколько ступеней, он обернулся, и если бы не получил в свой адрес ещё пару слов с указанием, что ему делать, то наверное, любовался бы девушкой очень долго. Эйла же, самодовольно улыбаясь, краем глаза проследила за его уходом, и переключилась на Садию.

Садия пришла в себя, только жаловалась на полное отсутствие сил:

— У них своя, вампирская магия. Они так колдуют на человека, вытягивая из него всю энергию, а потом выпивают кровь.

— Моя энергия им что-то не понравилась, — припомнил Довакин, — этот, аж за горло схватился, но да, я почувствовал, что с меня, будто откачивают все силы.

— В тебе кровь Акатоша, мой друг, — мягко вставила Эйла, — а во мне, кровь Зверя.

— Ты бы, пояснила, что с тобой случилось такое, — намекнул Довакин.

— Это. — Эйла вздохнула. — Это наша тайна. Тайна Внутреннего Круга Соратников. Только члены Круга являются носителями этого дара. Да, мы, вервольфы, оборотни. Но в отличии от наших диких, так сказать собратьев, которые, получив этот дар теряют в облике зверя все человеческие черты, мы умеем контролировать себя. ? не едим людей.

При этих словах Садия ойкнула.

— Да. — Эйла покровительственно взглянула на подругу, — мы охотимся на оленей, а облик Зверя применяем только в случаях сражения или для того чтобы вылечить ранения. Ведь, когда на теле раны, сломаны кости, порваны сухожилия, можно обернуться Зверем и, происходят изменения, кости, ткани, всё меняется, и в облике Зверя уже нет ранений полученных в облике человека. ? на оборот. Получив ранения в облике Зверя, всё измениться при возвращении в человеческий облик, все сломанные кости будут целыми, кожа, — Эйла провела рукой по телу — целая и невредимая. Разве это не дар?

— Всё это красиво и здорово, но, нам снова нужно туда. — Довакин кивнул в глубину коридора.

— Теперь, их стало меньше, — Эйла прислушалась, — не будем устраивать побоище, нам нужно пробиться к выходу. Ты, разбросай их или сожги, и мы ринемся вперёд, не тратьте время на вампиров.

— Тогда, — Довакин оглядел Садию, — ты как? Готова?

— Я всегда готова, — Вид у девушки был воинственный.

На вскидку, дальнейший сюжет в двух словах.
Довакин со своими спутницами отправляется в Храм Небесной Гавани, где прорубившись через лагерь изгоев, и пройдя катакомбы будет задействован механизм открывания врат, кровь Садии или кровь Довакина должны открыть врата. А выбравшись на поверхность, на площадку на которой расположен Храм, их взору предстанет стена слов на которой восседает Одавинг, который поинтересуется что забыли здесь смертные. ? пожелает им быстрого путешествия в загробный мир ибо он для того и сидит здесь, охраняя Храм Акатоша. Довакин использует крик замедление времени, затем стремительный рывок и окажется нос к носу перед драконом, раздумывая, каим образом начать его убивать. Но, замедление времени не действует на кровь Дова и в застывшем вокруг них времени они мирно пообщаются. Одавинг признает в Довакине сущность Дова, и разрешит тому и его спутницам пройти в Храм.
Далее, коготь окажется таким же девайсом что в игре когти открывающие двери, только он будет вставлен в зубчатую корону и она вновь станет живым артефактом. Выйдя в ней из Храма, Довакин снова пообщается с Одавингом, и тот признает право Довакина на власть, однако, потребует доказательств, то есть, какого либо деяния на благо Дова, чтобы Довакин доказал на деле, что он послан Акатошем как миротворец.
Далее, посещение Крипты Ночной Пустоты, Серана, путь до замка Харкона и прочее, схожее с сюжетом игры, только Довакин сможет не просто вызывать Дюрневира из Каина Душ, а вырвать его из того мира в Скайрим, призвав его по имени. За что Дюрневир в благодарность заявит что он всегда будет сражаться на стороне Довакина. А чуть позже, и Одавинг нарисуется, с подобным заявлением, и скажет что спасение Дюрневира произвело впечатление на всех Дов, и сейчас на Глотке Мира идёт большой сбор, на котором решается как быть дальше. Он отнесёт Довакина на себе на Глотку Мира где драконы решают что делать дальше, и приходят к мнению что решать должны этот вопрос Алдуин и Довакин. Довакин при помощи Портурнакса читает Древний Свиток и выучивает слова Драконобоя. В этот миг прилетает Алдуин, дескать что за базар без меня. ? происходит долгожданный бой между Алдуином и Довакином, где решающее значение и весомый аргумент будет на стороне Довакина, это крик Драконобой, принуждающий Алдуина сидеть на земле, прижимающий его к поверхности скал и не дающий двигаться, ковывающий. Алдуин признает силу Довакина, так как в устах Голосов, мастеров Ту`ум этот крик просто не давал летать драконам, а в исполнении Довакина он буквально сковывает дракона. Ну, дальше я не придумывал сюжет.
__________________

Nertis вне форума   Ответить с цитированием
>
Старый 29.01.2019, 05:21   #8
Nertis
Chief Moderator
Аватар для Nertis
Казак
Начальник Пароходства

12-я должностная категория

 
Пол: Мужчина
В команде с 27.02.2010
Регистрация под № 9
Родина: СССР
Страна проживания:
Адрес: Владивосток
Сообщений: 4,478
Вес репутации: 18
Любимый тип судна:
Сказал(а) спасибо: 3,004
Поблагодарили 2,977 раз(а) в 1,746 сообщениях

Награды пользователя:

Nertis Репутация: Герой; 29%Nertis Репутация: Герой, 29%Nertis Репутация: Герой, 29%
По умолчанию







__________________

Nertis вне форума   Ответить с цитированием
Пользователь сказал cпасибо:
iga (29.01.2019)
>
Старый 30.01.2019, 11:56   #9
Nertis
Chief Moderator
Аватар для Nertis
Казак
Начальник Пароходства

12-я должностная категория

 
Пол: Мужчина
В команде с 27.02.2010
Регистрация под № 9
Родина: СССР
Страна проживания:
Адрес: Владивосток
Сообщений: 4,478
Вес репутации: 18
Любимый тип судна:
Сказал(а) спасибо: 3,004
Поблагодарили 2,977 раз(а) в 1,746 сообщениях

Награды пользователя:

Nertis Репутация: Герой; 29%Nertis Репутация: Герой, 29%Nertis Репутация: Герой, 29%
По умолчанию











__________________

Nertis вне форума   Ответить с цитированием
>
Ответ

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход


Текущее время: 08:04. Часовой пояс GMT +4.


Powered by vBulletin® Version 3.8.4
Copyright ©2000 - 2019, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot


При копировании материалов c сайта "Морская волна", проставляйте активную ссылку на наш ресурс!

Яндекс цитирования Рейтинг@Mail.ru

Время генерации страницы 0.65395 секунды с 20 запросами